Тексты и зарисовки

Список разделов Прочее Беседка Творческий уголок

Описание: Здесь размещаются конкурсные и творческие темы
Модератор: Марианна

  • 4

#1 СТ » Чт, 20 ноября 2014, 20:54

У нас, что уж скрывать, людей много с неплохим слогом. А иногда не слогом, но мыслями по поводу. А когда это все вместе - получаются ценные посты, которые перечитывают не раз и не два.
К сожалению, структура форума такова, что хороший пост уходит вместе с темой куда-нибудь в чулан личного форума, или тонет в хохлосраче, или просто уходит из рейтингов "активные темы".
А ведь иногда хочется и перечитать что-нибудь. Мне очень нравится темы "заметки на тему", они очень настроенческие, и иногда по ним ностальгируют читатели, да и сами авторы тоже.

В этой теме я предлагаю писать небольшие заметки про жизнь, если вам что-то захотелось рассказать, а тему открывать не охота. Также приветствуются ранее написанные посты, которые иногда очень приятно перечитывать с легкой трепетом и даже удивлением "ой, вон чо год назад писали… иди ж ты!"

Рассказы предлагаю оглавлять, а сам текст прятать под спойлер.

Заметка 1.
Котлеты рыбные украинские

Спойлер
У нас офисном комплексе есть столовая. Там работают хорошо, готовят завтраки, так что, приезжая на работу на 20 минут пораньше, можно прекрасно позавтракать овсянкой, омлетом, вареными сосисками, кесадией и прочей утренней нагрузкой на желудок.
Работают там энтузиасты и кормят вкусно, то есть там много масла в овощах, в салатах майонеза, и "пожарить" имеет предпочтение перед "сварить" или "на пару". Потому что "вкусно", да. Особая фишка - блины, которые пекутся прями при тебе, с начинками… в общем, все довольны друг другом.
Украинский кризис никак не отразился на меню: как варили украинский борщ с пампушками (на выбор с чесноком или без), вареники с вишней по-украински (в чем секрет я не знаю, может, вода из Днепра ?) и прочие изыски хорошо прожаренных и промасленных пристрастий поваров.
Сегодня я увидела в списке "котлета рыбная украинская". Поскольку при выборе рыба-мясо я выберу рыба, то я залюбопытствовала, что такого украинского в рыбной обычной на вид котлете.

Взяв маскимум здорового гарнира (салат из белокочанной капусты с клюквой, заправленного смесью яблочного уксуса и апельсинового сока - рекомендую! - и овощного рагу, полпорции) я еще раз осмотрела котлету со всех сторон на предмет национального подвоха.
Отрезала кусочек, никаких подвохов, обычная котлета.
Второй. И тут…. полилось масло… вот она - "котлета по-киевски!". Да, аллегория еще та, но довольно прямая.
Я выпустила все масло, с покойно уже, ничего не ожидая, стала есть.
И тут оказался настоящий сюрприз.
Вместе с маслом они в середину спрятали настоящий украинский сюрприз. Догадались? Конечно же, это был укроп!
Мне стало страшно весело от нахлынувших каламбуров, и я до сих пор не знаю, то ли повар так тонко шутит на национальные темы, то ли он просто словил что-то в воздухе и выразил как мог - в блюде "котлета рыбная украинская"

СТ
Автор темы


  • 2

Re: Тексты и зарисовки

#121 СТ » Сб, 19 сентября 2015, 14:52

(с)
про тактильность

Спойлер
В нашей басурмании, где, как известно, очень сложно жить, фамильярность сплошь и рядом, потому что тут каждый другому брат. У нас в басурмании похлопать кого-то со всей дури по плечу, ушипнуть за щеку или потрепать по загривку - обычное дело. Всякие ябанджи сначала очень пугаются и шарахаются, а потом привыкают, обасурманиваются и сами начинают по плечу хлопать всех, кто на пути попался. И я не исключение.
Поехала я как-то в Прагу по важному делу - крестить Гирину кузину Алину. За день до крестин надо было заехать в церковь, все окончательно узнать, все это запомнить и на следующий день выполнить. В пражской русской православной церкви очень приятный батюшка. Такой хороший-хороший, он нам все подробно рассказал, показал, прорепетировал со мной, как младенца будут в купель опускать, как доставать, что делать и как мне при этом креститься. Пани Огнева, мама кузины Алины очень за все переживала, видимо, сомневалась в моих христианских способностях, задавала и задавала миллионстотыщ вопросов бедному батюшке. Но батюшка терпеливый, объяснял и объяснял. А я нетерпеливая, мне бы уже пойти и колбаску на вацлаваке съесть, а тут урок православия не кончается и не кончается. Я стою, с ноги на ногу переминаюсь, скучаю, о колбаске мечтаю. Батюшка увидел мои страдания и говорит: ну вы же все поняли? Я так обрадовалась, что батюшка меня пожалел, так полюбила его еще сильнее, чем раньше, и радостно отвечаю: да, да все поняла! не волнуйтесь. И хлопаю его по плечу - хлоп-хлоп, мол, спасибо дорогой. Батюшка отшатнулся. Хотел перекреститься - сгинь, нечистая, но собрался весь и говорит: негоже священнослужителя руками трогать. Смотрю в церкве все в обмороке, а пани Огнева вся белая и ртом открытым воздух хватает.
- извините, бога ради, - говорю, - я из турции приехала, это у меня привычка такая.
Пани Огнева меня в охапку сгребла и потащила прочь колбаски на вацлаваке есть. На следующий день мы покрестили младенца почти без происшествий. Странное там было, но не по моей вине, я никого больше руками не хватала. Все это было в 2010 году.
А в 2014 мы зашли в ту же пражскую церковь, выходит батюшка, увидел меня и говорит:
- а, здравствуйте, я вас помню, вы из турции приехали.
И отошел на почтительное расстояние, чтобы я своими ручищами до него не дотянулась, а то кто нас знает, басурман несчастных, вдруг снова начнут по плечам хлопать.
СТ
Автор темы

  • 4

Re: Тексты и зарисовки

#122 СТ » Пн, 21 сентября 2015, 21:21

ну и напоследок.
Е. Лещинская, рекомендую. Жила сначала в Мск, сейчас в США. Не все мне у нее нравится, но иногда прекрасно:

Спойлер
Вчера была на свадьбе. Не на своей, какое там, у меня давно уже не тот размах. Подруга пригласила. Там чьи-то дети женились, она была родственница, но одной ей было неохота туда тащиться , и она строго сказала мне:
-Пойдешь со мной радоваться жизни.
Я говорю, да нафиг, я там никого не знаю. А она отвечает, спокуха, я там тоже мало кого знаю, троюродная вода на киселе, но не отказываться же. Чего мы , как клуши : дом-работа, дом-работа. Надо хоть на чужой праздник жизни поглазеть. Опять же – перспектива. На свадьбах и похоронах часто встречаются одинокие мужчины. А это шанс !
Я забыла сказать, что подруга ищет мужа. Используя все подручные способы : газета-интернет-кафе –мамина приятельница тетя Рая. Пока результаты такие. По газете прибился было один жених, но потом оказалось, что он слегка женат. И жена звонила на интимные свидания, думая, что он в это время трудится овертайм (что в общем и целом так и было), и диктовала : «Мурзик, не забудь еще купить свеклы, а то у меня опять проблемы со стулом».
В интернете вообще водятся одни озабоченные. Им про брак. А они про групповуху, причем с кожаными принадлежностями.
Кафе...А что кафе. Подсаживаться – подсаживались, но за пять минут до счета уходили на минутку в туалет. С концами.
Да и тетя Рая последнее время что-то мышей не ловит. Хотя рекомендации всегда были хорошие. То ли старая стала, то ли все женихи повымирали. Вот недавно одного раскопала – 78 лет. Подруга говорит:
- А чего с ним делать ?
А тетя отвечает:
- У тебя одно на уме. Он очень хороший человек, образованный, научит тебя в шахматы играть.
Вот такая, значит, палитра.
Короче, пошли мы на свадьбу. Разумеется , в русский ресторан. Я – честно – вообще в русские рестораны не хожу. Во-первых, я не танцую. Во-вторых, я не танцую под песню «Ах Одесса, жемчужина у моря». В третьих, они там все очень красивые за столиками , у дам бюст не меньше пятого размера , а вокруг него стразы и гипюр , и мужчины, как правило, в белых парах или замшевых костюмах, с бриллиантовой заколкой в галстуке. Натурально на таком фоне чувствуешь себя девочкой со спичками из жалостливой сказки Андерсена. Когда наблюдаешь чужую роскошь и гармонию , понимаешь : тебе это недоступно. Да, я еще забыла сказать про еду. Впрочем, ладно, еда в ресторане – не главное.
Вот , значит, пришли мы в ресторан. Народу видимо-невидимо. Каждому выдали номерок в руки ,как в театре, чтоб каждый знал свое место. Нас с подругой почему-то распихали по разным углам. А нарушить невозможно , это все равно, что покуситься на генеральный план застройки . Я оказалась зажатой между салатами, бабушкой по линии жениха и дяденькой с траченной наружностью. Сижу и маюсь, смыться уже нельзя, а еду еще никто не предлагает. Все вокруг в напряжении и чего-то ждут. Вдруг через какие-то потайные двери вводят человека в блестящем фраке, который на ходу довольно громко интересуется:
- А что, родители жениха живы ?
- Живы, живы,- подсказывают ему с разных сторон.
- И родители невесты живы ?
- И они , слава Богу, тоже.
Этот в блестящем выходит в центр зала и произносит в микрофон : «Дорогие родители жениха и невесты...» - ну и так далее.
Тут начинается радостное шевеление, все тянутся, наконец, к салатам , селедке и холодцу, бутылки порхают в воздухе, как птицы.
Бабушка слева кидает на меня оценивающий взгляд и через голову обращается к дяденьке справа :
- Яша, что ты спишь на ходу, предложи даме кусочек колбаски.
Яша послушно заваливает мою тарелку снедью доверху. Отказываться бесполезно , отбиваться бессмысленно .
- Яша, - опять говорит сквозь меня бабушка, – смотри, какая хорошая женщина, спроси, как ее зовут.
Яша добросовестно спрашивает.
-Яша, -не унимается резвая бабушка,-сейчас будет танец, -так уже пригласи ее танцевать.
-Пошли, - отдает команду Яша.
Я начинаю четко осознавать, что хорошо зафиксированная женщина в дополнительных ласках не нуждается. Но сдаваться вот так, без боя, неохота. Поэтому решительно заявляю, что не танцую, потому что не люблю праздности , не ем, потому что на диете, с незнакомцами стараюсь не общаться, потому что мама не велит.
Но и бабушка не лыком шита. Она тоже переходит в наступление.
- Смотри-ка, Яша, - обращается она к дяденьке, - какая она порядочная , – не танцует , мало ест и маму слушается.
-Вы, наверное, культурная ? – робко спрашивает Яша .- Книги читаете ? В музеи ходите ?
Я не отрицаю : бывает,что и читаю. Случается, что и хожу.
Дяденька вытирает вспотевшую лысину и начинает долгое повествование про то, что нам, культурным, очень трудно жить среди плебса . Вот он, например, и с деньгами, и с положением – у него своя мастерская по починке обуви, и квартирка имеется , почти что выплаченная. Он тоже очень любит читать , особенно про жизнь дикой природы и музыку любит, они с мамой ходят на концерты. Музыка, конечно, не вся хорошая, иногда бывает слишком громкая . Ну так что ж. Зато в таких местах только и можно встретить культурных дам. А где еще искать пару ? Нет, он пока не втретил. Но надеется, что вот-вот.
А свадьба в это время гуляет на всю катушку, цепь гостей отплясывает в середине зала под «Семь сорок», молодые, не дожидаясь команды «горько», сливаются в поцелуе, переходящим в овации. А я почему-то должна слушать этого лишенца с его мамой и демонстрировать хорошее воспитание. Какого черта ?! Сейчас возьму и скажу ему : знаешь, где у статуи Давида центр композиции ? Вот и иди туда со своей культурой ! И когда я уже набираю воздуха, чтобы осуществить свой дерзкий план, Яша нежно кладет мне руку на руку и говорит:
- Я подумал-подумал и решил. Давай доживать вместе...
(с)
СТ
Автор темы

Re: Тексты и зарисовки

#123 rimi » Вс, 27 сентября 2015, 11:10

СТ, :-D :-D жалко СТ ушла. теперь и не узнать доживают они вместе или нет?
rimi
Сообщения: 4411
Темы: 5
С нами: 4 года 5 месяцев

Re: Тексты и зарисовки

#124 monroe » Вс, 27 сентября 2015, 18:54

СТ писал(а):А свадьба в это время гуляет на всю катушку, цепь гостей отплясывает в середине зала под «Семь сорок»
:facepalm: :-D :-D
вот только на днях вспоминала этот эпизод из своей свадьбы.
«Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдёт обиженный!»
monroe F В сети
Аватара
Сообщения: 18473
Темы: 173
С нами: 4 года 3 месяца
О себе: оказалось техническим

Re: Тексты и зарисовки

#125 rimi » Пн, 28 сентября 2015, 0:31

monroe писал(а):
СТ писал(а):А свадьба в это время гуляет на всю катушку, цепь гостей отплясывает в середине зала под «Семь сорок»
:facepalm: :-D :-D
вот только на днях вспоминала этот эпизод из своей свадьбы.
:-D :-D
rimi
Сообщения: 4411
Темы: 5
С нами: 4 года 5 месяцев

Re: Тексты и зарисовки

#126 Мама Роза » Пн, 12 октября 2015, 7:17

запощу ка Алесю Петровну

про котиков

Спойлер
Планета Больших Котиков
Когда я стаскиваю кота Митю со шкафа, спящего, мягкого, разомлевшего, начинаю рыть его меховой живот, целовать в сухой нос, гладить – короче, издеваться над сонным животным, то думаю, что где-то есть планета Больших котиков. Они там такие же главные, как мы тут. Такого же роста, а мы им достаем до середины голени. Котики там подбирают замерзших маленьких людей около подъезда и приносят к себе домой. Кормят бутербродами и горячим чаем. Развешивают в своих жж объявления с фотографиями: «Вчера нашел, не мог пройти мимо. Человек очень ласковый, видно, что домашний, знает унитаз и маникюр. Не могу себе оставить, у меня уже и так два человека! Возьмите!» И фото обычного такого человека в полосатом халате, сидит на диване, смотрит телевизор. Ну, как такого не взять?

Иногда котики там тоже, как и мы тут, выбирают себе породы людей: европейские, азиатские, африканские. Разные масти по волосам, кто-то выбирает себе кучерявых. И они там тоже, как и мы тут, идут по комнате и видят, как человек развалился на диване пузом вверх и спит, разбросал ноги в стороны. Пройти мимо такого разомлевшего человека невозможно. В приступе нежности котики стаскивают его с дивана и начинают нацеловывать в сухой нос, гладить, утыкаться своей головой в живот. Жена-котик будет говорить мужу-котику шепотом: "Ооой! Ну смотри, смотри, как умывается и зубы чистит!" И тихо-тихо красться за телефоном, чтобы щелкнуть. Котики на своей планете вообще очень добрые и заботливые. Правда, не повезет некоторым мужчинам.

По телевизору будет идти реклама, где заводчики людей станут рассказывать о сухих кормах. Сбалансированные быстросупы, сухие каши, соки из пакетиков. Эти продукты богаты витаминами и минералами, у человека становятся очень хорошие волосы. Во время ролика будут показывать весело бегущих людей по городским улицам, волосы в замедленной съемке поднимаются блестящими волнами. В следующем кадре человек садится к тарелке и начинает жадно есть ложкой сухие шарики. Потом котик прижимает к себе лапками человека, изображение продукта, конец ролика.

Когда один котик будет приходить к другому в гости, то человек будет сидеть под диваном. Котик полезет под диван и начнет тащить человека за ногу: «А это наш Виталик, посмотри, какой толстый!» Котик-гость скажет котику-хозяину: «Надо же, у тебя есть человек! А так сразу и не скажешь. Заходишь в квартиру – не пахнет». «Правильно надо ухаживать», - ответит котик-хозяин и станет гладить человека, сидящего в меховых лапках. Потом начнет слюнявить нос своими мокрыми губами, трепать и надо заново делать прическу.

ну и любимое :-D


Спойлер
- Послушай, дорогой... в тот раз мы так поругались... И я думаю, то есть я подумала, что... В общем, помнишь, тебе звонила твоя бывшая...
И ты сказал, что ей нужна помощь, а я так вспылила из-за этого... В общем, я подумала, что не права.
Я не могу указывать тебе с кем общаться и дружить.
Давай поможем ей, если человек попал в затруднительную ситуацию, то почему бы не помочь, правда?
- Да не думай ты об этом, я уже забыл давно.
- Да? Тогда пусть эта тупая пи*да тебе больше не звонит!
Мама Роза

Re: Тексты и зарисовки

#127 Солнечный лучик » Чт, 29 октября 2015, 18:27

Про котиков понравилось. Чем-то перекликается с К.Булычевым "Любимец"
Солнечный лучик F
Аватара
Сообщения: 4707
Темы: 24
С нами: 9 лет 8 месяцев

Re: Тексты и зарисовки

#128 Мама Роза » Ср, 9 марта 2016, 12:41

Автобус

Первой в автобус вошла Римма. Она была очень бледная, очень. Водитель выдал ей билет и улыбнулся. Она даже не взглянула на него, прошла в конец салона и бессильно упала в кресло. Ныл шрам на руке и кружилась голова. Не было сил ни думать, ни переживать. Везут и ладно.

Потом вошли двое подростков - мальчик и девочка. Симпатичные, в мотоциклетных шлемах. Девочка стеснялась и всё время держала мальчика за руку. Сели рядом и стали считать циферки в билетах. Счастливого не досталось, но их это, похоже, не расстроило. Они рассматривали салон и тихонько перешёптывались.

Лялю вообще непонятно, как одну отпустили. Ей всего-то лет пять. Вошла, деловито взяла билет и спрятала в карман больничного халатика. Села близко к выходу и стала с интересом глядеть в окошко.
В окошко было видно, как Матвей Семёныч сажает в автобус жену Зосю. Она плакала, что-то говорила... Когда вошла в салон, сразу кинулась к водителю:
- Когда мы отправляемся? Давайте подождём! Мотя поедет с нами, он обещал! Мы с ним договорились! Давайте подождём!..
Водитель грустно покачал головой:
- Не волнуйтесь. Поедет следующим. У него дела еще, не успеет. А у меня график.

Потом на остановке какой-то шум, неразбериха... Все припали к окошку. Водитель вышел и принял из рук медсестры младенца. Вошёл, огляделся:
- Вот незадача...
Толком и некому его доверить на время переезда. Но думал он недолго. Почти сразу же в автобус влетела растрёпанная Лиличка, схватила маленького, стала целовать и прижимать к себе.
- Может оно и к лучшему, - подумал водитель, и выдал один взрослый и один детский.

Дверь закрылась. Автобус тронулся в сторону большого моста. Когда проезжали над рекой, водитель высунулся из окна и помахал старику в лодке.
- Чудной этот старик! Возит по одному. Автобусом-то сподручней. Загрузил кучку, да повёз. Опять же, вёслами махать не надо...


(c)
ЕЛЕНА КАСЬЯН
Мама Роза

Re: Тексты и зарисовки

#129 Laila » Пн, 1 мая 2017, 15:59

Производственный роман
Спойлер

Все незамужние женщины хотят выйти замуж. Кто считает, что это не так, тот плохо о нас думает. Все, абсолютно все без исключения мечтают заарканить какого-нибудь подходящего мужчинку и править им. Или чтобы он правил. Третьего не дано. Это великое знание я приобрела в девятнадцать лет и с тех пор убеждений не меняла. И была я юна, и, как теперь только стало понятно, — прекрасна. Но разговор не обо мне, отвлеклась.
Была у меня тогда очень пожилая тридцатипятилетняя подруга. Практически древняя старуха. Работала она заведующей столовой большого НИИ, статусная была женщина. И у нее, в свою очередь, были еще более древние и не менее статусные подруги. Одна, тридцативосьмилетняя, заведовала овощебазой, вторая, самая старая сорокалетка, была главным кадровиком огромного ДСК. Жили они себе поживали сырами в масле. Всё у них было и ничего им за это не было. Четырехкомнатные квартиры в хрустальных люстрах и вазах, в узбекских коврах и невероятной комфортности спальных гарнитурах. Великие женщины. Ко всему этому благолепию у двоих прилагались мужья. У завстоловой — разбитной монтажник Игорюха, у завбазой — добрейший руководитель заводской самодеятельности, гармонист Колясик (так и только так его называла супруга).
У главного кадровика мужа не было. И это было страшной трагедией. Во всяком случае все наши посиделки на определенном градусе заканчивались ее горькими рыданиями с причитаниями: какие все счастливые и только она, одна она одинока, как маяк в океане, и нет ей в этой жизни ни просвета, ни счастья. Боль одиночества была настолько страшной и материальной, что хрустали тускнели и переставали звенеть, а ковры теряли шелковистость. Не жизнь, а дно Марианской впадины.
Для меня, считавшей, что в сорок только две дороги: в крематорий или геронтологический санаторий, эти страдания были смешны до колик. Какая любовь может случиться с человеком с перманентом, рубиновыми перстнями на трех пальцах и отметкой в паспорте — сорок лет?!! Постыдились бы... Но молчала я, понятное дело. А вот верные подруги не молчали. Утешали, строили планы захвата какого-нибудь зазевавшегося вдовца и разведенца. А он всё никак не находился. А если и находился, то не подходил по параметрам: то выяснится, что будущий счастливый жених тихий алкаш, то ходок, то статью не вышел. Кадровик (звали ее Марией) была женщиной монументальной и терпеть рядом с собой какой-то там «поросячий ососок» (цитата) не собиралась. А вот в кошельки претендентов дамы не заглядывали — не считали нужным, всё же у них было, вы помните.
Пока шли трудные поиски, навстречу своему счастью из северной деревушки выехал мужчина в самом расцвете лет по фамилии Генералов и пришел устраиваться на работу в ДСК. Монтажником. Рука судьбы уже крепко держала за холку счастливца, шансов увернуться не было никаких. И попадает он на собеседование не к рядовому кадровику, а к нашей рубиново-перманентной Марии. А чтоб вы всё до конца понимали, фамилия Марии была не менее героической, оцените: Маршал.
Вечером был созван весь генштаб и адъютанты в моем лице. На кухонном столе лежали карты боевых действий. А если быть точной — от руки написанная биография и фото соискателя на позицию монтажник-высотник. С паспортного черно-белого фото на нас смотрел мужик с тяжелым взглядом и усами, которых хватило бы на пять составов «Сябров» и «Песняров». Мария рыдала. От любви, конечно же. Это была страсть с первого взгляда. Сокрушительная.
Мы с пристрастием разглядывали Усы и осторожно делились впечатлениями:
— Ну ничего так мужикашка: чернявенький, усявенький. (Комментарий завстоловой.)
— Наташа, да ты посмотри на его нос! Гоголь от зависти умер бы, Сирано де Бержерак глаз при таком носе не поднял бы из уважения к пропорциям. (Это уже я умничаю.)
На меня жестко посмотрели. Терпеливо вздохнули и в три голоса объяснили, что большой нос для мужчины как раз является подтверждением его... гм... несокрушимой мужественности (жизнь, конечно, потом внесла в эти знания свои коррективы, да не об этом сейчас разговор). Но тогда я поверила подружайкам на слово. Задавили опытом.
Соборно решили, что такие усы не имеют права бесхозно болтаться по городу и что «надо брать». Но как? Как подкатить к простому работяге, если ты вся в хрусталях и песцовой шапке, а он в общаге на панцирной сетке?
— Наташа, ну как я с ним подружусь, он же не пьет! Совсем!
— Закодированный, что ли?
— Не знаю, не пьет, и всё, ни граммулечки! Я уже и в гараж его звал, и в баню. Он приходит — и не пьет. Машину, вон, батину отремонтировал, как новая теперь фырчит — и не пьет; парится в бане, как черт, и не пьет — как с ним дружить?!
Усы по решению женсовета были определены к мужу завстоловой в бригаду монтажников, с целью охмурения сначала «великой мужской дружбой» с последующим захватом уже женским генштабом. Но Усы не сдавались. Усы не пили, не курили и не читали советских газет. Усы оказались интровертами, которые быстро делали порученное им дело и тут же скрывались в общежитии. По свидетельствам очевидцев, Усы записались в городскую библиотеку, много читали и что-то время от времени записывали в толстую тетрадь, которая хранилась под матрасом. Рабочий кодекс чести не позволял соседям втихушку достать эту тетрадь и выяснить, что же он там записывает. Это было «не по-пацански» и на все уговоры женщин, которые пацанскими понятиями не жили, а только страстно желали узнать, не пишут ли Усы кому любовных писем (у баб одно на уме!), была единственная возможная реакция: а не пошли бы вы, тети, куда подальше со своими просьбами. Не крысы мы, мы — мужики честные. Раз прячет человек, значит так надо.
Ни шантажом, ни подкупом не удалось разбить монолит порядочности «простого рабочего человека». Как ни старались. Всё это оказалось дополнительным плюсом в карму Усов, так как ничто не делает мужчину еще более желанным, как налет загадочности и тайны. Мария наша уже сходила с ума не хуже Велюрова, ежедневные сходки генштаба не вносили никакой ясности, а лишь только усугубляли и без того незавидное положение сгорающей от страсти женщины. Рубины тускнели, перманент расправлялся, платья уже не соблазнительно обхватывали выпуклость форм, а спущенным флагом болтались на стремительно теряющей стать фигуре. Мария угасала на глазах. Мария была тяжело влюблена в одностороннем порядке, и что с этим делать мы не знали.
А Усы тем временем выбились в передовики производства и помимо посещения библиотеки были пару раз замечены на репетициях художественной самодеятельности, пока что в качестве безмолвного зрителя. Генштаб вынес единственно правильный с женской точки зрения приговор: бабу себе там присмотрел. Иначе зачем здоровый мужик сорока лет отроду будет шастать по репетициям и концертам? Только из-за бабы. Любовь к искусству в этих кругах не рассматривалась абсолютно.
В Марииной судьбе уже не призрачно, а очень даже отчетливо замаячила кардиореанимация. Сердце кадровика оказалось не готовым к испепеляющему марафону неразделенной любви, сердце медицински стало страдать тахикардией, переходящей в мерцательную аритмию. И тут мы поняли, что без решительного наступления женской армии ситуация не разрешится никогда. Совет собрали у одра тяжкоболящей рабы Божией Марии.
Умирала Мария по всем правилам жанра. Потухший взор, впалость когда-то сияющих здоровьем щек, потускневший до бледно-тараканьего некогда рубиновый перманент... Одним словом, уходила из Марии жизнь уже не по капле, а по ведру в день. Мы стояли у одра и пытались заткнуть ее ментальные дыры своими полными физического и морального здоровья телами. Тщетно. Мария хотела уже только одного: умереть. Во цвете лет, на пике карьеры и хрустально-коврового благополучия она решила во имя любви оставить этот презренный мир материальных ценностей и сгинуть на одном из Томских кладбищ. Завещание было составлено и ничего более не удерживало ее на этой жестокой, лишенной любви и счастья планете по имени Земля...
Но было одно обстоятельство, которое не позволило ей скончаться в этот же день, а именно — заседание профкома, бессменным председателем которого Мария была уже лет шесть. На повестке дня было распределение квартир между очередниками и льготниками (о, эти благословенные времена, кто помнит, когда по истечении пятнадцати лет ожиданий, мотовни по общагам и коммуналкам родное до зубовного скрежета предприятие одаривало своих сотрудников живыми квадратными метрами!). Без Марии, знамо дело, эти метры ни за что правильно не распределили бы и священный долг поднял ее со смертного одра, как расслабленного у Овчей купели, и кое-как причесавшись, не надев рубинов и люрексов, сожженная огнем любви почти до основания Мария собралась на вечернее заседание.
Тут я от безысходности выступаю с бредовейшим предложением:
- Маш, а ты выбей ему квартиру. Тогда вы как-то в статусах сравняетесь с Усищами и можно будет уже реально к нему подкатить. На новоселье через Игоряна напроситься, все ж таки он его бригадир, с переездом помочь, и под шумок тетрадку вожделенную тиснуть и прочесть. От мужиков-то всё равно никакого прока с их порядочностью. А нам можно, женское любопытство — не порок!
В потухших глазах Марии заалел огонь надежды. Воспылал, взвился кострами...
Завбазой и завстоловой смотрели на меня с нескрываемым восхищением. Оказалось, что бредовой моя идея была только для меня. Как говорят англичане, «Нет ничего невозможного для сильно жаждущего сердца». Сердце Марии жаждало усатой любви настолько, что остановить ее порыв не смогли бы и боевые слоны Александра Македонского.
Электробигуди. Тушь «Ланком», помада цвета «цикламен в перламутрах», польский костюм тончайшей красной шерсти, лаковые сапоги «в колено» на тончайшей шпильке — и от умирающей лебеди не осталось и следа. Валькирия, готовая сражаться со всем бюрократическим миром во имя любви предстала пред нашими очами буквально через полчаса. Мы втроем с ужасом и восхищением наблюдали этот квантовый скачок от смерти к жизни и не верили своим глазам.
Мне за креатив и живость ума были тут же подарены золотые сережки, от которых, понятное дело, отказываться было бесполезно, да и незачем. Заслужила. Возставила от одра болящую, не шутки шутила.
Никто до сих пор не знает, какие аргументы приводила Мария на том собрании в пользу вожделенных Усов, на какие кнопки нажимала и кому потом увозила пару новых ковров в целлофане, кому подарила свою очередь на новый румынский гарнитур, но факт остается фактом: Усы вне всякой очереди (да он на нее и не вставал, скорей всего, работал каких-то восемь месяцев) получили ключи от прекраснейшей «малосемейки»; одиноким в то время большие метражи не полагались. Не умеешь плодиться — сиди в малометражке. Усы изумились до невозможности такому кульбиту в судьбе, но от квартиры не отказались (хоть ты живи в библиотеке и сто тетрадей испиши, квартирный вопрос от этого менее насущным не становится). Пробили брешь в святом образе хитрые бабы.
Усы были поставлены перед фактом, что на новоселье бригадир его Игорян явится не один, а с семьей и друзьями семьи, которые привыкли вот такой здоровенной толпой делить вместе все радости и горести, все взлеты и падения — и свои, и друзей, и друзей друзей. Дополнительным бонусом в карму нашей шумной сорочьей стае шла полная организация пира по случаю получения Усами ордера. Усы поначалу пытались сопротивляться, но где уж устоять перед натиском нашего табора, в котором каждый был бароном, и сопротивление было сломлено не успев начаться.
И сорокоградусным зимним утром наш караван выдвинулся в сторону новостроек. Всю ночь перед этим знаменательным днем два лучших томских шеф-повара варили, пекли, жарили, взбивали, заливали желатином в столовой закрытого НИИ трапезу, достойную высших членов политбюро. Помидорные розы, калы из отварной моркови с глазками дефицитного консервированного горошка в обрамлении петрушечных кустов, «Сельдь под шубой» в вип-исполнении, заливные судачки, буженина, убивающая своим чесночно-перцовым ароматом всякого, кто приближался к ней на небезопасное расстояние, разнузданные цыплята-табака, отбивные из парной свинины... Спецрейсом из Стрежевого в ночь прилетели томные и благоуханные осетры и игривые стерлядки, сочащиеся смоляным жиром через пергаментную бумагу. Белоснежная нельма размером с хорошего дядьку, замотанная благодаря некондиционным габаритам в простынь по горло, таращила свой радужный глаз и, казалось, подмигивала им в предвкушении: «Эх, погуляем!»
По мелочи еще, конечно, пара картонных коробок с сервелатами-балыками, вчера еще бегающими задорными свинками и потряхивающими веселыми хвостиками на территории свинокомплекса, а сегодня уже обретших строгий геометрический вид и веревочные хвосты для лучшей укладки и транспортировки. В трехлитровых банках колыхалось свежайшее пивцо утреннего разлива (спецрейс с пивзавода в шесть утра, на директорской «волге»), коньяк для вальяжности, водочка «для куражу» и «красное-сладенькое для девочек». Девочки, правда, все как одна лопали водку — не хуже, а где-то даже и получше нормальных мужиков, но для форсу — надо. Не сразу же утонченные Усы озадачивать своими умениями. Для него, как непьющего, взяли ящик «Буратины» (пусть порадуется человек).
Бесчувственную, сменившую 58 размер на 48 Марию выводили из дома под руки. Не несли ноги сомлевшую от предчувствия счастия или несчастия истомившуюся в любовных муках женщину (три ночи на картах гадали, аккурат святки тогда были, а в это время карты не врут, но и, надо сказать, точной картины не дают. Вроде бы вот тебе, матушка, и казенный дом есть с крестовым королем, а в следующем раскладе уже и короля никакого нет, а только валет червонный и дальняя дорога; чему верить — не понятно).
Мы все уже порядком устали сострадать подруге, поэтому были настроены на решительный абордаж, когда уже «или пан, или пропал». Страшенным минусом, конечно, было то, что крестовый усатый король воздерживался от алкоголя и взять его «тепленьким» в казенном дому решительно не было никакой возможности. Но, с другой стороны, это же было и плюсом: все карты, как говорится, открыты и отвертеться потом при помощи популярной тогда цитаты из фильма, мол, «по пьянке завертелось» уже было нельзя.
Ухайдоканная страстью нежной и от этого вся потусторонняя Мария, хохотуша Люся-завбазой с Колясиком и аккордеоном, Наталья-завстоловой, томная красавица в чернобурках, перевитых соболями, изумрудах с голубиное яйцо, языком настолько острым, что его хватило бы на три украинских села и мужем, вечным пацаном — Игорюхой. Ну и я, конечно, ваша покорная слуга, юная, ржущая молодой кобылой без перерывов на обед, правда, без соболей и брильянтов, но это отлично компенсировалось датой рождения. В тот момент мы были похожи на альпинистов, стоящих у подножия Джомолунгмы, решая и гадая, покорится нам вершина или нет. Квартира усатого новосела располагалась на восьмом этаже, мы стояли у подъезда в молчании, высчитывая глазами окна светелки, где в ожидании своего счастья томился Машкин принц.
И грянул праздник!
Как мы ползли до восьмого этажа (а дом-то новый, а лифт-то еще не подключен!), навьюченные аккордеонами, балыками и заливными судачками «а-ля натюрель» без лифта — «будем знать только мы с тобой». Но мы смогли, выдюжили и оправдали, мы каким-то чудесным образом всё донесли, не помяв, не расплескав, не сломав и не уронив. Чего всё это стоило, не высказать. Объемы пролитого пота помнят только норковые «чалмы», ондатровые «формовки», да я, раба многогрешная. Марию волокли волоком, чуть ли не за ноги, поставив в один ряд с балыками и вип-селедкой. Лишь бы дойти, лишь бы достигнуть вожделенной цели... И мы достигли.
— Итить-колотить, — подал голос стокилограммовый Колясик. — Как тяжело любовь добывается...
Мы зашикали на него всем хором — акустика-то роскошная в пустом подъезде, а ну как жених молодой раньше времени обрадуется? У двери под номером 32 мы торжественно остановились, отдышались, надавали свежих пощечин уже совершенно бездыханной Марии и хором, на последовавший из-за двери вопрос: «Кто?» дружным хором гаркнули: «Конь в пальто!»
Отверзлась дверь и на пороге, во всем блеске своей красоты предстали Усы. В идеально отглаженных черных брюках и белоснежной, той хрустящей снежной белизны, что нам, людям эпохи техники «mille», уже и не снилась, рубашке. Мы обомлели всей женской половиной табора и моментально поняли, почему так страшно страдала Мария. Усы были невозможно, кинематографически, журнально — красивы. Он был не фотогеничен, да и кому повезло на паспортном фото выглядеть прилично? А другого мы и не видели. Но в жизни это было «что-то с чем-то». Рядом с ним все чернобурки смотрелись облезлыми кошками, брильянты напоминали куски асфальта, люрексы — мешковину, а все мы вместе взятые — канадскую «траву у дома», которая вроде и зелена, но не мягка и не душиста, так, имитация... Даже буженина и та втянула вовнутрь весь свой чесночный дух и скромно пахла половой тряпкой.
Мы, сглотнув слюну, вытащили Марию из двадцать пятого глубокого обморока и прошествовали в тридцатиметровые апартаменты. И завертелось. Стола не было, да и откуда взяться этому столу? Дастарханом, на полу, раскинули двуспальную льняную скатерть, наметали туда всё, что (было в печи) навертели за ночь шеф-повара, уселись по-турецки и пошел пир горой.
В кассетнике страдала Ирина Аллегрова, а на полу, между мной и Колясиком, страдала Мария. Усы поначалу стеснялись незнакомой компании, но после второй бутылки «Буратино» неожиданно разошлись и начали сыпать шутками, тостами, рот под усами не закрывался, мужики хохотали каким-то своим производственным юморочком, а мы тремя квелыми коровами сидели, пучили бестолковые свои глаза на эту усатую красоту и слова не могли вымолвить. Все-таки красивый мужик — это вам не баран чихнул, это такая же редкость, как брильянт «Наследие Уинстона»: он вроде как и существует, и нашли его простые люди в Ботсване, а фиг его заимеешь. Ты его вроде как априори недостойна, из-за хронической нехватки средств, возможностей и, что греха таить — породы ;)
И тут в дверь постучали. По хозяйски, так стучат в дом, в котором ждут и где не удивятся твоему приходу. Усы резво подскочили и в один прыжок оказались у двери.
— Маша, проходи, проходи скорей, знакомься, это мои друзья, новоселье празднуем, давай чемодан, вот тапочки тебе, да, мои, других нет, Маш...
Мы с ужасом наблюдали за этой встречей, понимая, что наш льняной дастархан вот-вот превратится в саван. Новоявленная Маша была неприлично молода и приятна собой до невозможности. Ладная, высокая, в ярком спортивном костюме, с ногами, растущими прямо из конского хвоста, туго затянутого лентой на голове.
Я посмотрела на нашу Машку, от которой уже просто разило могилой, и мне захотелось плакать. Плакать от великой бабьей жалости, которую мы можем испытывать независимо от возраста и количества траншей, из которых приходилось вылезать после падения. Наша Маша была уже сама по себе саван. Белая, бескостная и бесплотная, в нее саму уже можно было покойничков заворачивать... Она механически подносила к губам стакан с «красненьким-сладеньким», отпивала по чуть-чуть, и не реагировала ни на какие внешние воздействия. Запах еды улетучивался, а на его место водворялся запах неминуемой трагедии. И только Усы и его гостья не видели и не чувствовали надвигающейся беды.
— А я ей говорю, Машке: это ж какое счастье, что теперь у меня есть жилье, сколько уже можно по общагам мотаться? Теперь вот так, в тесноте, да не в обиде, я ж ее тоже заставил из общаги уйти, будет теперь как королева, в своем душе мыться, а это же счастье, такое счастье, да, Маш?!
Завстоловой медленными глотками тянула из стакана водку и в упор смотрела на съеживающегося с каждой секундой мужа-Игорюху, из которого жизнь уходила на глазах, соразмерно сделанным Натальей глоткам. Проштрафился, прокололся, самого главного не выведал почти за год общения со своим подчиненным и по всем правилам жанра он должен был пострадать. Люто и страшно. Возможно, в последний раз.
Колясик с Люсей тем временем вытягивали из футляра аккордеон, решив, что теперь-то уж чего делать, помирать, так с музыкой, шоу маст гоу он, как говорится. Но тут тоже вышла осечка, потому что первым номером в репертуаре семейного дуэта, независимо от квалификации праздника, всегда шла песня «Враги сожгли родную хату». Восьмое марта, день рождения, крестины, смотрины, просто дружеская пьянка — традиция оставалась неизменной: в начале пели «про хату», в память Люськиного отца, героического командира дивизии.
В общем, всё очень «а-ля-рюсс». Разбитые надежды, «красивая и смелая дорогу перешла», вот-вот от горя умрет несостоявшаяся невеста, а над всем этим вселенским ужасом и апокалипсисом парит вибрирующее Люсино сопрано: «Куда теперь идти солдату? Кому нести печаль свою?» (и ведь не приврала я ни слова, всё так и было).
И тут мой взгляд падает на подоконник. Там лежит потрепанная книжка. Тургенев. «Ася-Рудин-Дым», три в одном. На книжке лежит пачка лезвий для бритвы «Нева», и этот натюрморт добивает меня окончательно; я еще раз смотрю на окаменевшую в своем горе нашу-Машу, на источающую ненависть ко всему сущему Наташу, на съежившегося трюфелем Игоря, на разливающихся в творческом экстазе Колю с Люсей, на Машку-соперницу и красавца усатого Серегу, и начинаю хохотать нечеловеческим вороньим хохотом...
— Я, пожалуй, пойду, — встрепенулась, очнувшись от обморока, наша-Маша. — Да, пойду...
— Сидеть! — цедит сквозь зубы осушившая уже второй стакан завстоловой. - Сидеть, я сказала, не двигаться! Щас мы... Щас мы всех тут на чистую воду выведем, щас мы тут всех...
Праздник, несомненно шел к тому, чтобы стать лучшим из всех до этого случившихся.
Наташа тяжело поднялась с пола, выпрямилась во весь свой стопятидесятисантиметровый рост, и началось. Началось то, что обычно бывало на шахтерских окраинах Анжерки, откуда почти вся честная компания была родом и где только в честном, пусть и кровавом бою добывались и победа и справедливость.
— Слышь, профура, ты откуда к нам такая красивая приехала? Он же тебе в папаши годится! В папаши, а не в хахали! Квартирку унюхала и прикатила с чемоданчиком, лихая казачка?.. В душе она мыться собралась, чистоплотная наша!!! Игорь, быстро поляну собирай, к нам поедем догуливать! Люся! Глаза открыла, рот закрыла, гармошку в чемодан, Колясика — в ботинки, все едем к нам, хватит, нагостевалися, спасибо за прием, как говорится! Спасибо за всё!!! Смотреть противно! А мы-то, мы-то думали, нормальный мужик, а ты — тьфу, кобелище, хоть и по библиотекам ходишь!
— ...?!!! Наташа?!! Наташа, Вы что? Кто профура? Почему? Да Вы вообще что тут себе позволяете, Наташа? У меня же в доме! Маша, Маша, постой, куда ты, Маша?! (Звук захлопывающейся двери)
И тут Игорюхино сердце не выдерживает всего этого позорища, он подскакивает и с криком: «Да колотись оно всё перевернись, ваше бабье отродье!» со всей дури бьет кулаком в оконное стекло (женщину по пацанским понятиям он ударить не может, друга — не за что, поэтому окно — самое то). А вы видели кулак монтажника? Нет? Я видела... Двойное стекло оказывается пробитым насквозь, осколки в секунду разрезают рубашечную ткань и Игорюхину плоть, и потоки... нет, не так, не потоки — реки, багровые реки крови начинают орошать подоконник с Тургеневым, «Асей», «Рудневым» и «Дымом», струясь по «Неве». Тихо. Страшно.
Игорь, разбушлатившись, совершенно не обращал внимания на вопли жены и коллектива, размахивал во все стороны изрезанной конечностью, поливая фонтанирующей из ран кровищей стены в свежих обоях, дастархан, тела и лица присутствующих, и орал так, что наши круги кровообращения поворачивали вспять от ужаса происходящего.
— Серега, снимай рубаху, надо его перевязать, — крикнул Колясик, и одним рывком оторвал рукав белоснежной рубашки онемевшего в этом кошмаре новосела. (А чью еще рвать? Белая, достойная стать бинтами для раненого бойца, была только у Усов).
В секунды рубашка превратилась в перевязочный материал, а Серега предстал пред нами во всей своей окончательно уже открывшейся красе. Было на что посмотреть, да... Бездыханная наша-Маша получила последний контрольный выстрел бессердечного Амура и сломанной куклой валялась где-то в углу, да и не до нее уже всем было. Сколько можно сострадать, не железные мы.
— Наташка, хорош орать, бегом в машину, в больницу ему надо, потеряем мужика с вашими разборками! — Колясик, милый и с виду никчемный руководитель художественной самодеятельности, на глазах превратился в главнокомандующего. — Люся, пакуй коньяк, мы его не начинали, врачам дашь, чтобы милицию не привлекали. Где Наташка?! Муж погибает, ей и дела нет. Наташа!!!
И тут в партитуру нашего побоища вливается страшный гром литавр (зачеркнуто), ужасный грохот и скрежет чего-то металлического и звуки стремительной горной реки. В одну секунду на полу образуется огромная лужа, из ванной комнатки раздается кряхтение, звук бьющегося стекла (к которому мы уже успели привыкнуть) и кадансом идут чьи-то всхлипы и рыдания.
— Игооооорь, Игоооорь, иди сюда, я, кажется, ногу сломала... — И вой — пианистый, на одной нотке.
Открывается дверь ванной комнатки и оттуда цунами выносит завстоловой. В абсолютно мокром платье, с окровавленными руками и безжизненной, распухающей на наших глазах ногой.
(Здесь, по идее, должна быть прямая речь всех участников драмы, но из этических соображений я ее опускаю, чтобы не оскорбить ненароком чьих-нибудь нежных чувств.)
В ходе непринужденной беседы выяснилось, что в начале банкета предусмотрительные хозяюшки набрали полную ванну холодной воды и погрузили в нее все пять трехлитровых банок с пивом, чтоб не скисло, значит, и своей прохладой могло порадовать любого страждущего даже на следующий день. А Наталья, зашедши в ванную комнату, перед отбытием из гостеприимного дома решила сполоснуть разгоряченное свое лицо, присела на край переполненной ванны и... 58 размер, что вы хотели? Ванна была плохо закреплена и опрокинулась вместе с трепетной девяностокилограммовой ланью и всем содержимым. Натали пыталась спасти банки, да не вышло, только изрезалась вся.
Новоселье удалось на славу, стены в изобилии были окроплены кровью, единственная рубаха новосела изорвана в клочья на бинты, ванна вырвана с корнем, вода на полу, перемешанная с кровью, плавающие в ней тарелки с заливным и осетриной, петрушка — ряской по всем углам, разбитое окно (зима, крещенские морозы, Томск)...
— Погуляли, б..., справили. Так, все по машинам, в травмпункт! Ты и ты, — перст Колясика уперся в мой нос и в угол, где притаилось тело Марии, — тряпки в зубы, всё убрать и перемыть. Через час за вами заеду. Игорь, отдай стакан, больничный не дадут, если врачи поймут, что ты пил. Люся, мухой в машину — греть, не таращься... Серега, тащи Наташку вниз, ей не доползти самой.
И тут одноногая Наталья восстала. Не захотела ни в какую, чтобы Усы ее тащили с восьмого этажа, заартачилась, не смотря на свое плачевное положение, как ни уговаривали. И в результате перли мы ее вдвоем с Люсей, проклиная всё на свете, а прежде всего аппетит и должность нашей тяжеловесной подруги.
В травмпункте ржали все, начиная от хирургов и заканчивая пожилой санитарочкой. Хитрый Колясик обязал меня в красках, со всеми подробностями рассказать историю получения травм, чтобы у расчувствовавшихся медиков (а уж служители травмпунктов повидали многое, их не разжалобишь) не возникло даже мысли привлечь стражей порядка в связи с обилием колото-резанных ран на телах супружеской пары Ильичевых. Я и старалась, конечно, и про любовь злую, и про аккордеон и про Машку-разлучницу... Гогот стоял нечеловеческий. Коньяк, опять же, непочатый. Уломали мы хирургов не доносить на нас милиции и не указывать в истории болезни, что пострадавшие были не совсем трезвы. Слава Богу, от полученных травм никто не скончался — и ладно.
— Слушайте, а наша-то Маша где? — поинтересовался свежезаштопанный Игорь.
— Забыли мы ее у Сереги, да не маленькая, дома поди уже сидит, ковры слезами удобряет...
— У меня сердце не на месте, — молвила Люся, — надо поехать, проведать, как она там, беды бы не натворила в таком состоянии...
И наш боевой отряд, в бинтах и гипсе, выдвинулся к Маше.
Сердца остановились у всех, когда мы поднялись на нужный этаж и увидели чуть приоткрытую дверь в Машину квартиру. Там хрусталей одних на тыщи было, в таких квартирах дверь должна быть всегда хорошо закрыта, а тут — открыто... Воображение всех присутствующих мигом нарисовало картину хладных ног, болтающихся над полом. Зайти первым никто не решался. Топчемся, прислушиваемся... И слышим — смех, женский, следом какое-то мужское бу-бу-бу и опять смех, не Машкин... Ставший в тот вечер очень героическим Колясик рванул дверь и ворвался в прихожую, следом уже все мы.
На кухне, за накрытым столом сидели трое: наша-Маша, Усы и Маша-молодуха-разлучница. Увидев наши застывшие в немом вопросе физиономии, они начали истерически хохотать, а следом за ними и мы. До слез, до икоты.
События после нашего отъезда разворачивались следующим образом. Сергей убежал на поиски Маши-разлучницы, а наша-Маша от холода начала приходить в себя, и на нервных почвах за час с небольшим привела квартиру в относительный порядок. Только собралась уходить, явились Усы с зареванной молодушкой. В доме находиться невозможно — всё заледенело, на улице сорокаградусный мороз, из окна ветер свищет, стены в крови, ванна с корнем вывернутая в санузле валяется, как тут ночевать? Вот наша Маша их к себе и забрала, обоих. В тепле, да под бутылочку всех разморило-развезло и Машка наша возьми и выдай Усам всю правду-матку. И про любовь свою злую, с первого взгляда, и про квартиру, и про надежды ее несбывшиеся.
А вторая Маша, возьми и ляпни тут же: «Теть Маш, да он по Вам сам с первой встречи сохнет, не знает как подкатить. Вы ж при должности и вообще, а он работяга без кола и двора, куда ему до Вас. Вы ж вон красавица какая, по Вам половина ДСК страдает, неужели Вы не в курсе?»
Почему в тот момент Машку нашу не хватил инфаркт — я не знаю, меня бы точно хватил. А может и был обморок, да нам не рассказали. В кухне разливался свет взаимной любви и будущего семейного счастья.
А «разлучница» оказалась дочерью Серегиного комдива, с которым он прошел Афганистан, а погиб уже на гражданке, вместе с женой, в страшной аварии. А Усам девочку удочерить не дали, но он опекал ее всё это время и хотел впоследствии отдать ей свою квартиру, молодая же, ей надо...
Сергей с Машей поженились через две недели. Сыну их, Косте, уже 22, заканчивает университет в Томске. Молодую Машу выдали замуж через два года и вся наша компания, конечно же, там была в качестве самых дорогих гостей, мед-пиво пила и по странному стечению обстоятельств ничего не разбила, не подожгла и никто не покалечился.
Вот такая история ;)
(А в тетрадку ту вожделенную Сергей переписывал понравившиеся стихи. Для интересующихся.)
(с)

У. Меньшикова, спёрто
Laila

Re: Тексты и зарисовки

#130 Ляська » Чт, 4 мая 2017, 9:38

Аль Квотион "Плохой ангел"
Спойлер
Он был плохим ангелом. Все вокруг ходили божественно светлые, а он однажды на спор с каким-то мелким бесом искупался в закате и стал рыжим.
Даже крылья порыжели. И когда он смотрел на людей, то от удовольствия на носу проступали веснушки. И даже на землю он спустился не так, как принято среди других ангелов. Все снисходили чинно, статно, в ореоле сияния, а он, получив долгожданный отпуск и в спешке бросая в чемодан крылья и свет, подскользнулся на облаке и кубарем рухнул вниз, забыв наверху и чемодан с крыльями, и сияние, и другие, очень важные для любого ангела вещи.

Да и на земле все изначально пошло не так. Потому что скатился он прямо на какую-то девчонку, рассеянно глазевшую по сторонам. Она охнула, потерла ушибленную ногу, и… они пошли есть мороженое. Смеясь над собой. И как-то спонтанно, неожиданно, вне планов небесной канцелярии, из рыжего ангела и земной девчонки вдруг образовалось странное «они». Не он и она, а именно они. Что-то такое слипшееся, связанное, склеенное. Небо и земля соединились в один миг и уже не смогли расстаться.

А потом он подсел на иглу. Нашел где-то старенький граммофон и подсел. Игла скребла пластинку, музыка была шероховатой, шипящей, но все же очаровательной. И эта музыка идеально подходила к душистым льняным простыням, к поющему на все голоса лету за окном, к широкой улыбке девчонки, валяющейся в его постели, в которой они совсем недавно спали в обнимку, уютно ежась под одним одеялом. А лето вызревало звездами, стучалось в их окно, пытаясь напомнить рыжему ангелу о высших силах и сакральных смыслах, но он не хотел смотреть в окно. Он смотрел в глаза своей девчонки, глупо улыбался и все гладил ее по волосам. И главными вопросами бытия были «что будем на завтрак» и «а не пойти ли нам купаться».

Ангел влюбился. Нет, девчонка не была особенной, она была самой обыкновенной. Она стеснялась утром растрепанных волос и выщипывала брови, она не читала книги, но с удовольствием слушала граммофон, она мечтала жить у моря и не хотела идти на работу, она любила кошек и долго болтать по телефону, ее духи пахли цветами, а кожа под ними — чем-то дерзким и страстным, она была брюнеткой, но временами казалась глупой, она была как все — многонотной суммой привычек, комплексов и одного вдоха души. Но все это становилось лишь неотъемлемой частью его безумной любви к ней.

А потом, как и бывает обычно со всем хорошим, отпуск кончился. Они долго стояли на том вокзале, откуда рельсы уходят вертикально вверх, а в зале ожидания скучают за газетками человеческие души, растерявшие свои тела. Стояли и молча смотрели друг на друга. И никто из них не хотел говорить положенное моменту «прощай». А когда над вокзалом послышалось пение и ровный, громогласный глас серафима прозвучал в каждом: «поезд на небеса отбывает с конечного пути жизни», ангел мотнул шальной рыжей головой, схватил свою девчонку за руку и прыгнул с ней в отходящий вагон. Поезд уезжал, и они уезжали в нем вместе. Сначала был слышен встревоженный женский голос, потом смех двух людей, оборвавшийся, когда их губы нашли друг друга, а потом открылись двери на небеса, поезд исчез и стало тихо. И вроде ангелам не положено так поступать, не по чину и не по ангельскому закону. Но после этого закат стал немного рыжее, появился в нем какой-то озорной прищур, не так ли?
Возможности человека ограничиваются его фантазией.
Ляська F
Аватара
Сообщения: 5370
Темы: 24
С нами: 7 лет 10 месяцев

  • 1

Re: Тексты и зарисовки

#131 СТ » Пт, 4 августа 2017, 23:16

а вот для Доброволи (про песни за столом) - творение Славы Сэ.

ИЮЛЬ, ЖАРА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПИНГВИНОВ.

Спойлер
Лара задыхается от вида закрытых окон. У нас большое жилище, верхний этаж. Дом панельный, крупнощелевой. Сквозняки треплют волосы, у кого остались. Чай остывает мгновенно и страницы книг переворачивают призраки. Но Ларе мало, ей надо чтобы ветер швырял людей по квартире, чтобы ломал зонты и с корнем вырывал кактусы.
Наши окна всегда распахнуты. Мы живём как арктические чайки. У нас такие же хриплые голоса и ледяные носы. Мне снятся штормы, тайфуны и испытание человека в аэродинамической трубе. Зато у нас вымерзли пауки, мокрицы и некоторые виды гостей. Когда, пытаясь согреться, я закрываю окошко, Лара обзывает меня капризным и изнеженным. Меня! Который трогал пальцем пиявку! Который ел шашлык с бумажной тарелки!
Роман Ланкин пригласил нас на фестиваль. Состав участников фантастический. Три гениальных музыканта, восемь выдающихся. Но: Подмосковье, июль, палатки. Мы с Ларой рассмеялись. Холод, тайфун и вода в лицо привычны для арктических чаек. В иных условиях у нас даже аппетит не формируется. К тому же, прикасание к бардовской песне вскрывает кто из людей кислородная истеричка, а кто неприхотливый дикарь.
В юности я посещал походы с друзьями-туристами Риткой, Светкой и Наташкой. Атмосфера товарищества, царившая в палатке, оставила во мне глубокие невротические повреждения. Сейчас для экстрима мне хватает одной Лары.
Фестиваль оправдал ожидания. Косой дождь, косой ветер, наклонённые зрители. По глубине погружения человека в почву можно судить как давно он слушает концерт. Много детей, алкоголь запрещён. Отряды пионэрок следят за состоянием гражданских. Упавших сдают в полицию как предателей. У нас с собой был французский компот в бутылках без этикеток и стулья со спинками. Мы сохраняли вертикальность, несмотря на общую красоту пейзажа.
Ночью мы жались друг к другу с юношеским пылом. Я корил Лару что не растолстела и плохо отапливает палатку. Она же, угрожая ножом, забрала мою зимнюю куртку. И велела утром разбить на ней лёд.
На рассвете увидели гениального музыканта А. Он брёл по лесу, как по дну океана. Он согласился на компот и спел немножко грустных песен. Услышав, как задорно зазвучал А, подошёл Б. Потрясающий талант, даже в заиндевевшем виде. Б сказал что А невероятен. А ответил что Б сам невероятен. Заслышав А и Б, пришёл потрясающий В. В лыжных штанах и плаще поверх свитеров. Обычный костюм подмосковного лета. У него была синяя кожа. Мы как могли подняли внутреннюю температуру В до комнатной.
Три музыкальных светоча собрались под нашим тентом. Мне они дороже всех богем. Где-то за дождём ломали микрофоны простые выдающиеся барды. Судя по обертонам, они употребляли морс. Но настоящее искусство творилось здесь. Сама материя отступила под давлением духовности и компота. Прекрасные, прекрасные двое суток.
Единственное, в чём мы оказались не чайки, это туалет. На фестивале оборудовали яму с жердями, занавесили от глаз оленей и белочек. Жерди вмещали до шести участников в ряд. Посещаемость была так себе. Разучился поэт заголять зад в обществе других поэтов. Все предпочитают терпеть. В крайнем случае, бегут за восемь километров, чтобы встретиться с друзьями и врать, краснея, будто пришли за земляникой.
Я тоже гедонист и раб дверей со звукоизоляцией. Говорю Ларе, земляники хочется. Она не пустила меня одного за этой опасной ягодой. Мы вместе поехали искать лес, не содержащий фестивалей.
Нашли хорошее место, даже без дождя. Но из куста поднялся слепень. Четырёхмоторный, с блестящим фюзеляжем. Убить его кепкой не вышло. Пока махал, прилетел второй слепень, третий, потом ещё сто. Лишь отсутствие командного опыта не позволило зверям унести меня в чащу и обглодать. Моему возвращению Лара не обрадовалась. Наоборот, побежала прочь с тонким визгом. В тот день мы славно побегали по смешанным лесам Калужской области. Слепни, думаю, тоже полетали с удовольствием. С их точки зрения, никакие мы не чайки. В лучшем случае пингвины. В машину запрыгнули все вместе. Поездка оказалась живой и развивающей. Ноль скуки, никаких «поговори со мной я засыпаю».
На фестивале слепни сначала развыступались, но не пережили даже жидких аплодисментов. Их крохотные сердечки не перенесли столкновения с искусством. Пользуясь случаем, рекомендую применять бардов так же для борьбы с мухой цеце. Во славу африканского животноводства. За деньги, конечно.
СТ
Сообщения: 601
Темы: 7
С нами: 3 месяца 18 дней

  • 2

Re: Тексты и зарисовки

#132 СТ » Пт, 15 сентября 2017, 16:12

Утащила из ФБ. Юлия Максимова.
Спойлер
[А тем временем дворовая старушка Нефедова исполнила финт ушами, да так что весь двор побледнел. Бросила пить и как следствие помолодела лет на двадцать.

Каждое утро нервную согбенную спину Нефедовой можно было увидеть в пролете между седьмым и шестым этажом. Старушка курила и разговаривала с алоэ. Запах стоял соответствующий –из-за алоэ в подъезде отчетливо и вкусно пахло текилой. Нефедова выходила в люди в балахоне, в стиле ранней пугачевой, и в платочке, в стиле малых голландцев.
-Здравствуйте!,- практически каждое утро орал ей в спину Арсенийсергеич, пробегая мимо к однокласснику на шестом. -Здравствуйте… слышали они от вежливой Нефедовой где-то к третьему этажу.

Из-за текилы и малых голландцев, у соседей старушка горькой пьяницей не считалась, по сравнению с Анатолием с первого этажа, который два раза в неделю спал у входа в лифт раскинувшись как то самое море –широко и просто потому что это красиво.
Затем старушка Нефедова шла вздремнуть, а после полдника выходила во двор за новыми впечатлениями. Двор наш на впечатления был богат всегда, об этом свидетельствуют курсирующие по два раза в час патрульные полицейские машины.

Например, на прошлой недели двое богатых детей избили друг друга гиробордами, Анатолий с первого этажа выбросился из окна с целью совершить суицид, а во двор пришла трезвая женщина, которая отобрала громкоговорители у продавца картошкой ( к вам же тоже каждый сентябрь приезжают ответственные налогоплательщики с Бусами полными мешками с овощем и голосят. И голосят и голосят унылыми голосами: «Кааааартооошка, продайооооца картоооошка»?) и сообщила что мы все умрем. Спасибо кэп. При ближайшем рассмотрении женщина оказалась смертельно пьяной, на следующий день приходила с эполоджайсами, говорит, это всё пятна на солнце проклятые.

Затем, на сон грядущий полная впечатлений Нефедова шла в виноводочный за «на березовых бруньках», а утром опять говорила с алоэ. И так лет восемь. Алоэ за это время стал деревом.

А вчера мне показал ее ржущий Арсенийсергеич. Мама дорогая, да у меня мой небесной красоты кот хуже выглядит. Ноги. У старушки Нефедовой есть ноги, приличное платье и густые волосы. Дворовые тетеньки не знают, что думать, но на всякий случай принарядились. Как версии звучат: мужчина, кот и тренинг личностного роста. Нефедова, которая оказалась Тамарой, хохочет и говорит «ай надоело». Она не старуха! (с) Новосельцев
СТ
Сообщения: 601
Темы: 7
С нами: 3 месяца 18 дней

Re: Тексты и зарисовки

#133 СТ » Ср, 20 сентября 2017, 9:56

Е. Райская.
Про осенние обострения. Зарисовка на злобу дня :-D
Спойлер
ОСЕНЬ

Она не спросит...

В разгар моей работы раздался звонок на мобильный с неизвестного номера. Мужской голос с ближнеазиатским акцентом сказал в трубку:
- Здравствуйте, уважаемая. Хочу ознакомить вас с тонкостями финансового мира и биржевыми схемами...
- Не надо, - честно ответила я. - Не интересуюсь.
И дала отбой, вернувшись к работе.
Телефон зазвонил снова - на экране был другой номер, но голос оказался тот же:
- Алё, уважаемая, вы зачем бросаете трубку?!
- Затем, что ваше предложение меня не интересует.
- Но вы его не выслушали!
- У меня нет ни времени, ни желания. Всего доброго.
Отбой, вернулась к тексту. Снова звонок - с третьего номера - тот же голос:
- Женщина, сначала выслушай меня, а потом трубку бросай!
- Но я не хочу тебя выслушивать, мужик! Перестань звонить на мой номер! Достал!
И тут он разразился коротким монологом:
- Тупая овца! Неблагодарная хамка! Живи в говне и будь проклята!
Потом он звонил ещё три раза, но я уже не отвечала...

Осень, плять...
СТ
Сообщения: 601
Темы: 7
С нами: 3 месяца 18 дней

  • 2

Re: Тексты и зарисовки

#134 СТ » Чт, 21 сентября 2017, 21:29

С. Плиев про дочку.
Спойлер
Алиса чемпион по задаванию неожиданных вопросов. Нет-нет. «Откуда берутся дети?» я пока не слышал. И вряд ли услышу. Такие банальности не интересуют кучерявую девочку. А когда ей было восемь, она вообще в тупик загоняла:
- Папа! А в наше время стрелкИ существуют?
- Кто?
- СтрелкИ! Есть такая профессия?
- Мммм… (нормальный мужчина не должен показывать даме, что он чего то не знает) … стрелкИ ?
Алиса закатила глаза, восхищенная моим тугодумством. Но сделала это незаметно – пусть не очень сообразительный, но все-таки отец.
- Стрелки. Такие люди, которые стреляют. Стрелами. Во врагов. Или ещё куда захотят. Ты знаешь, про них что ни будь?
Ребенок произносил слова четко и размеренно как на допросе. Я запаниковал.
- Лучники? Ты говоришь про лучников? Люди, которые стреляют из лука?
- Точно! Есть такая профессия?
- Ну, по крайней мере, есть спорт. И соответственно спортсмены. Зачем тебе?
Алиса не ответила. Смотрела себе в окно автомобиля, оттопырив губу. Губа у Алисы самая эмоциональная часть лица. И ещё щёки. Оттопыренная губа и надутые щёки, означают активные размышления. Вдруг щёки сдулись и губа втопырилась:
- Никак не подберу подходящую профессию для себя.
И вздохнула. И решила довериться:
- Хотела же певицей стать. Но там долго как-то. Сразу не получится. Или вообще не получится.
Я, конечно, знаю, что ребенку надо говорить мотивирующие слова и всячески подбадривать:
- Ну почему же не получится? Если очень хочешь…
Алиса поморщилась. Она тоже знает про мотивирующие слова.
- Может совсем не получиться.
- Ну почему?
- Во-первых: я не умею петь.
Подождав пока я перестану ржать, Алиса продолжила безжалостный сеанс саморазоблачения и покаяния:
- Во-вторых, я боюсь петь. В третьих это очень долго! Сначала надо поехать на детский «Голос», там выиграть, поехать на взрослый «Голос» и там тоже выиграть. И вот тогда…
- Алиса, певицами не становятся после «Голоса». Нужно серьезно заниматься в музыкальной школе, потом поступить в консерваторию и очень много трудиться!
- Да? Ну, тогда тем более. Нет. Не буду певицей. Может стрелком стать? Мне подойдет, я думаю!
- НО ПОЧЕМУ???!!
Из соседней машины на мой вопль обернулась красивая девушка. На всякий случай закрыла окно.
Алиса снисходительно пояснила:
- Я же стрелец по гороскопу. Должно подойти.
И снова включила систему "губа-щёки".
СТ
Сообщения: 601
Темы: 7
С нами: 3 месяца 18 дней

  • 1

Re: Тексты и зарисовки

#135 Ляська » Вс, 24 сентября 2017, 1:12

Древние страхи.

Спойлер
- Ты знаешь, иногда мне кажется, что кто-то смотрит на меня из этого леса. Такое жуткое чувство... - женщина отошла от окна и повернулась к своему мужу, - я прям чувствую чей-то взгляд на себе. Особенно по вечерам, после того, как стемнеет.
Мужчина улыбнулся, обнял женщину и погладил ее по голове.
- Ты же сама всегда хотела дом у леса. Теперь уже не хочешь? Будем продавать?
- Нет конечно, - она снова повернулась к окну, - просто иногда аж мурашки по спине пробегают. Смотрю в эту тьму и что-то внутри меня как будто шепчет: "Отвернись! Не смотри на них! Они чувствуют твой взгляд!".
- Кто - они? - нахмурился мужчина.
- Не знаю, - пожала она плечами, - просто ощущения такие. Не знаю, как объяснить.

- Это нормально, - мужчина присел на диван и о чем-то задумался. Было заметно, что он слегка расстроен тем, что дом, о котором они мечтали столько лет и наконец-то достроили, приносит его супруге негативные эмоции, - это древние страхи. Они есть в каждом из нас. Люди всегда боялись темноты, потому что во тьме ты не увидишь врага или опасного зверя. Люди всегда боялись лесов по тем же причинам. А уж от ночного леса у них совсем стыла кровь в жилах. Вот поэтому и появились все эти легенды о всякой нежити.
- Да, наверное ты прав, - задумчиво кивнула женщина, - древние страхи. Но дело в том, что...
- Что? - заинтересовался муж.
- Дело в том, что... Мне кажется, что я действительно слышу этот шепот.
- Какой?
- Ну, тот. Тот, который говорит мне: "Не смотри на них".
- Милая, ну это же просто твой внутренний голос, - рассмеялся мужчина, - ты просто проговариваешь про себя свои мысли, а тебе кажется, что это кто-то говорит. К тому же, ты у меня такая впечатлительная - насмотришься всяких фильмов, а потом боишься без света спать. Это нормально, не нужно обращать на это внимания. Скоро ты привыкнешь к новому месту и все будет хорошо.
Женщина промолчала и только лишь поближе придвинулась к окну.

- Ну, что ты, в самом деле? - занервничал мужчина и подошел к ней, - давай вместе посмотрим.
Он распахнул окно и ворвавшийся ветер тут же наполнил комнату ночной свежестью. На них высокой темной стеной смотрел лес.
- Слышишь? - округлила глаза женщина.
- Что? Слышу, как шумят деревья - ветер же.
- Да нет же! Послушай!
Мужчина повернулся боком к лесу и замер. Тишину нарушали лишь завывания ветра и шум листьев.
- Эй! Кто здесь? - выкрикнул он в темноту.
Только очередной порыв ветра снова ворвался в окно.
- Абсолютно ничего необычного я не слышу. Шумят кроны, ветер дует... Все нормально, милая. Просто ты никогда не жила в деревне, вот тебе и чудится что-то в этих самых обычных звуках.
- Да, да... - закивала она, - наверное, ты прав. Я уже так привыкла к шуму большого города, что здесь мне все в новинку. Все эти звуки природы, леса... Да, ты прав.

- Ну, вот и отлично, - мужчина поцеловал жену в щеку и направился к двери, - пойдем спать, завтра рано вставать.
- Сейчас приду, - улыбнулась она, - нужно еще помыть посуду.
Когда звуки шагов мужа смолкли, она снова выглянула в окно и замерла, прислушиваясь. После объяснений мужа, лес уже не казался таким страшным и мрачным. На несколько минут она даже заслушалась музыкой ветра в ветках старых деревьев. Смахнув с подоконника несколько сухих листьев, она потянулась к ручке окна, чтобы его закрыть.

"... не смотри..." - снова зазвучали в ее голове обрывки шепота, - "...в глаза... отвернись... они чувствуют... БЕГИ!".
Женщина вскрикнула, трясущимися руками быстро захлопнула окно и мигом вылетела из комнаты.

***
- Где ты их видела? Здесь? - существо тихо опустилось на землю и уставилось в темноту огромными, как тарелки, глазами.
- Да. Сначала появилось вот это, - другое создание протянуло в сторону дома кривую когтистую лапу, - а несколько ночей назад я увидела там их. Одно из них смотрело прямо на меня. Ты не представляешь, какие они жуткие. У них такая белая кожа, отвратительные короткие пальцы без когтей... Брр... А еще у них очень маленькие глаза. Видимо это правда, что они слепы и не могут нас видеть.
- Ты их первый раз что ли увидела?
- Да. Ты же знаешь, я всю жизнь прожила в той норе у Червивого болота. Я никогда не видела белых карликов.
Второе существо издало булькающий звук, чем-то отдаленно напоминающее смех.
- Если честно, то я и сам их видел всего пару раз в жизни. И то я не уверен, что мне не показалось.
- То есть, ты их тоже видел? - оживилось существо, - а мне никто не верит... А расскажи мне о них. Что ты о них знаешь?
- Один из моих предков как-то говорил о них... Но он убеждал меня в том, что это просто древние страхи и никаких белых карликов не существует. Он говорил, что мы, нежить, всегда боялись полей, потому что в поле ты заметен для своих врагов. Особенно тогда, когда в небе светит желтый глаз. На равнине нельзя спрятаться в норе, за деревом или в болоте. В этом он прав - мы ведь никогда не выходим из-под тени деревьев. Он говорил, что из-за всего этого и появились все эти легенды и выдумки о карликах.
- Ну, не знаю... - протянуло первое создание, - что тогда это такое и откуда оно появилось?
Оно снова указало на дом.
- Он говорил, что существуют такие огромные необычные грибы. И что они тоже растут сами по себе тогда, когда мы спим, скрываясь от желтого глаза. Но ни он, ни я еще ни разу их не видели. Вот, сегодня в первый раз.
- Грибы? Как-то они не очень похожи...
- Тихо!

Существо взмахнуло лапой. Второе создание тут же повернуло черное плоское лицо в сторону дома и замерло от ужаса. Прямо на них смотрел... белый карлик. Дрожь пробежала по всему телу. Маленькие глаза карлика рыскали своим слепым взглядом по ночному лесу, выискивая свою жертву. Через секунду все оборвалось внутри нежити - за первым карликом появился второй. Его уродливые, короткие, и от этого еще более пугающие руки потянулись к ним, как будто пытаясь нащупать что-то перед собой.
- Эй! Кто здесь? - раздался его ужасный тихий писк, от которого у обоих подкосились лапы.

Одно из существ, первым оправившись от ужаса, охватившего его, тут же бросилось к своей, окаменевшей от страха спутнице, и огромной лапой схватило ее за плечо, пытаясь утащить за собой в темноту леса.
- Не смотри! Не смотри им в глаза, - зашептало оно, - отвернись! Они чувствуют наши взгляды! Не смотри... БЕГИ!
Изображение

©ЧеширКо
cheshirrrko.livejournal.com
cheshirko.com
Возможности человека ограничиваются его фантазией.
Ляська F
Аватара
Сообщения: 5370
Темы: 24
С нами: 7 лет 10 месяцев

  • 3

Re: Тексты и зарисовки

#136 СТ » Пт, 6 октября 2017, 22:41

Ульяна Меньшикова.
Спойлер
Ну и ещё об элитах.

Как все уже давно поняли, дама я меркантильная и за деньги, как говорила очень уважаемая мной руководитель танцевальной студии "Феерия", конём проскачу. По мне, что реквием Верди петь на поминках, что мастикой паркет натирать, всё одно, лишь бы платили. Помимо умения издавать кое-какие звуки и ловко отжимать половую тряпку, Господь наградил меня еще двумя небольшими способностями - хорошей памятью, и умением доставать из нее то, что нужно в данный момент. Однажды это очень пригодилось.

Знакомые знакомых обратились с просьбой прочитать какую-нибудь лекцию "по искусству" для очень уважаемых людей. У них там субботний мужской клуб, и в клубе этом они всячески наполняются прекрасным, восполняют пробелы, так сказать.

- Да боже ж мой, хоть по физике низких температур,хоть по ландшафтному дизайну, делов-то...Пусть звонят.

Через пару дней и правда позвонили. Человек, с каким-то абсолютно запредельным дефектом речи, спотыкаясь на всех шипящих, свистящих, картавящий и заикающийся одновременно, что-то мне долго объяснял. Минут через сорок бесконечных переспрашиваний до меня дошло,что звонит мне представитель "уважаемых" людей. Ко второму часу нашего марсианского общения выяснили, что уважаемые люди страсть как хотят ознакомиться с творчеством русских художников 18-19 вв . И тут я их уже сама зауважала, и без того уважаемых. Тянутся люди к прекрасному, не курсом единым, как говорится, живы, слава Богу. Когда я поинтересовалась, а не слишком ли большой пласт они хотят охватить за три часа, ответом мне было:"Не, в самый раз, вы кратенько и по существу". Народ деловой, понятно. Рассусоливать некогда. Да и незачем. Кратенько. От парсуны до передвижников. Ок. Не такие шали рвали.

Далее, в течение еще одного часа мне рассказывали о крутости моих будущих слушателей и попросили паспортные данные "для проверочки", для порядку. В свежих базах данных полиции моя фамилия не засвечена и данные я, естественно, предоставила с лёгким сердцем.
И тихим майским вечером, после всенощной, забрали меня от храма и повезли в те места, где сантиметр земли стоит как чаша Грааля (если её найдут, конечно).

Я,честно признаться, всегда готова ко всему. Плавали-знаем. Здесь я приготовилась к мажордому, французским гувернерам и подсвечникам в стиле рококо. Даже маникюр из алого перевела в чахоточно-розовую гамму и купила колготы цвета луковой шелухи. Подошла к делу обстоятельно.

Шаблоны начали рваться буквально с порога. Вместо ожидаемого мажордома у порога нас с водителем встретил густой запах жареного картофана . Как будто на одной огромной сковороде, специально доставленной из Виларибо жарили три мешка картошки на ведре сливочного масла, а на второй огромной сковороде, из Вилабаджо - мешок отборнейшего злющего лука. А где-то совсем рядом, в тени шкворчащих сковородок, притаилась кадушка с малосольными огурцами и благоухала, пришёптывая :" По маленькой! За здоровье! На посошооооок."

Ну а после того, как мне предложили поменять туфли на клетчатые мужские тапки, размером с хорошую банкетную селёдочницу я поняла, что ждут меня люди простые, и, возможно, не лишённые приятности. И я не ошиблась.

В дорогой-богатой (в понимании румынских цыганских баронов) гостиной, на кушетках, диванчиках и пуфах а-ля Людовик 16 (здравствуй рококо, я ждала встречи с тобой, пастельный маникюр оправдался!) меня поджидали 16 прекрасных рыцарей. Сказочно пьяных. В дугу, в дрова, до изумления, до белых лебедей! Рыцари были после бани, без доспехов, и возлежали в различной степени приличности позах на рококошной мебели с едва прикрытыми полотенцами и шортами чреслами.

С абсолютно не скрываемым восхищением я любовалась этим симпозиумом, вдыхая картофельно-перегарное амбрэ, разглядывая панов и фавнов различной степени волосатости. Они были великолепны. Самый прекрасный из них торжественно возлежал посреди роскошной залы на невесть откуда затесавшейся икеевской груше-кресле из китайского не экологичного поролона и художественно храпел. Музыкально. В одной тональности, без пошлых модуляций. Чётко держа ритм. По равелевски. Болеро в чистом виде.Подумав с пол секунды я решила для себя, что в этом случае деньги не пахнут и нужно уже закрыть удивлённый рот и открыть его для других целей.

Для лектора, надо сказать, условия были созданы прекрасные. Кресло с львиными ногами, стол, экран, проектор и лазерная указка в наличии. Практически филиал Кембриджа. Работай-не хочу. Сей и жни всё, что попадется под руку. И доброе и вечное.

Еще раз окинув взором поле интеллектуальной битвы я окончательно убедилась в том, что моим благодарным слушателям сейчас не до парсун и парадных портретов. Лессировка, кракелюр и муштабель это немного не то, что можно противопоставить бане и жареной бульбе.

Да! Я почитывала газеты "Спид-Инфо", "Жизнь" и "Караван историй", кто не читал - бросьте в меня камень. И этот бесценный, не побоюсь этого словосочетания, - интеллектуальный багаж, ох, как пригодился мне в тот дивный вечер. Уроки пророчеств от Контрабасихи тоже сгодились, всё полетело в окрошку.

Расшевелила я рыцарей. Вместо трех, мы шесть, пролетевших как один миг, часов, рыдали над судьбами крепостных художников, хохотали над проделками Акинфия Демидова, увековеченного Левицким, тряслись от страха, разглядывая портрет Лопухиной, после смерти которой, безутешный папенька её, известный мистик, якобы загнал в портрет душу юной красавицы и лик её умерщвлял всех московских девиц на выданье, хоть раз его увидевших. О глазах Александра Сергеевича на портрете Кипренского...

На покрытой патиной легкой уголовщины судьбе Кипренского сломались все, но апофеозом и моим звёздным часом стал, конечно же Карл наш, Брюллов. Нервически потряхивая клетчатыми тапками, теребя платье в области души,срывающимся голосом я добивала своих несчастных слушателей историей о несчастном золотушном мальчике, которого строгий и непреклонный папаша, невзирая на болезнь заставлял рисовать по 200 одинаковых лошадок в день. На моменте, где сердитый отец дает больному мальчику оплеуху и у ребенка лопается барабанная перепонка все, не сговариваясь, решили выпить, деликатно попросив у меня разрешения. Я ж не зверь, все знают, конечно же я разрешила. Я бы тоже в тот момент выпила, но...

После спонтанного перерыва все слушатели, в знак уважения к лектору надели штаны. Проняло. Контрольными выстрелами, после тоста "за искусство" прозвучали истории любви Карла с Юлией Самойловой и душераздирающая эпопея его женитьбы на 18-летней, но уже порядком испорченной дочке рижского бургомистра. Рим пал. Начресельные банные полотенца взметнулись воздух.

Таких бурных оваций не слышали ни Ла скала, ни Леонид Ильич на партсъезде, ручаюсь. Они были настолько бурными и продолжительными, что самый торжественный господин, проспавший у моих ног на икеевской груше все шесть часов и исправно храпевший "Болеро" встрепенулся и присоединился ко всеобщему ликованию. Я была горда собой. И выглядела в тот момент ровно так, как Екатерина Великая на портрете работы Левицкого. Уставшая, понимающая всю тяжесть государственного и просветительского бремени, лежащую на её плечах. Мать народов. Длань для лобызания покоилась на компьютерной мышке, к поклонению и признанию я была готова, как никогда.

А потом мы, с протрезвевшими панами и фавнами, за огромным столом в стиле короля Артура болтали еще два часа. Ели вкуснейшую картошку, хрустели малосольными огурцами и говорили о роли простых человеческих страстей в высоком искусстве. Сошлись на том, что всё, как у людей. Вот только таких портретов больше не пишут, да и полотен равных брюлловской Помпее больше нет, а так,да, - всё как у людей.
СТ
Сообщения: 601
Темы: 7
С нами: 3 месяца 18 дней

  • 2

Re: Тексты и зарисовки

#137 СТ » Вт, 31 октября 2017, 15:06

Сос Плиев. Владикавказ, 2000-е.
Спойлер
. То утро в транспортной прокуратуре маленького кавказского городка выдалось неспокойным!

Заместитель прокурора Автандил Моисеевич зычным криком собрал всех сотрудников на экстренное совещание. Коллектив в транспортной был небольшим: 10 человек включая прокурора и секретаршу с техничкой. Поэтому собрались резко. Заместитель строго оглядел шестерых подчиненных. Потом поднял указательный палец, ослепив всех присутствующих блеском перстня на нем, и доверительно сообщил:

- Срочный приказ из Москвы! Обеспечить личный состав радиостанциями! Что бы все были на связи и могли в нужный момент оказаться там где надо. Поэтому, после нашего совещания всем сотрудникам получить радиостанции...

Подчиненные забурчали:

- Мы чо менты? Как дебилы будем с этой тяжестью ходить..

- Оооо... Какие рации?! Двухтысячный год на дворе! Уже почти у всех сотовые есть!

- Давайте ещё пистолеты начнем носить, как дураки!

Бунт на корабле был подавлен мощной ладонью Автандила Моисеевича, которой он треснул по столу так, что подпрыгнул бюст Дзержинского.

- Молчать! Приказы не обсуждаются! Получили рации и работать! Но! - заместитель прокурора снова блеснул перстнем, - сначала нам необходимо решить важнейший вопрос.

И замолчал. Все прокурорские насторожились. А их руководитель, выждав паузу, доверительно и даже интимно произнес сквозь пышные усы:

- Позывные. Нам надо решить, у кого, какой будет позывной.

Все задумались. Сначала, недальновидно решили пойти простым путем:

- Ну как обычно - первый, второй, третий и так далее!

- Мы чо менты?! - взорвался Автандил Моисеевич и снова заставил подпрыгнуть Феликса Эдмундовича, - мы сотрудники прокуратуры!

Подчиненные зашептались. И стали накидывать идеи. Поначалу шло туго.

Никому не понравились позывные по названию рек, потому что все хотели быть Тереком и никто не соглашался быть Енисеем. Названия деревьев тоже смущали - из уроков природоведения все хорошо помнили, что самое главное дерево это дуб и по логике, этот позывной полагался Прокурору... А было как-то неловко. Кто-то вспомнил про баобаб, мол "тоже мощное дерево", но Автандил Моисеевич пообещал засунуть эти самые баобабы всем присутствующим по самые помидоры за оскорбление Начальника.

С ходу заместитель прокурора отверг и позывные в виде животных и птиц:

- Cудя по тому, как вы не можете решить элементарный вопрос - вы бараны. А позывные "баран один", "баран два" и так далее, это не очень корректно!. По отношению к баранам!

Всё отчетливей чувствовался кризис жанра. Идеи иссякли. И вдруг кто-то сказал:

- Может как великие полководцы древности ? Ну там Атилла, Барбаросса...

- Истфак что ли заканчивал? - подозрительно поинтересовался Автандил Моисеевич у креативного сотрудника.

- Первые два курса. Потом перевелся на юридический.

- Понятно... Ну молодец... Атилла... Неплохо конечно, но...

Несостоявшийся историк поправил очки и воодушевленно продолжил:

- Шеф будет Ченгисханом, Вы - Атилла, кто-то Сунь Цзы...

- Джигурда Цзы! - резко оборвал полет исторической мысли Автандил Моисеевич, уже нашедший изъян в этой системе опознавания, - как мы запомним кто из нас кто? Я конечно точно запомню, кто из вас будет Македонским! И то, только потому, что вы будете называть его Пидором! В эфире! Прямо при этом... Чингисхане! Давай-давай! Версии! Накидываем! Вы же прокуратура! У вас должны быть версии!

Всё тот же недобитый историк, воодушевленный похвалой начальства не сдавался:

- Тогда планеты! Планеты Солнечной системы!!! Красиво! Необычно! Тем более планет 9, а значит позывных хватит на всех!

- Точно 9? - недоверчиво прищурился Автандил Моисеевич.

Начали считать. Данные рознились. Получалось то 8 то 10. Заместитель прокурора нервничал, заставляя время от времени скакать Железного Феликса на столе. В итоге позвонили за консультацией в приемную Прокурора, мудрой секретарше Маргарите Казбековне. Та язвительно сообщила, что планет всё-таки девять, "ибо Луна не планета, а Солнце тоже надо учитывать". И добавила, что за 30 лет работы, такой идиотский вопрос ей никогда не задавали. Автандил Моисеевич туманно намекнул, что скоро, возможно, в ведение транспортной прокуратуры передадут и космические перелеты, поэтому он проводит инструктаж с подчиненными.

Когда всё стало на свои места, коллектив повеселел. Резко начали разбирать планеты. Автандил Моисеевич единогласно стал Ураном, так как был весьма обогащенным. Пригодилась даже Венера - позывной отдали тете Зареме, прокурорской техничке. Рация ей не полагалась, но не пропадать же красивому позывному? И вдруг возникла заминка. Заминка случился с Главным. С Самим. С Шефом. С Прокурором.

В кабинете повисла тишина. Ответственность момента прочувствовали все.

Автандил Моисеевич встал и подошел к окну. За окном, с первого пути готовился к отправке поезд до Сочи. В него уже загрузили примерно полторы тонны спирта в пластиковых бутылках и готовились запускать пассажиров на свободные места.

- Тут надо подумать... Спокойно. Нельзя такой вопрос решить с наскоку... И пусть каждый из нас ответит честно на этот вопрос! А кто он нам собственно? С одной стороны, Шеф конечно Солнце , потому, что мы все под ним ходим! С другой стороны он величина! Как Юпитер! И Марс по жизни!

Рассуждения Автандила Моисеевича с каждой фразой всё больше походили на красивый тост.

Все молчали, пытаясь осмыслить величие фигуры Прокурора. И вдруг неугомонный историк тихо прошептал:
- А может он Земля? Кормилица...

Заместитель прокурора вздрогнул. Потом срывающимся голосом произнес:

- Да. Правильно. Земля! Кормилица...Молодец! И секретарше Шефа тоже рацию выдадим и назначим позывной - "Луна". Как спутнику Земли... Естественному.

Автандил Моисеевич шумно выдохнул, и словно отвечая ему, на
первом пути загудел поезд до Сочи...
#историиизж
СТ
Сообщения: 601
Темы: 7
С нами: 3 месяца 18 дней

  • 4

Re: Тексты и зарисовки

#138 _Tasha » Вт, 31 октября 2017, 18:07

СТ писал(а):- Да. Правильно. Земля! Кормилица...Молодец! И секретарше Шефа тоже рацию выдадим и назначим позывной - "Луна". Как спутнику Земли... Естественному.

:-D

Добавлено спустя 28 минут 57 секунд:
Мой ласковый и нежный тесть

Настоящий осетин никогда не скажет: «Вот я испугался!» Он скажет: «Вот я разозлился!»

Тесть мой — человек чудесный, и отношения у нас нежные. Но так было не всегда. Добрый и ранимый, выглядит он брутально и страшно. И даже имя-отчество его — внушают трепет. Маирбек Маилютович. Повторите вслух. Маир-р-р-бек Маилютович. Если повторять часто — горлом может пойти кровь.

Теперь добавьте к этому имени рост 192 см и вес 140 кг. И лысину. И брови. У бровей два основных режима: «В смысле не получается?» и «Надо!» При первой нашей встрече меня восхитило то, как он одной бровью отдал распоряжение накрыть стол, а движением второй велел мне за этот стол сесть.

Я знаю много больших людей. Но я никогда не видел, чтобы у человека указательный палец не пролезал в спусковую скобу пистолета. У тестя так. Он служил в ВДВ и в 68-м году участвовал в пражских событиях. Я видел его армейские фотки. Я стал понимать, почему пражское восстание провалилось.

Продолжение
Когда я только начал встречаться со своей будущей женой, Маирбек Маилютович делал вид, что меня не существует. Это было сложно, потому что я тоже был крупный. Но он как-то умудрялся меня не замечать. На вопросы соседских бабушек возле подъезда: «Маирбек, а что это за лысый здоровяк провожает твою дочь?» — он краснел и лгал, что я их дальний родственник по материнской линии, который приехал из горного аула поступать в институт.

Однако настал момент, когда зашла речь о свадьбе. Маирбек Маилютович погоревал два дня, но потом вспомнил, что «Никто кроме нас!», и активно начал готовиться к торжеству. C приобретением статуса «это жених нашей Симочки» моя жизнь круто изменилась. Соседским бабушкам разрешили со мной здороваться, а я получил допуск к столу. Также мне позволили гладить кота Маирбека Маилютовича.

Кота звали Владимир. У него был отвратительный характер и отсутствовал страх перед людьми. Только один человек был для него авторитетом… Маирбек Маилютович разговаривал с Владимиром исключительно по-осетински, а в минуты депрессии угрожал упечь пятнистую бестию в своё родовое селение Заманкул. Владимир относился ко мне холодно. Он не просто меня игнорировал, а еще и покусывал. Но реагировать было нельзя. Я терпел и гладил. И даже улыбался.

Всю свою неуемную энергию Маирбек Маилютович направил на организацию свадьбы и закуп приданого. Он очень любит технику. Любую. Поэтому решил, что его дочь должна получить бытовую технику на все случаи жизни. И как-то вечером, попивая чай, он начал рассказывать мне о уже приобретенном добре, которое, несомненно, облегчит быт молодой семьи. Мне стало неловко. Список был внушительный, а как реагировать, я не знал. Сначала говорил «спасибо». Потом восхищенно вскидывал брови. Шумно выдыхал. Закатывал глаза. Один раз даже причмокнул. А мой будущий тесть, прихлебывая чай, подобно акыну, неторопливо вещал:

— Холодильник ещё взял… Двухкамерный. Телевизор. Хороший. Стиралку автомат… Печку. Газовую. И микроволновую. Пылесос… Электровафельницу…

Когда он перешел к мелкой бытовой технике, я заскучал. И вдруг, после фена, он остановился и, смущенно рассмеявшись, признался:

— Хотел тебе еще плейстейшен взять! Но не взял!

…Я до сих пор не знаю, что меня заставило пошутить в тот момент. Почему отключился инстинкт самосохранения. Ведь и брови, и пальцы, и бицепсы с тельняшкой были совсем рядом и кричали: «Заткнись! Ты пошутишь сейчас смешно, но, возможно, в последний раз!»

Я всё осознавал, однако не выдержал и после признания о плейстейшене со всей дури швырнул ложечку об стол, подался вперед и шепотом, полным разочарования, спросил:

— Так я не понял… В смысле плейстейшена не будет?!!

Чашка с чаем зависла на полпути к тестевому рту. Владимир неожиданно стал понимать по-русски и тихо ушел. За ним, превентивно побледнев, растворилась будущая жена. А будущая теща, которая в этот момент подносила к столу пироги, не меняя ритма, скорости и выражения лица, развернулась на 180 градусов и покинула территорию. Она знала своего мужа слишком хорошо, чтобы рисковать жизнью из-за славного, но, в принципе, чужого парня.

А Маирбек Маилютович растерялся. Перед его глазами мелькнула, наверное, ужасная картина: я в ЗАГСе при всех отказываюсь жениться и глумливо кричу:

— Да у неё в приданом даже игровой приставки нету!

И старики обеих фамилий смотрят на Маирбека Маилютовича, укоризненно качают головой и шепчутся: «Из-за плейстейшена дочери жизнь сломал… Да… В наше время такого не было…»

Растерянность длилась недолго. Кулаки будущего деда моих детей сжались, превратившись в два аккуратных ядра, калибра 150 миллиметров. Несколько лет спустя я, кстати, увидел, как удар этого кулака погнул лонжерон микроавтобуса «ГАЗель». Но в тот момент я всех возможностей тестя не знал. Тут важно помнить, что настоящий осетин никогда не скажет: «Вот я испугался!» Он скажет: «Вот я разозлился!» Так вот, я был очень зол в тот момент, хотя и подумал: «Ну не убьет же он меня на самом деле!» А потом подумал: «А если начать кричать?»

Это были одни из самых ярких секунд в моей жизни…

И вдруг он рассмеялся и ласково сказал:

— Ну ты и урод!

Так я узнал, что у Маирбека Маилютовича тоже есть чувство юмора.

Сослан Плиев. 17 августа, 2016.
https://etokavkaz.ru/replika/moi-laskovyi-i-nezhnyi-test
Изображение
_Tasha
Аватара
Сообщения: 5319
Темы: 27
С нами: 4 года 10 месяцев

  • 1

Re: Тексты и зарисовки

#139 СТ » Пн, 6 ноября 2017, 21:34

Гувия. Балкон. Бутылка.
Спойлер
В мае-июне ездим мы на моря, ну чтобы сразу в лето. В 2015 думали, куда бы, и в июне поехали на Корфу.
В Греции всё прекрасно, а на Корфу еще и прямое сообщение с Анконой (Италия), где родина нежно мной любимого белого вердиккьо. Кто еще не понял намёка, то могу сразу сказать: торговые связи двух соседних регионов сделали нам подарок - бутылки очень локального вина, которое нигде, кроме Марке не купишь - подарок мне и урок для подруги Дианы. Я увидела на полке в супермаркете бутылки, завизжала в экстазе, пытаясь рассказать "какое это чудо, что мы его здесь видим", тут же все закупила к ужину на балконе. Ибо нет ничего прекраснее свежих овощей, хлеба и сыра под звездами и видом на море. Скрасить его может только вино. Правильное вино.
В июне ночь наступает рано, и становится прохладно. Мы решили не выпендриваться и оделись по домашнему:треники, сверху халат. На ногах - махровые носки и пляжные тапки. Сверху кофты. Было очень красиво, особенно мой васильковый халат в ромашку. Всё для удобства. Почему так? ну потому что холодно нам становилось постепенно. Сначала носки, потом появились кофты, потом треники. Халаты снимать было уже лень и неудобно. Отдыхаем мы или нет?!
Нарезанная еда была перенесена на балкон. Бутылку достали из холодильника... Звёзды, море, слева горы, разговоры "за жизнь". Внизу бассейн, прекрасная слышимость. Громкость мы не пытались регулировать по причине отсутствия народа.
Вот в такой чинной обстановке мы начали откупоривать бутыль.
Неопытный виночерпий Диана закупила сувенирный нож "всё-всё-всё в одном" с сувенирным же штопором. Нет, штопор она загнала, конечно, но потом он оторвался от сувенирного винтика сувенирного ножа и остался торчать в пробке как крест на погосте.
Покривившись на экономию (а на таких ресурсах экономить ни в коем случе нельзя!), я под разговоры за пару минут выкрутила огрызок металла из пробки.
Воспрос встал ребром: как будем открывать? И тут нас захлестнули воспоминания молодости. Ну как раз тем и надо заниматься на балконе в махровых носках, тениках, халатах и кофтах.
Я вспомнила первокурсный учебник "НЕорганическая химия" Некрасова. Сколько он нам открыл бутылок! ну если этот кирпич приложить к стене и по нему несколько раз ударть дном бутылки, то пробка выбивалась. Ловкие третьекурсники пробивали так с третьего раза. А более старшие курсы рассказывали про использование книги "История КПСС". Вообще название и содержание не важно для пробки. Этот как раз тот случай, когда важен размер. Толстый увесистый кирпич с немелованной бумагой лучше всего.
Проностальгировала и вычеркнула - книги у нас были исключительно элетронные.
Неопытный виночерпий Диана вспомнила про зонтик. Который тростью. Типа вот наконечник идеально подходит для пробивания пробки внутрь бутылки. Этим она себя выдала и заставила сильно усомниться в том, что она виночерпий - неопытный.
Вспомнила я и про другие способы: как то ключом (ключи электронные от номера, от квартиры - в сейфе в холле), спросить штопор в баре (ага, переодеваться надо).
Под разговоры про всякие там способы и воспоминания о молодости я наковыряла сувенирным ножом, который еле держался, полпробки. Остальное было протолкнуто внутрь сувенирным шилом и в вине сразу стали плавать крошки натуральной пробки.
Тут я вспомнила про химическое прошлое и профильтровала вино через бумажные носовые платки.
Фильтровалось не очень: медленно. Но хоть платки были без запаха. Но потом я нашла лучшее решение - туалетная бумага.
Вот так, пофильтровывая, вспоминая о прошлом, глядя на звезды, в далекой Гувии мы распили бутылку очень местного вердиккьо, родом из региона Марке, что в Италии.
СТ
Сообщения: 601
Темы: 7
С нами: 3 месяца 18 дней

Re: Тексты и зарисовки

#140 Кент » Пн, 6 ноября 2017, 21:46

...предупреждаю ,не мое,где-то в загашниках нашел, на любителя...

Спойлер
Нассал под кресло. Хорошо!

Скучно. Вспомнил бурную молодость. Сидел я как-то на столе, жрал лапой сгущенку из банки. Пришли Эти и давай орать. Ну я же не дурак, опустил лапу в банку сколько влезла, и на трех костях - за холодильник. Эти орали еще дня три. Был очень горд.

Сегодня все лень. Ссать - лень. Жрать - не могу больше. Сижу тихо, дремлю. Эти нервничают, озираются по сторонам, дрожат и ждут подвоха .

Какие ж у Этих миски неудобные. Пытался сожрать кусок мяса, так пока лапой не зацепил - ни хрена не получалось. Нет бы взять приличные миски и жрать на полу. Ур-р-роды.

Нассал под кресло. Хорошо!

С утра проводил инспекцию дома. Заблудился в пододеяльнике. Едва выбрался. Уроды двулапые. Понатащут в дом всякой дряни - а я страдай. Вынашиваю план мести.

Придумал. Воплотил. Сожрал какую-то дрянь со стола - варенье, что ли, - влез в шкаф и долго, смачно блевал на свежевыстиранное, но еще не глаженное белье. Эта будет визжать, пока не перейдет в ультразвук.

Угадал. Эта визжала так, что во всем квартале лампочки потрескались. Но жрать дала.

Эта новую моду завела. Жрать мне кладет по полпакетика всего. А то [ой, котик, ты по целому не съедаешь, наверное, есть не хочешь]. Дура! Я не не съедаю, я на потом оставляю! Она же мне не раз в пять минут в миску что-нибудь подкладывает. Эти как свалят на целый день - и все! А жрать хочется. Вот и приходится оставлять немного, вроде как в заначке. Ссать не буду, а то под кресло ничего не останется. Пойду лоток разрою - все равно на сегодня толку от него больше никакого.

Нассал под кресло. Хо-ро-шо!

С утра был великолепен. Эта выходит в коридор - и я давай ей сумку закапывать. Типа нассал, ага. Она верещала так, что все вороны в Сокольническом парке с веток попадали. Ну я под диван - шмыг. Ржал долго. Я ж не нассал, я так - напугать только. Повелась, повелась.

За ужином Этого кусал за нижнюю лапу. Сильно кусал за голую нижнюю лапу. Реакции ноль. Стал кусать, а потом делать такое Буээ! - ну, типа, блюю я от него. Этот как заорал! Заныкался под ванную. Ржу. Придется посидеть под ванной, пока Этот не ляжет спать.

Сидел под ванной. Выждал, пока Эти ушли. Нассал под кресло. Нассал под торшер. Нассал под второе кресло. Хорошо!

Бродил по дому в поисках вещей, к которым до сих пор не приложил лапу. Не нашел ни одной. Озадачен.

У меня в сортире коврик есть. Эти его стелили, чтобы красиво было, ага. На самом деле на него гадить удобно. Или наполнитель разбрасывать. Если раскидать грамотно, то адской машине под названием (пылесос) работы не меньше, чем на полчаса. А если зассать так, как я умею, то коврик будут стирать и потом сушить с неделю. Эти через какое-то время догадались, что коврик им чаще геморрой приносит, чем красоту. И перестали его класть в сортир. Но Эти тупые, как валенки. Они не догадались, что такой же коврик лежит в ванной! Изгадил весь. Полностью. То есть совсем. Эта орала так, что у тараканов в соседнем доме барабанные перепонки полопались. Тут же кинулась звонить Этому по телефону: «Ой, котик такое сделал, такое... » А мне что? Мне хорошо, я под ванной сижу, меня там не то, что рукой - шваброй новой не достать.

Выкрался из-под ванной. Нассал под кресло. Хорошо!

Был неотразим. С утра будил Этих. Они, гады, не вставали. Скакал, как юный антилоп, топал, как стадо бизонов, орал, как раненая пантера. Хоть бы хны. Даже ухом не вели. Пробовал просто вопить - дрыхнут, гады. Кусал за нижние лапы - не реагируют. Но я ж умный, ага. Влез под одеяло и холодным мокрым носом этой в пузо - швак! Забегала как миленькая. Вот чего только орет - не понятно.

Нассал под кресло. Хорошо, ага.

Вчера пришел Этот. Зашел на кухню. Я ему ору: "Жрать дай", он мне "У тебя еще есть в миске". Я ему снова ору: "Это мало, жрать дай!", он мне снова "У тебя есть еще". Сцука. Я тут же побежал ссать мимо лотка. Но Этот каким-то образом своим мышиным мозгом догадался, что я делать собираюсь. И заглянул в сортир в тот момент, когда я уже половину пола затопил, а вторая была в процессе. Я попытался слинять. В общем-то вполне успешно. За исключением пинка, который Этот засадил мне вдогонку. Летел я недолго, но неприятно. Всю ночь копил злость и все остальное. Ну, подожди. Уйдешь ты на работу.

Эта, сцука, в пятницу забрала ноут и промылась куда-то на три дня.Хрен что напишешь. Подробности потом. Пока короткий отчёт за три дня:

Нассал под кресло. Хорошо!

Нассал под кресло. Хо-ро-шо!

Нассал под кресло. Зашибииись!

В пятницу с утра учил Эту ходить на четырёх лапах, как все порядочныекоты. Влез под разложенный диван и стал петь во всё горло. Проорал "Мурку","Чатанугу" и "Владимирский централ". Эта носилась вокруг дивана на карачкахи вопила: "Ой, котик, что ты размяукался?" Сколько ни бился - всё равно криво ходит, жопой виляет и шерстью на голове пол подметает. Дура полная. Нухоть жрать дала.

А вчера Эта селёдки притаранила. Рыбу-то я ваще не очень, пытались мне Эти всякой там сёмги-форели подсунуть - ну дерьмо дерьмом. Но тут что-то разобрало. Гаркнул на Эту - быренько два мощных шмата мне отвалила. Сожрал влёт. Солёная оказалась, зараза. Запил тем, что первое под морду подвернулось - молоком. Пердел так, что у боксёра с третьего этажа от зависти жопная резинка треснула.

Вчера отличился. Долго и старательно зассывал весь наполнитель в лотке, пока не получилось смачное хлипкое болото. Затаился за дверью туалета, выжидал. Этот в туалет вошёл - а я на край лотка лапами ррраз! Лоток на попа - ррраз! И весь смак Этому на штаны. Полный дерьмопад. Этот визжал фальцетом, побелел и трясся. А мне что? Я под ванной сидел и хихикал.

Придумал, ага. Когда я себя хорошо веду, надо выдавать мне премию - ещё плюс три пакета жрачки в день. А то пять - маловато будет. Осталось теперь тупоголовым Этим объяснить все выгоды такого положения.

Нассал под кресло. Хорошо!

Вчера вечером Эта притащилась в дом - и давай меня тискать: "Ой, котик, как я по тебе соскучилась, как ты поживаешь, хорошо себя ведёшь?" Я мурчал и ласкался, пока Эта в туалет не зашла. Как только она туда - я под диван, ага. Орала, конечно. А потом она себе верхние лапы кремом каким-то мазала. Баночка открытая стояла - я и лизнул. Оказалось вкусно, с алоэ и прочими радостями. Нажрался так, что всю ночь икал. Эта носилась вокруг, рвала шерсть на макушке и вопила: "Ах, мой котик отравился!" Наутро после этого космет-дерьма сел срать - хорошо пошло, мягко. Знаю теперь, чем закусывать фрискис.

Утром требовал у Этого жратвы. Он, значит, мне жрачки кладёт и презрительно так: "Слышь, ты, сирота... канарская!" Обиделся.

Нассал под кресло. Хорошо!

Проводил археологические раскопки в лотке. Контрольные соскобы, вскрытие культурных слоев, экспертиза останков-осколков-ошмётков Полдня убил, ничего интересного не нашёл. Расстроен. Да ещё эти потом всю вторую половину дня орали: "Плин, ссс@!#$, зачем опять весь туалет зассал-засрал-закопал? Да ещё ёршик изгадил, скотина!" Нечувствительные, бездарные уроды.

Этот вчера жратвы притаранил, сразу три пакетика мне дал. Я их одним махом! Не сожрал даже, всосал влёт. Этот пытался жрать кукурузу - полбанки отбил у него в честном бою. Орал потом страшно. Эта, дура, ручки сложила умилённо так, и давай охать: "Ах, котик нам спасибо говорит!" Дубина стоеросовая. Я ж прямым текстом ору: ещё [censored] дайте! Не дали. И коврик стираный они в туалет зря положили, да.

С утра Эта не давала пожрать. Типа, и так две миски полных стоят. Пришлось изображать сироту. Делал честные страдальческие глаза, сиротливо ютился в пластиковом ящике с картошкой, уныло грыз луковицу. Эта таки дала пожрать. Когда выходила, прокатился когтями по ее шелковому шарфику. Шарфику абзац. Очень доволен.

Нассал под кресло. Хорошо!

Ходил по дому, орал во всю глотку, просил мяуса. Накапали валерьянку. Лизнул. Закопал эту дрянь на месте. Долго, вдумчиво блевал на ковер Этой. Нефих всякое дерьмо подсовывать.

Этот правильные ботинки купил. С коробкой и шуршавыми бумажками. Клочки по всему дому. Лежал в коробке, драл поролон, тешил самолюбие. Шнурки Этому в новых ботах уже отжевал. Мало бумажек. Надо больше.

Жрал. Долго прислушивался к сытому бульканью в животе. А вы говорите - музыка, музыка...

Играл в стадо бешеных бизонов. Носился по дому со скоростью света. Забыл, что когти подрезаны, не затормозил. Классно вписался башкой в шкаф. Лежу в коридоре, считаю звездочки. Надо сожрать лечебного китеката.

Вчера Эти мне устроили фотосессию. Я демонстративно нассал в лоток, а потом закапывал. Эта пулей метнулась за фотоаппаратом и сфотографировала меня. А потом они оба умилялись. Нет бы пожрать еще раз дали. Зря я, наверное, в лоток старался. В следующий раз обязательно мимо им организую.

Эта просто дура какая-то. Утром ору ей прямым текстом: Балкон откройна! Откройна балконна! А она ручками всплескивает и говорит: ой, котик, чего ты мяучешь? И как Этот с ней живёт?

Нассал под кресло. Хорошо!

Тот, который не Этот, ещё почище меня скотина. Сижу себе, ем себе из миски. Сел рядом и пялится в мою, МОЮ миску. Гад. Печенка поперёк глотки. Ночью в ботинки ему нассу.

А Эти иногда ничего бывают. Готовили что-то куриное - мне целый окорочок скормили. Второй, гады, зажали. Отомстил: извозил весь пол в кухне недоглоданными костями и стащил кусок печенки. Доволен.

Испоганил все на свете. Три дня ушли на загаживание пола в кухне, а Эти его вымыли. Зато с хлоркой. Нанюхался вдрызг. Валялся по полу, стонал, мурчал, упивался, в общем - кайфовал. Дальше не помню.

Нассал под кресло. Хорошо!

Изгадил весь туалет. Эти целый день зажимают носы и называют скунсом. Очень горд собой.

Пришел Тот, который не Этот. Принес дряни всякой. В любимую мисочку налил пива и рядом чипсов положил. Попробовал дрянь какая-то. Фуфел бумажный. В прошлый раз мартини с тоником принесли - вот тогда знатно нализался. Мучался сушняком, блевал потом. Надо еще попросить.

Случайно заглянул в холодильник. Сволочи! Для моей еды у них только одна полка, остальные две завалены какой-то хренью! Отомстил. Нассал на коврик в ванной. Да-да, в самую середину.

К Этой приехала Какая-то там. Привезла сумку и какой-то ненаш запах. Спал в её сумке, оставил в подарок полкило шерсти. Поцарапал свитер, порвал, что там сверху лежало. При отъезде ещё поцарапаю ей руку на память - в клочья порву, чтоб надолго запомнили.

Нассал под кресло. Хорошо!

Влез за плиту на кухне. Долго думал о смысле жизни. Рефлексировал. Через 5 минут вышел пожрать.

Раздербанил пачку сигарет Этого. Пожевал. Вставляет. Надо будет попробовать сочетать - у Этого переть сигареты, у Этой кофе. Не знаю пока, что получится, но на всякий случай попрошу снова подрезать мне когти.

Утром Тот, который не Этот, какого-то пса вынес мусор. Копаться негде. Пол загадить разве что шерстью. Или все миски со стола своротить. Надо обдумать. Придёт Тот, который не Этот, отцарапаю ему что-нибудь.

Точил когти о подушку Этого. Проточил её насквозь. Обнаружил внутри перья - гонял по всему дому. Самые лучшие собрал в кучу и сверху нассал. На всякий случай спрятался под диван. Предварительно пожрал, чтобы до вечера не умереть от голода.

Эта утром подорвалась - и в душ. Мимо кухни. Не положив мне еды. Поорал немного - не помогло. Вырыл из лотка весь наполнитель и сложил кучей в середине туалета. Нассал сверху. Хотел ещё плакат протеста написать, но Эта вдруг сообразила, что я могу похудеть. Ничего, целый день Этих дома не будет, я им ещё целый трактат выссу.

Фрустрирую. Я не слишком много ссу?

Нассал под кресло. Еееееееее...

Научился открывать лапой комод. Вытащил все свитера Этой, растаскал их по полу и повалялся на каждом по очереди. Пару закопал. Надо ещё научиться ящики с бельём вытаскивать.

Беда. В ящике с картошкой помещаюсь с трудом, хвост свисает наружу. Сироту изображать всё труднее. Как быть? Ссал долго и задумчиво.

Добавил в "интересы" хлорку - меня с неё просто прёт.

Кончиком уха слышал, что некоторые коты едят даже солёные огурцы. Презираю. Это надо же было так опуститься. Вот китекэт - это другое дело.

На окно в кухне прилетала еда. Воробей называется. Смешной такой, уссаться можно. Но ловить его - фигушки, дураков нет. Там же стекло, я же понимаю. Схожу пожру.

Стало меньше мух. Эти говорят про какую-то "осень". Что это такое я не знаю, но носом чувствую, что скоро будет холодно. Ну и пусть, у меня шерсти с запасом. А ночью я вообще с Этой сплю, она тёплая. А мух я и так не ловил, они невкусные. А жратва вкусная и ловить её не надо. Надо только поорать. Давно ли я ссал? Не сходить ли?

Иной раз Этот зайдёт, посмотрит на меня с прищуром, и скажет: "Фан-та-сти-чес-ки глупый кот". А я не глупый, я морально устойчивый. Если мне надо, так я всё что хошь могу. Могу копать. Могу не копать.

У меня есть мечта. Когда Эта печёт блины, у неё под рукой стоит растительное масло. Его надо стянуть и покататься в лужице. Должна красиво блестеть шёрстка. Жду - недождусь.

Гады! Кресло передвинули! Куда ссать? Еще по большим непраздникам Эти меня моют. Если я, например, в каком-нибудь дерьме изваляюсь, или, скажем, в миску с головой залезу так, что уши заляпаю. Или просто так. Я считаю, что после этого меня должны кормить тройными дозами и давать ссать даже на потолке, если захочу. А Этим хоть бы хны. Ходят и крысой обзывают.

Этот явился домой. Я спал. Пришлось проснуться. Так что, Этот меня погладил и пошел мне еду накладывать? Хрен там - одежду вешать пошел и дверь в комнату закрыл. Когда Этот вышел из комнаты через 2 минуты, я заорал так, что он от неожиданности чуть ко мне в лоток не нагадил, и быстра пошел наполнять мою миску. Пожрал. Поорал еще и стребовал с Этого сметаны. Еще пожрал. Лежу на стуле в кухне и думаю - поссать или не поссать?

Пришли Эта и Тот, который не Этот. Демонстративно насcал посреди коврика в туалете и, не закапывая, пошёл жрать.

За ночь устроил в туалете такое, что от запаха у мышей в подвале соседнего дома наверняка штукатурка осыпалась. С утра орал на Эту, аж уши закладывало. Дала пожрать. На самом деле, я бы и во время еды на Этих орал, но рот занят.

Утром внимательно следил, как Эта отмывает туалет. Подождал, пока надраит пол, вытрясет коврик, насыплет новый наполнитель в лоток. Как только Эта ушла - бросился раскидывать наполнитель по всему туалету. Эти орали в два горла. Этот вопил: Тыблиншахтёр! Эта голосила: Дороешь до Аргентины! Этот визжал: Сдадим нах в метрострой нах! Эта пищала: Надо было тебя Бульдозером назвать! Если в этом метрострое кормят хорошо и кресло есть, куда поссать, то я согласный.

Вернули кресло на место. Оперативно нассал.

Этот за день 62 раза сказал: У тебя хвост лопатой стал, как у бобра, вот ты разжирел! Эта сказала то же самое 47 раз. Кажется, пришёл пинцет чьему-то галстуку и чьей-то шали.

Хронически недоедаю. Когда же жрать уже, а? Я и так вечно голоден, а сегодня особенно недоел. И недоссал.

Эти, когда я особенно обидно как-то нассу, они вот чего делают. Они в круглую мою мансарду вставляют мяч. А мне его снизу не видать. Я разгоняюсь, прыгаю, а там мячик. Сцуки. А потом удивляются, что в лоток не попадаю. Я ж головой об мяч ударенный!

Нассал под кресло. Хорошо!

С утра Этот, поглядев, как я копаю в лотке, назвал меня образцово-показательным котом. Отомщу.

Эта открыла балкон, и я пошел туда греться. Разложил по полу штаны. Поорал немножко для приличия. Хочу кальмаров. Больших.

Эти думают, что они меня выдрессировали. Говорят, заигрывающе так: Плинтус, Плинечка, скажи мяу! Конечно, я им мяукаю. Они рады - гладят, хвалят, жрать дают много. На самом-то деле я их выдрессировал. Смотрю честными глазами, потом мяукаю - они послушно гладят и кормят. Надо надрессировать Этих из дома не выходить. Чтоб всегда кормили.

Эта наготовила какой-то жратвы и поставила тарелку на стол, сама ушла чай наливать. Ну, я ловко на стул, на стол и лапой, лапой! А там майонез. Весь изгваздался к мышам собачьим. Попрыгал Этой на кровать лапы о подушку вытирать. Чего Эта орёт? Не понимаю.

Эти оба заболели. Помрут ещё нахрен. Кто меня кормить будет?

Эта просто в конец распоясалась. Дала только половину пакета жрачки. Заорал так, что в соседней квартире если и были тараканы, то передохли от акустического удара. Отомщу.

Нассал под кресло. Хорошо!

Валялся на Этой, грел и мурлыкал. Больные, больные, а жрут как здоровые. Жрут, а меня нифига не кормят - всего четыре раза жрал. Убийцы. Если так и дальше пойдёт, придётся жрать картошку. А с картошки много не нассышь. Хандрю. Изображаю сироту.

Эти болеют. Никакого интересу в жизни. Ссы где хочешь - ноль внимания, у миски можно хоть обосраться - лишний раз на кухню не выйдут. Пробовал кусать за ноги - не помогает. Пробовал греть, только свернешься в клубок - эти придурки ворочаться начинают. От отчаянья пытался нассать в ванную - лапы разъехались. Страдаю. Вообще я очень хороший, да. Нассал на коврик в ванной.

Уныло нассал под кресло.

Играл под одеялом в гепарда. Поймал добычу, цапнул её изо всех сил. Чего Эта за ногу хватается и орёт - не понимаю.

Пришел Этот. От радости побежал в сортир и попытался демонстративно нассать мимо лотка. Этот, даром что больной, фишку просек и дал мне пинка. Сидел и думал, как еще можно нагадить. Потом Этот открыл консервированную кукурузу. Я прыгал перед ним и орал, даже Эта, уж на что тупая, и то сказала, что мне надо немного положить. В результате сожрал треть банки кукурузы. Жду обеда.

Эти ожили, жрут. Радостно нассал под кресло. Хорошо!

Эта полчаса крутилась на кухне и ни разу не дала мне пожрать. Гаркнул так, что стекла выгнулись. Никаких нервов на Этих не хватит, честное котовское!

Очень продуктивный день. Пока Этот в подъезде вкручивал лампочку, вышел проинспектировать площадку. Лифт на месте, как всегда воняет соседской "Красной Москвой". Нассал соседке на коврик. Потом Эта стирала. Влез в тазик с теплой пенной водицей. С удовольствием искупался. Эта орала дурниной и выпутывала из когтей всякое тряпьё. Истеричка фигова. Запланированы небольшие разрушения и ещё три жратвы.

Эти жрали бананы. Попробовал куснуть. Еле проблевался. Мыло травчатое. Понятно теперь, почему болеют. Мне б от такой жратвы сразу полный собачий капец пришел. Пойду пожру мяуса.

Эти драили дом. Нанюхался <доместоса>. Наступил приход: ушёл в транс с лапами и хвостом. Очнулся - держу в зубах рукав свитера Этой. Ну, думаю, сейчас убьёт. Песец тушканчику. На всякий случай уши прижал, глаза показательно выпучил. Эта посмотрела - и давай ржать, как лошадь пожарная. Точно, истеричка. Этого даже почти жалко. Пойду жрать и медитировать.

Нассал под кресло. Хорошо!

Устал страшно. Полдня носился за жирной черной мухой, отбил все лапы, перевернул половину коллекции Этой, скинул с полок целую библиотеку, разворотил кровать, сшиб колонку. Вымотан. Пожрал два раза. Спал у Этого на подушке. Пока не помогло.

Весь вечер сидел перед зеркалом и любовался на себя. Всё же я просто офигенно красивый. Эти носились вокруг с криками "Эй, ты, позёр кошачьего рода!" Опять снимали на фотокамеру. Подамся в модели. Если худеть не заставят.

Нассал под кресло. Доволен.

Эта с утра затащила меня по одеяло, тискает и говорит: Грелка! Грелка! Дура какая-то. Кота от грелки отличить не может.

Сидел себе на балконе, мировое равновесие контролировал. Эти носились по кухне и орали: входи уже в дом, холодно же! Бестолковые, честное кошаковское. Не холодно, у меня ж шерсть вон какая!

Дайте жрать. Быстро!

Построил из наполнителя в лотке большую пирамиду. Строго сориентировал по сторонам света, звёздам и розе ветров. Пришли Эти и давай орать: опять весь туалет загадил! Убогие они какие-то, правда.

Нассал под кресло досрочно. Крайне доволен собой.

С утра пробило на пожрать сухой корм. Сидел задницей к коридору, пока Этот уходил на работу, жрал и думал о вечном. Это о еде, в смысле. Слышал на днях, как Эти говорили что-то про то, что собираются меня искупать. Сидел, слушал, не подавал виду, что понимаю. Но уже начал на всякий случай подтачивать когти, чтобы достойно встретить гадов.

Тот, который не Этот, вчера притащился с огромной курицей. Мне досталось, но не вся, а так - обрезки какие-то. Мстил ему всю ночь: прыгал на него с разбегу и за ноги кусал. Он спросонья ворочался и орал. Очень доволен собой. Устал, правда, как заправский тигр. Пошёл жрать и спать.

Влез в шкаф и давай валяться на вещах! Очень понравилось. Потом Эта увидела и в шкафу меня закрыла. Насилу выбился. Теперь надо обратно влезть и на разных штуках в шкафу покачаться. Пожру пока.

Строго по расписанию. Нассал под кресло. Хорошо!

Я сегодня был неподражаем. Еще в 6:20, до того, как будильник прозвонит, закатил Этому истерику, что есть хочу. Натурально так закатил. Орал в полный голос, мама-не-горюй. Этот поднялся и пошел давать мне пожрать. Причем с такими матюгами, которые я даже в ЖЖ редко читаю. Он вспомнил все прегрешения, которые я совершил после рождения, и, похоже, даже до него. Я, в общем-то, знал, что я скотина, и при том ненужная, но о таком, что Этот говорил, мог только догадываться, если не мечтать. Аппетит у меня, правда, Этому испортить не удалось, и я сожрал все, что положили. Этот, тем временем, пошел досыпать. Точнее, поспать-то ему уже не светило, потому что вставать надо, так, пару минут повалялся. В общем, жалко мне Этого стало. Я, на самом деле, после еды планировал нассать мимо лотка. Но тут что-то во мне проснулось - не знаю, что, но оно у меня обычно спит - так вот, оно во мне проснулось и я, как, мать его, образцовый сКот нассал и насрал в лоток. Ни капли мимо. Сижу, мучаюсь, а не перебрал ли я с хорошим поведением - может, стоило хоть наполнитель разбросать? Пожалуй, что на сегодня хватит с меня доброты. Пойду еще пожру, а там посмотрим.

Я великолепен. Обнаружил у Этой в кровати отменные простыни. Изодрал все торчавшие концы. Пожрал с удовлетворением от хорошо выполненной работы.

Не сдержался. Разбросал весь наполнитель из лотка по туалету. Особенно удачные броски даже в коридор влетели. Теперь надо их по ковру в коридоре и на кухне раскатать. Занят ещё минут 40.

От этих иногда тоже польза бывает. Сегодня с утра притаранили целую гору жрачки. Пока они ее из пакетов по полочкам раскладывали, умилялся и глаз не мог отвести. На радостях взорвал в туалете бомбу: зассал все поверхности до единой. Этот орал так, что с деревьев за окном листья осыпались, а на светофоре стекло треснуло. Долго смеялся над ним из-под дивана. Веник-то не дотягивается.

Уже два дня не ссал под кресло. Был пьян. Пройдет сушняк - расскажу.

Эти, сволочи, меня все-таки помыли. Отбивался чем мог, но с подстриженными когтями поди - порыпайся. Поливали из гадского душа и мылили шампунечкой_для_котиков. Терли полотенцем. Пытались дуть в меня из фена. Крайне зол. Эта ходит по дому и говорит: Представляю, какими словами Плиня нас сейчас костерит! Нет, сцука, не представляешь!

Зато стал еще пушистее и краше. На радостях пожрал два раза подряд и поссал прямо в ванной.

После помойки (в смысле, что мыли меня) спать не очень хочется. Конечно, кто будет спать после такого. Пойду поссу. Мимо лотка принципиально.

Пока Эти и Тот, который не Этот, жрали, влез на свободный стул и лапой стянул жрачку из тарелки. На этот раз не промахнулся - оказалась колбаса. С большим удовольствием сожрал её под столом. Шкуркой извазюкал только что помытый пол. В общем, угадал. Не то, что в прошлый раз, когда чеснок попался.

Всю ночь орал так, что маньяк из северо-восточного АО, наверное, подох от разрыва барабанных перепонок. Не давал спать Этим. Мог бы сам дверь в комнату открыть, но специально вопил, чтобы они поднимались и дергали за ручку. Встали с утра чумные и злобные. А нехрен лезть с тазиками и шампуньчиками!

Этот привёл Какую-то Там. Увидел - ору во всё горло: Чур, я следующий! А она: Ой, как котик у вас мяукает славненько! Дура похуже Этой.

Думал, что Эта дура набитая. Оказалось, Этот тоже идиот невменяемый. Решил всласть покопаться в лотке, вырыть из него побольше наполнителя и как следует в него нассать. Мимо лотка, конечно. Этот увидел, что я в туалете - и встал в дверях. Стоит, гад, и пялится. Поорал на него - черта с два. Стоит и таращится. Стало тошно. Уныло порыл в углу лотка и тоскливо нассал в лоток. Даже закапывать не стал. Подонки. Всё настроение испоганили. Нассу под оба кресла.

Нассал под оба кресла. Такой я обязательный.

Про пьянку. У Этих толпа гостей. Притащилась Такая-растакая, которая в прошлый раз меня на мартини развела и споила . С чинзано притащилась. Налила, конечно. Чистого. Не сдержался, налакался вдрызг. Орал песни. Кружил головой. Эти ржали и подло двоились в глазах. Помню, что прыгал со стула на пол и обратно. Помню, что пытался облизать Такую-растакую. Больше ничего не помню. Наутро сидел в раковине и много пил. До сих пор болит голова и лапы иногда путаются.

Эти думают, что они меня дрессируют. Но всё наоборот. Это я их постоянно учу. Вот вчера бился - учил мяукать. Полчаса им показывал, как надо, а они тупо: м-а-у, м-а-у, м-ы-р-к, м-ы-р-к... Глухие, тупые. Хоть надрессировал жрачку давать и лоток мне менять вовремя и то ладно. Когда Эти кончатся, надо будет себе енота завести. Они умнее.

Очень радуюсь ЖЖ. Говорит: Привет, Скотина! Надо научить Этих говорить то же самое. А то приходят - и сразу: опять под кресло нассал? Хватит орать! В сумку не лезь! Никакого у Этих такта.

Нассал под кресло. Хорошо нассал. Ссаноутверждающе.

Вчера Эта пришла поздно, сыру накромсала, отвернулась за чаем. Ну я на стол - рраз! Сыр - хвать! И сожрал быстренько. А то знаю Эту - сама стрескает, мне не даст. Пока она на меня орала, ещё в рот ей заглянул - вдруг зажала таки кусок, стерва?

Прокатился когтями по брюкам Этого. Звонко получилось. Этот вопит: Воротник из тебя сделаюна! С ушками и четырьмябля лапками! Ну, поводи ещё баб, я тебе покажу, как шкурки разделывать. На бабах покажу.

Эта пришла - я давай орать сразу. Покладистая была, прыгает вокруг на задних лапках: Плинечка, что тебе надо? Покажи, что такое? Отвёл эту на кухню и быстра смоховался под ванную. Эта стоит, руками разводит: не понимаю, говорит, какого хрена он так сделал. Хорошо, что хоть Этот умный. Сразу понял. Говорит, Плинь тебе твоё место в доме показал. Ещё пару лет - глядишь, из Этого приличный сКот получится.

Увлекся программированием. Учил бейсик. Освоил INT и RND. Нассал, сколько смог, куда попало.

С утра взорвал в лотке фугас. Играл в спецназ МЧС. Срочно спас туалет от наполнителя, зассав его весь. Пришла Эта, сунулась в туалет - вопит, во все горло. Давай звонить Этому: скотина нассал! скотина насрал! Дура, сама в туалете что делаешь?

Надоело, что Эти называют меня Плинтус. Ещё извращаются всячески: Плинтус-свинтус, Плиня, Плин... Позволяют себе мыши знают что. Распоясались. Надо научить при обращении ко мне кланяться и говорить "Большой Чёрный Хозяин".

Насмотрелся по ящику рекламы. Утром притаранил этой в постель недоглоданную куриную кость. Взял в зубы, влез Этой на грудь и пялюсь ей в глазёнки. Она давай орать: придурок, скотина, сволочь одомашненная! Обиделся. Гаркнул на неё, уронил кость под одеяло, заныкался за плиту и долго страдал. Минут через 15 вышел пожрать и присмотреть позорное место для ссанья.

Всё думаю - куда Эти постоянно шастают? Вот чего им дома не сидится? Наденут всякую лабуду, дрянью вонючей напрыскаются - и побежали. Когда со жрачкой возвращаются - понятно. А остальное время куда их мыши носят?

Яростно нассал под оба кресла и насрал у полочки с обувью. Хорошо!

Объявил сегодняшний день Праздником Юного Следопыта. Наблюдение. Если вцепиться когтями у Этой возле правого глаза, она не отбрыкивается, когда я лезу целоваться.

Наблюдение. Ворованная сметана гораздо вкуснее обычной. Ворованная картошка на вкус всё то же дерьмо.

Сел писать о том, как я птичку на днях на балконе словил. А комп слетел вместе с тем, что я там накатал. Накатал много. От горя, что произведение пропало, нассал прямо в свежий лоток. Поэтому вкратце. Поймал на балконе жратву, точнее воробья какого-то. Принес в кухню, в кухне был Этот. Этот отобрал у меня жратву, ласково назвал меня "Черножопым охотником". Жратву выбросил с балкона. В миску насыпал обычной еды. В общем, как-то так.

Наблюдение. Если долго спать на подоле пальто Этой, она долго орёт дурным голосом и носится с щёткой. Если прокатиться когтями по галстуку Этого, два дня придётся сидеть под ванной.

Наблюдение. Если за ночь насыпать Этой в кровать много шерсти, с утра она много чешется и орёт во всю глотку. Если залезть к Этому под кровать и там начать звонко царапать её снизу, придётся два дня сидеть под ванной.

Наблюдение. Блевать посреди ковра куда интереснее, чем в туалете на легко отмываемый пол.

Наблюдение. Один честный взгляд - два пакета жратвы. Работает, когда заметят. 20 минут симуляции сироты - полтора пакета жратвы. Работает, если привлечь внимание грохотом падающего тостера. Вопли во всю глотку до треска барабанных перепонок - пакет жратвы. Но действует всегда.

3абыл вчера нассать под кресло!

Зато всю ночь скакал как конь. С разбегу на кровать. Тот, который не Этот, орал спросонья: "Плинтус, твою мать, в тебе не сто грамм, твою мать!" Думаю, теперь он будет обожать меня втрое сильнее. Так что ночь не прошла зря. Только очень хочется спать. И жрать. И ссать. Пойду по... мр?

Пока Эти с утра жрали, влез мордой в банку со сметаной и сожрал всё, до чего дотянулся. Перевернуть не успел - засекли. Орали. Жрали бы свои блины с вареньем, жлобы.

Этот притаранил новую швабру. Почему-то короткую - видно, боится под диван лазать. Швабра замечательная, с толстой круглой штукой внизу. Драл об неё когти. Выдрал всю середину к мышам собачьим. Клочки раскидал по дому. Нассал на коврик рядом со шваброй. Доволен.

Стал помещаться на стул. Худею! Срочно жрать.

Эти говорили о каком-то "жанись, жоплин". Ну про жоплин понятно, там такой жоплин - мать моя кошка! А про жанись даже я напрягся. Пойду подумаю мимо лотка.

Нассал под кресло. Хорошо!

Сегодня понял, почему Эти так странно передвигаются - на двух конечностях. Эти они просто передо мной пляшут на задних лапках.

Уже два дня старательно давлю на психику Этой. Смотрю на неё с презрением, или сижу, повернувшись к ней жопой, жду, пока выйдет из себя. Эта полная дура. Радуется: ах, котик с меня глаз не сводит! Ну, поспит она у меня сегодня ночью...

Долго думал над видовой принадлежностью Этих. Понял, что они попугаи. Твердят одно и то же: опять нассал мимо лотка, не ори на меня, дайте коту пожрать кто-нибудь, чтоб ты сдох, слезь со стула, пущу на воротник, фантастический дурак. Тупые твари, тупые, тупые твари. Пойду пожру.

Нассал под кресло. Хорошо!

Сегодня ночью развлекался. Сначала спал на Этом. Этот почему-то прерывисто дышал и периодически хрипел: "Пора тебя, туша, переставать кормить". Потом походил немного у Этих по подушкам. В результате уснул у Этой на голове. Во сне запутался лапами в длинной шерсти Этой, которая у нее на голове растет. Эта орала. Чего орала - непонятно.

Сидел рядом с миской и думал, пожрать или не пожрать. Пришел Этот и давай приставать: "Плинтус, скажи мяу! Плинтус, скажи мяу!" С мысли сбил, собака. Придется все заново передумывать.

Почаще надо изгваздывать пол в кухне. Эта с утра снова мыла пол. Хлоркой. А меня с нее, в смысле с хлорки, прет. Валялся по полу и мурлыкал. Когда пол высох, пошел к Этой - у нее на тапочках еще немного осталось. Лизал тапочки, а Эта умилялась: "Ой, котик, как ты меня любишь". Дура. Я не тебя люблю, а хлорку.

Нассал под кресло. Хорошо!

С утра полчаса изображал из себя примерного кота - тихо лежал на стуле в кухне и громко мурлыкал на руках у Этого. Устал как собака. Пойду пожру.

Пришла Эта и притаранила какую-то пиццу. Что такое не знаю, но пахло вкусно - мяусом. Ходил по кухне и орал, что я сирота. Эти всей толпой сидели, жрали пиццу, смотрели на меня. Хоть бы кто-нибудь поделился. С досады пошел ссать мимо лотка. Уже в сортире понял, что до потопа еще не накопил. Пришлось просто разбросать наполнитель. Зато по всему сортиру.

В честном бою спер у Этих кусок пиццы. Выжрал все мяусо. Ничего, покатит. Думаю над тем, что пора писать книгу. Методичку "300 поводов нассать под кресло". Схемы там, графики.

Сфотографировал своих Этих. Куда дотянулся - то и сфотографировал.

Нассал под кресло. Хорошо!

С утра чувствовал себя беспокойно - Эта, пока завтракала, в холодильник заглянула четыре раза, а жрачку мне достала только два. Те два куска ветчины, которые увел у нее с бутербродов, не считаются. По-моему, она меня уважать перестала, по глазам вижу. Худею, наверное.

Нассал под кресло. Хорошо!

Снились ужасы - как будто Эти решили заморить меня голодом и насыпали еду только в одну миску. Во сне орал и дергал усами. От страха проснулся и решил проверить, точно ли мне это приснилось. Пошел на кухню. Увидев миски на месте, на радостях сожрал весь сухой паек.

Составляю словесный портрет боксера с седьмого этажа. Из особых примет в голову не лезет ничего, кроме "слюнявая морда" и "жопная резинка".

Эта сварила кальмаров и промылась. Кастрюлю оставила на плите. Играл в "Две сорванные башни" - пытался взять плиту приступом. Минут двадцать пытался. Удалось только допрыгнуть до ручек, которые газ открывают, и оставить две царапины на стенке. Вспомнил подсказку про "бомбу в сортире". Побежал и взорвал в лотке бомбу. Плита как стояла, так и стоит. И кальмары на ней. Бесполезно. Пойду посплю, пока Эти не пришли и в сортир не заглянули.

Сижу под ванной. Хорошо! Нассал под диван тоже.

Торчал в ванной, смотрел, как Этот в пасти белую пену развозит. Этот с набитой пастью мне говорит: "Шлышь, шкотина, жубы тебе надо почиштить, штоб гигиена!" Пока он эту дрянь сплёвывал, пожевал щётку, которой он в пасти возил. Говно. Блевал в раковину и делал вид несчастный и обездоленный. Этот прослезился, "Какой ты понятливый", говорит. Погладил и дал жрачки. Это он ещё одеяла не видел. Пойду под диваном посижу, мировое равновесие поддержу, ага.

День прошёл не зря. Эта притащилась - и давай меня тискать: "Ой, мой котик похудел, ой, пропали у котика щёчки, ой, пузико стало меньше!" И мяуса мне здоровый шмат дала. А потом ещё один. И сметаны всю банку отдала. Вечерком ещё поизображаю сироту в ящике из-под картошки. Я видел, мяуса там ещё прилично осталось.

Этот с утра промылся куда-то, взяв с собой мою переносную Бастилию. "Куда?" - ору, "Куда мою Бастилию тащишь?" А он мне: "Слышь, скотина, будешь вопить - тебя в переноску на полдня посажу. Радоваться должен, что я твою домашнюю тюрягу утаскиваю!" Тюряга - не тюряга, а имущество. Ушёл рвать его овечье одеяло.

Искал себя на яндексе. Узнал, что я - анекдот. Удивился.
Капитан
Кент
Аватара
Откуда: Литва
Сообщения: 2224
Темы: 3
С нами: 12 лет 11 месяцев

Пред.След.

Вернуться в Творческий уголок

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 2 гостя