Фильм «Старец о.Ефрем Филофейский (Аризонский)»

Список разделов Прочее Медиатека

Описание: Обсуждаем и рекомендуем фильмы, музыку, аудио-книги и т.п. Делимся мнениями и ссылками.

#1 Лесник » Чт, 1 декабря 2011, 15:29

Фильм «Старец о.Ефрем Филофейский (Аризонский)»:

phpBB [media]



Беседа с о.Ефремом, игуменом монастыря прп Антония в Аризоне.

Беседа записана в 1992 году, в храме Честного Креста, в Питтсбурге.[/media] В то время о.Ефрем был игуменом монастыря Филофей на Святой Горе Афон, и только начинал выполнять свое послушание Божией Матери - основывать монастыри в Америке.
На сегодняшний день их основано восемнадцать, главным из которых является монастырь Антония Великого в пустыне Аризона.
Говорят, что когда их будет двадцать, старец выполнит таким образом свое послушание перед Господом и его земной путь подойдет к концу.


Фильм представляет собой редкую видеозапись беседы со старцем Ефремом, сделанную в 1992 году в храме Святого Креста в Питсбурге, США; Греческая Православная церковь.
Архимандрит Ефрем (Мораитис), игумен греческого монастыря преподобного Антония Великого в США, Аризона, милостью Божией, и ныне еще здравствующий, и сейчас там подвизается. Православные рассказывают много благочестивых историй о благодатной силе молитв старца Ефрема, его прозорливости. В Антониев монастырь приезжают паломники со всего света за утешением, с надеждой на мудрый совет в сложной жизненной ситуации, на исцеление души. Многие люди, побывав несколько раз в обители, перебираются поближе к монастырю на постоянное место жительства. Здесь говорят, что сама Святая Гора спустилась на землю Аризоны.


О внутренней брани, Иисусовой молитве, искушениях через близких,об эпохе антихриста и др.темах.
Последний раз редактировалось Лесник Пн, 5 июня 2017, 20:57, всего редактировалось 3 раз(а).
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев


#21 Лесник » Вс, 27 октября 2013, 18:32

Отрывок из главы «Любовь Старца» из книги старца Ефрема (Мораитиса) Филофейского
«Моя жизнь со Старцем Иосифом» (Ахтырский Свято Троицкий монастырь, 2012):



«Любовь Старца к ближнему выражалась также в готовности приносить духовную пользу тем, кто просил у него советов, посещая или задавая вопросы в письмах. В то время паломников на Святой Горе было мало, не так, как сейчас. Редко кто сюда приезжал. В основном Старца навещали монахи из разных обителей и скитов, иногда – священники из мира. Сохранился рассказ известного в Америке православного писателя Константина Каварноса, профессора Гарвардского университета, побывавшего у Старца в 1958 году.

«Отец Иосиф (Исихаст) пригласил меня в свою каливу, сел на полу и дал знак сесть и мне, справа от него, чтобы поговорить о духовной жизни. Кажется, он хотел, чтобы мы беседовали сидя на полу ради упражнения в смиренномудрии. Первой темой разговора была исповедь. Затем отец Иосиф спросил, читаю ли я Евангелие.
- Было бы хорошо читать Евангелие каждый день, - сказал он. – Читай и Ветхий Завет, особенно же Псалтирь. Весьма рекомендую тебе жития святых, собранные в Синаксаре. Лучшее время для чтения таких книг – вечер. Не забывай и о молитве. Особое внимание удели умной, сердечной молитве: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». Это самый важный способ духовного делания.
- Но как возможно заниматься этой молитвой тому, кто живет в миру, среди стольких забот и хлопот? – спросил я его.
- Посвящай ей каждый день по одному часу, лучше вечером, перед сном. И в течение этого часа читай ее непрестанно. Весьма рекомендую тебе также прочитать «Откровенные рассказы странника». Эта книга раскрывает значение Иисусовой молитвы и учит способу, как ее читать.
- Некоторые говорят, что эта молитва может привести к помешательству, - заметил я.
- Из всех видов молитвы, - продолжил отец Иосиф, - это самый безопасный и лучший. Необходимо только, чтобы она сочеталась с трезвением, дабы ум не рассеивался. А также необходимо при этом следовать советам опытного духовника. Первоначально эта молитва должна произноситься вслух. А позднее – умно. Хотя и тогда должна читаться вслух, когда у нас не получается хорошо сосредоточиться на словах. По мере того как мы занимаемся этой молитвой, беспрерывно совершается внутреннее делание. И оно приносит плоды. То, что ты сейчас слышишь, не требуется принимать на веру. Твой собственный опыт тебе это подтвердит. Мы из опыта знаем, что Иисусова молитва – это очень плодотворный способ очищения ума и сердца. Она снимает покров с ума и открывает ему неизреченные сокровища. Найти Бога – вот какая главная цель должна быть у человека. Обретя Бога, он обретет истинное счастье. Внутренняя молитва, о которой мы говорим, ведет человека к Богу. Мы никогда не сможем достаточно отблагодарить Его, открывшего нам Самого Себя. И также никогда не сможем достаточно отблагодарить за иные блага, которыми Он нас одарил. Богу не было нужды создавать человека, у Него уже были ангельские воинства. Но Он сотворил его и даровал бесчисленные блага.

В течение всей нашей беседы отец Иосиф говорил спокойно и искренне. На меня он произвел впечатление человека, воистину посвященного в духовные тайны, настоящего святого».
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

#22 Лесник » Чт, 7 ноября 2013, 16:39

Ефрем Филофейский — Апостол Америки


26.10.2012
Афанасий Зоитакис


Великий современный подвижник проигумен афонского монастыря Филофей, старец Ефрем (в миру — Иоаннис Мораитис) родился 24 июня 1928 года в городе Волос (Греция). 19-ти лет он оставил мир и переселился на Святую Гору Афон, став послушником святого старца Иосифа Исихаста, безмолвника и пещерника.



Великий современный подвижник проигумен афонского монастыря Филофей, старец Ефрем (в миру — Иоаннис Мораитис) родился 24 июня 1928 года в городе Волос (Греция). 19-ти лет он оставил мир и переселился на Святую Гору Афон, став послушником святого старца Иосифа Исихаста, безмолвника и пещерника.

Масштаб личности и дела Старца Ефрема достойны его духовного отца. Он возродил обитель Филофей на Афоне, а после этого за короткий срок создал на Американском континенте девятнадцать монастырей, которые стали духовным оазисом для жаждущих благодати Божией американцев. Сейчас старец Ефрем постоянно проживает в основанной им обители Святого Антония в Аризоне (США) и творит непрестанную молитву о своих духовных чадах и спасении всего мира.

Издательский Дом «Святая Гора» опубликовал уникальный сборник проповедей и бесед старца Ефрема Филофейского. Книга, получившая название «Искусство спасения», стала квинтэссенцией его богатейшего духовного опыта за почти шестьдесят лет монашеской жизни. Наставления отца Ефрема – это настоящее опытное богословие – старец не теоретизирует и не философствует, а рассказывает о том, что было открыто ему на вершине его духовного опыта в результате многих лет непрестанных подвигов и духовной борьбы.

Большая часть из проповедей и бесед собранных в книге «Искусство Спасения» обращена к мирянам и относится к периоду поистине апостольской деятельности старца в США и Канаде. Об этом периоде жизни старца известно мало и поэтому он заслуживает отдельного обстоятельного разговора.



В 1960 году один из величайших православных богословов XXстолетия о. Иоанн Романидис (1827-2001) в письме афонскому монаху и церковному писателю Феоклиту Дионисиатскому писал: «Святогорцы должны немедленно направить своих представителей в США и основать там монашеские обители, в противном случае Православие на Американском континенте ожидает неизбежная гибель». Несколько лет спустя воплотить задуманное удалось усилиями всего лишь одного человека, котором удалось совершить, казалось бы, невозможное.

Отец Ефрем (Мораитис) впервые приехал в Канаду в 1972 году по приглашению своих духовных чад. Несколько лет спустя такие визиты в США и Канаду стали носить регулярный характер. Старец беседовал с людьми, наставлял, утешал, проповедовал… Постепенно все более очевидной становилась потребность американцев в живом слове Евангелия и их искание настоящей духовной жизни.

В основу миссионерской деятельности старец Ефрем положил открытие православных мужских и женских монастырей, которые становились духовными центрами, притягивавшими тысячи неравнодушных людей, воспринимавших обители как «частичку Неба на земле».



По словам известного греческого историка и богослова отца Георгия Металлиноса «православные монастыри являются наиболее эффективными миссионерскими центрами. Жизнь в обители, наблюдение за жизнью монахов и участие в богослужении гораздо эффективнее действуют на проходящих оглашение чем сухие схоластические слова. Инославные хотят узнать живое Православие и прикоснуться к нему изнутри».

Монастыри старца Ефрема появились во многих регионах США и Канады: Нью-Йорке, Техасе, Флориде, Вашингтоне, Южной Каролине, Пенсильвании, Иллинойсе, Калифорнии, Мичигане, Монреале и Торонто. Общее число обителей основанных старцем Ефремом на настоящий момент составляет девятнадцать, а еще два монастыря находятся на стадии строительства. Это число может возрасти еще, так как многие миряне жертвуют землю и выступают с инициативой создания все новых и новых обителей.



Все монастыри старца Ефрема общежительные. Они руководствуются афонским уставом и в основу своей жизни положили заветы Иосифа Исихаста. Многие насельники американских и канадских обителей неоднократно посещали Святую Гору и даже жили некоторое время в афонских монастырях, желая познакомиться с монашеским преданием в первоисточнике.

К числу насельников обителей основанных Ефремом Филофейских относятся люди разных социальных сословий и национальностей: наряду с греческими иммигрантами в США, это перешедшие в Православие представители разных народов и религий (мормоны, мусульмане, индуисты, будисты, иудеи, католики и протестанты).

Американская Православная Церковь к моменту переезда старца Ефрема в США находилась в глубоком кризисе. Модернистские нововведения архиепископа (впоследствии Вселенского патриарха) Афинагора (Спиру)1 привели к утрате Церковью своего исихастского и аскетического характера. Американское Православие потеряло духовную глубину и вселенскою перспективу, превратившись всего лишь в этнографический клуб для тоскующих по Родине иммигрантов.



Старец Ефрем спас американское Православие от растворения и ассимиляции по протестантскому образцу. Его деятельность способствовала выходу Церкви из своей национальной замкнутости и приходу в нее новых людей.

Отношение к старцу Ефрему было в православной среде первоначально настороженным. Христианство Ефрема Филофейского, на первый взгляд, казалось слишком суровым и аскетичным, но когда люди сами познакомились со старцем и его учениками поближе – лед непонимания растаял: греки-иммигранты всей душой полюбили обители отца Ефрема.

Сегодня тысячи людей по воскресным и праздничным дням со всех уголков США и Канады приезжают в основанные старцем монастыри. Они охотно и с радостью выстаивают многочасовые монастырские службы и меняют свое отношение к вере под влиянием увиденного.

Огромное влияние монастыри Ефрема Филофейского оказали на православных иереев, которые служат в США и Канаде. Изменение взглядов священнослужителей способствовало постепенному возврату к забытому Православному преданию на многих американских приходах. Сегодня множество православных священников в поисках духовной поддержки посещают отца Ефрема и основанные им обители. Под влиянием наставлений и призывов Ефрема Филофейского многие американские православные священники стали противниками религиозного синкретизма и экуменизма, начали носить рясу не только во время богослужения, но и в повседневной жизни.

Центром миссионерского служения отца Ефрема является монастырь святого Антония в Аризоне, расположенный неподалеку от столицы этого американского штата города Финикс. Подавляющее число местных жителей к моменту появления здесь старца Ефрема были мормонами, сейчас некоторые из них приняли Православие.



Обитель святого Антония была основана в 1995 году в безводной и засушливой пустыне. Первоначально старец Ефрем планировал построить монастырь в другом месте, но промыслительно сбился с дороги и оказался в пустынном месте между городами Финикс и Тусан. Очевидцы рассказывают, что в этот момент они ясно услышали звон колоколов, невероятно похожий на звон в родной обители отца Ефрема – монастыре Филофей. «Мы построим монастырь здесь», – сказал тогда старец. Владыка Антоний епископ Сан-Францисский долго не верил в эту историю, пока однажды несколько лет спустя сам не услышал подобный набат. Он подъезжал к строящемуся монастырю святого Антония, когда услышал как звонят колокола. Как выяснилось несколько минут спустя звон был сверхъестественного происхождения, ведь сами монахи в колокола не звонили.



Вокруг монастыря по благословению старца было приобретено 1200 стремм земли2, на которых было посажено 3000 масличных, апельсиновых, лимонных, грейпфрутовых, фисташковых деревьев, виноградники и финиковые пальмы. Чтобы растения не засохли была необходима вода, которая чудесным образом была найдена в результате подземных изысканий. Старцу Ефрему явился преподобный Антония Великий и указал место, где следует бурить скважину. На глубине 980 метров была найдена вода, которой оказалось достаточно, чтобы превратить местность из пустыни в цветущий оазис. Сейчас в монастырском саду прижилось более двух тысяч видов растений и это, несмотря на то, что летние температуры в Аризоне достигают 40 – 45 градусов по цельсию. Повсюду братией монастыря были разбиты фонтаны, поставлены фонари и проложены дорожки.

Сегодня глядя на удивительный райский сад и величественные храмы воздвигнутые братией обители святого Антония трудно поверить, что, когда сюда впервые прибыло шестьь афонских монахов, здесь не было ни воды, ни дорог, ни электричества. Первоначально жилищем старца Ефрема и его учеников было четыре трейлера. Монахам приходилось жить и работать в местности кишашей ядовитыми змеями и опасными хищными зверями. Старца Ефрема, пожелавшего построить монастырь в пустыне, местные жители посчитали сумасшедшим. Сомневались в успехе его предприятия даже православные люди.



Но прошло время и на месте небольших трейлеров появились храмы и капитальные строения, а число братии увеличилось с семи до сорока пяти человек. Главный собор монастыря посвящен преподобному Антонию Великому и святителю Нектарию Эгинскому. Еще шесть храмов посвящены прп. Серафиму Саровскому, пророку Илие, вмч. Пантелеимону, вмч. Георгию, вмч. Димитрию, свт. Николаю и Иоанну Предтечи.

При обители есть гостиница, в просторных и светлых комнатах которой может одновременно остановиться до 500 паломников. В соответствии с традициями афонского монашества ночлег и питание предоставляются гостям монастыря бесплатно. В гостинице в неограниченном количестве паломникам доступны фрукты, прохладительные напитки, чай, кофе.

По числу посетителей обитель святого Антония находится на втором месте в штате Аризона, лишь немного уступая Великому Каньону (Гранд-Каньону) – одной из главных достопримечательностей в США.

Монастырь святого Антония ведет огромную благотворительную деятельность. Монахи предоставляют жилище бездомным и оказывает помощь всем, кто за ней обращается. В городе Tucson расположенном несколько южнее обители по благословению старца Ефрема создан центр помощи малоимущим и одиноким женщинам.

Игуменом Святоантониевского монастыря является афонский иеромонах Паисий – один из пяти первых насельников обители, прибывший в США со Святой Горы Афон вместе с Ефремом Филофейским. Сам старец Ефрем не занимается в обители вопросами управления, а является духовником всех основанных им монастырей. Также отец Ефрем – духовный наставник для тысяч мирян, которые приезжают в Аризону со всех уголков планеты.


Значение миссии старца Ефрема трудно переоценить. По словам отца Антония (Мосхонаса) – ушедшего на покой многолетнего настоятеля православного храма в городке Тусан: “Мы, американские архиереи и иереи в течении семидясити лет хотели привлечь народ в Церковь проведением фестивалей. То есть мы устраивали праздники и гуляния, угощали людей напитками, едой и развлечениями. Мы забыли о молитве, исповеди, постах, четках – всем том, что составляет предание нашей Церкви. Мы даже препятствовали созданию монастырей, так как полагали, что в них нет необходимости и они не могут ничего дать нашей Церкви. И вот пришел малюсенький человек3, без мирского образования и богословских дипломов, без новаторских и смелых идей (которые в изобилии были у нас) и напомнил нам о самом главном – нашем Православном Предании.

Он не звал на танцы и развлечения, а призывал к посту и участию в многочасовых бдениях. И люди откликнулись на его призыв, пришли к старцу и поддержали его. Число приходящих к отцу Ефрему не поддается описанию. Америка, стремившаяся к выходу из тупика культуры потребления и рабства материальным ценностям через различные общественные течения (например, хиппи) и восточные религии, открыла для себя подлинное неискаженное христианство – Православие».

По словам отца Ефрема дикея скита святого Андрея Первозванного на Афоне «старец Ефрем подвергся беспрецедентным и тягчайшим наветам и нападкам». Но несмотря на постоянные заказные обличительные заказные репортажи на американском телевидении и прессе он не опустил рук, а продолжил свое миссионерское служение. Ефрем Филофейский – живой пример великого подвижника, своей жизнью доказавшего правоту слов преподобного Серафима Саровского «Спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи».



1 Марш Мендельсона в храме после венчания, орган во время богослужения и другие подобные нововведения.

2 Поземельная мера в Греции равная 1000 кв. м

3 Старец Ефрем небольшого роста.

Афанасий Зоитакис


http://www.hram-obolon.com/2012/10/26/ефрем-филофейский-апостол-америки/
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

#23 Лесник » Пт, 8 ноября 2013, 22:18

Старец Ефрем Филофейский и Аризонский молится

Господи, Иисусе Христе, помилуй мя.
Пресвятая Богородице, спаси нас. :

phpBB [media]
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

#24 Лесник » Чт, 21 ноября 2013, 17:00

Книга старца Ефрема Филофейского «Моя жизнь со старцем Иосифом»:
Изображение


Скачать книгу можно тут : http://brusilovsky.livejournal.com/143832.html
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

#25 Лесник » Чт, 21 ноября 2013, 18:48

о.Ефрем Филофейский, «Моя жизнь со старцем Иосифом»:

Личность и учение величайшего Старца XX века Иосифа Исихаста живо запечатлены в воспоминаниях его ученика и преемника архимандрита Ефрема, проигумена монастыря Филофей на Афоне, создателя и духовника православных греческих монастырей в Америке, наиболее почитаемого Старца современности. Перед читателем впервые раскрываются в такой полноте образ преподобного Старца Иосифа и его наука о монашеском образе жизни и спасении. Книга дает ответ на главные для христиан вопросы духовной жизни.

..эта книга стала событием в духовной жизни православных греков. Все ее приобретали, все о ней говорили, во всех монастырях книга читалась во время трапезы. В этом нет ничего удивительного. Старец Иосиф Исихаст, как становится все более очевидным, — самая выдающаяся личность в духовной истории XX века. Слово Старца, дошедшее до нас в его письмах духовным чадам, ничуть не уступает слову великих святых отцов. А такое возможно только тогда, когда и жизнь подвижника не уступает житию великих святых. В опубликованных воспоминаниях его личность, житие и учение раскрылись с такой полнотой, глубиной и высотой, что не оставили сомнений у тех, кто отдавал Старцу Иосифу пальму первенства среди духовных учителей последнего времени. Конечно, это произошло и благодаря тому, что воспоминания принадлежат непосредственному преемнику Исихаста — его любимому ученику Ефрему, проигумену монастыря Филофей на Афоне, а ныне Старцу монастыря Святого Антония Великого в пустыне американского штата Аризона.

........................


Глава первая
В миру

В первые годы бедствий немецкой оккупации, когда я ради работы бросил учебу в школе, в одну из двух старостильнических церквей Волоса пришел служить приходским священником святогорский иеромонах. Его духовным отцом был Старец Иосиф Исихаст, как он сам его называл. Этот иеромонах-святогорец стал для меня в то время драгоценным советником и помощником в духовной жизни. Я избрал его своим духовником и, благодаря его рассказам и советам, в скором времени стал чувствовать, как мое сердце отдаляется от мира и устремляется к Святой Горе. Особенно что-то загоралось во мне, когда он рассказывал о жизни Старца Иосифа, и пламенной становилась моя молитва о том, чтобы поскорее с ним познакомиться.

Я старался, насколько это возможно для ребенка, подвизаться в миру и с четырнадцати лет хотел стать монахом. Но мой духовник отец Ефрем сказал:
— Ты, Яннакис, еще не можешь стать монахом, ты очень юн. Подрастешь, тогда посмотрим.

* * *
Моя мать жила как монахиня, усердно постилась, молилась, была добродетельной и любила монашество. Меня она всегда держала рядом с собой, потому что, когда я был младенцем, она получила извещение, что я стану монахом. Во время молитвы она увидела звезду, покидающую наш дом и улетающую к Святой Горе, и услышала некий глас:
— Из троих детей этот один будет жить.
Моя мать испугалась:
— Ах, у меня умрут двое детей, и останется только этот!
Она не знала, что истолковывать предвозвещение надо так: один ее ребенок будет жить близ Бога. Позже она осознала, что это было видение о моем уходе на Святую Гору. Вот почему она строго наблюдала за мной и не позволяла удаляться от нее: чтобы отдать Богу насколько возможно чистое приношение.
Сама она была для меня человеком, с которого я мог брать пример. Как часто я видел, что она закрывается на кухне и весь вечер
на коленях молится со слезами!

* * *
Итак, поскольку мать за мной внимательно следила, жизнь моя в миру, по благодати Божией, была очень строгой. Как я сказал, мне пришлось бросить школу ради работы, ибо в тяжелые годы оккупации голод был нашим ежедневным уставом. От недоедания мы едва держались на ногах.
Я работал в основном в столярной мастерской моего отца. Иногда, однако, мне приходилось и торговать на городском базаре: бубликами, хинином, пуговицами, спичками. Чтобы помочь своей семье, я покупал, что мог найти, и сразу это перепродавал, постоянно рискуя попасть в руки немцев и итальянцев.
Я помню, как однажды итальянцы схватили моего брата, безусого юношу, и вместе с ним моих друзей и били их прикладами из-за того, что они, якобы противозаконно, торговали на базаре. В действительности же итальянцы хотели отнять деньги и товар. Они очень сильно их избили. Подивитесь мужеству доблестных воинов, избивающих малых детей, потому что те продавали спички и кое-какую одежку на базаре!

Другой случай, живо сохранившийся в моей памяти: как гестапо расстреляло неизвестных мне греков и повесило их рядом с комендатурой. Руки страдальцев были распухшими от пыток, потому что им засовывали иголки под ногти. Их трупы оставили висеть на несколько дней в назидание другим.
В эти трудные годы единственным нашим упованием и утешением был Бог. Как только я заканчивал работу, мать забирала меня, мы шли в церковь на службу и к отцу Ефрему на исповедь. И он нам говорил о непостоянстве этой жизни, о любви Божией, об исповеди, умной молитве, слезах, о Старце Иосифе и Святой Горе. Так постепенно во мне начало расти желание посвятить себя Богу.
В то время голод и малярия собирали жатву в Волосе. Вот и я заболел непонятно чем, у меня постоянно был жар. Все время — повышенная температура и слабость. В конце концов я был вынужден лечь в больницу. Врачи, с недостаточными средствами того времени, не смогли определить, что у меня было, и я находился на грани смерти. В итоге меня выписали, но все эти события помогли мне осознать, насколько обманчива и тщетна земная жизнь.
Так я утвердился в желании стать монахом.

* * *
Прошли годы, мне исполнилось девятнадцать лет. За месяц до того, как я покинул мир, ребята из Волоса собрались посетить Святую Гору, а заодно и побывать у Старца Иосифа. О нем в Волосе хорошо знали, потому что мой духовник был у него послушником и часто говорил: «Старец Иосиф — святой человек, подвижник».
С этой оказией некоторые женщины решили послать туда кое-какие вещи и продукты. Хотелось и мне вместе с ребятами пойти на Святую Гору, но куда там! — отец не мог мне такого позволить.

Я дружил с этими ребятами, хотя они были старше меня, и мне захотелось передать с ними Старцу Иосифу что-то от себя. Но у меня ничего не было из-за нашей бедности. Я зашел в дом, открыл мамины шкафчики и нашел немного вермишели. Я положил ее в мешочек и написал на листке бумаги: «Отец Иосиф, я Вам посылаю эту посылочку — малое свидетельство моей любви и почтения. Прошу Вас, молитесь о моем спасении. Целую Вашу десницу. Иоанн». Так меня звали в миру. Я запечатал посылку и отдал ее ребятам. Ребята пришли к Старцу, и он начал открывать посылки. Распечатав мою, он сказал:
— Это дитя придет сюда монашествовать.
Ребята ответили:
— Это исключено. Его держит при себе духовник, потому что будет устраивать монастырь, а Иоанна готовит себе в преемники. Так что, Старче, это невозможно и представить.
— Он придет сюда, а ты пойдешь в мир и вернешься монашествовать, ты — станешь священником и останешься в миру, а ты уже больше никогда не придешь на Святую Гору, — сказал Старец каждому из них.
Все, что сказал Старец, исполнилось в точности. Ребята, вернувшись, передали мне его слова, но я не придал им значения. То есть не обратил внимания на его слова о том, что я приду к нему, и совершенно их забыл. Когда я посылал письмо, у меня не было цели идти на Святую Гору. Я хотел стать монахом, но не решил, где именно. Итак, я сам не имел еще никакого представления о своем будущем монашестве, но об этом уже знал Старец по просвещению от Бога.

* * *
Между тем отец Ефрем говорил мне:
— Оставайся со мной, я устрою монастырь. Ты мне нужен, у меня нет никого другого.
— Хорошо, отче, я останусь, чтобы помочь вам.
Однако начал он это говорить еще тогда, когда мне было четырнадцать лет. Теперь мне исполнилось девятнадцать, и я думал: «Не лучше ли мне уйти?» — ибо помысл убеждал меня, что у него ничего не выйдет с монастырем. Я стал молиться, затворяясь у себя в комнате: «Пресвятая Богородица, отверзи Свои врата и приими мя. Пресвятая Богородица, отвори дверь Своей милости и возьми меня к Себе».
Я часто проходил мимо тюрьмы. Там была часовенка Святого Елевферия, где мы оставляли милостыню для заключенных. Проходя мимо нее, я оставлял там, что у меня было, и просил Святого Елевферия освободить меня, дабы я мог уйти. Мне было стыдно сказать об этом своему духовнику, поэтому я ему написал. Он немного огорчился, но со временем успокоился и смирился с этим: «Ступай, дитя мое, я тебе не препятствую».
Прежде чем отправиться на Святую Гору, я познакомился с одним монахом, который предложил мне подвизаться вместе с ним. Я согласился и решил перебраться к нему, но Бог воспрепятствовал этому. Он просветил мою мать и духовника. Каждый из них сказал мне:
— Нет, ты туда не пойдешь, я тебя посылаю к нашему Старцу, Старцу Иосифу.
— Буди благословенно, — ответил я, хотя внутри меня ужалила гордость. Тем не менее я прислушался к мнению матери и подчинился ее просвещенному решению. Я исполнил это с верой и послушанием — и Бог удостоил меня приобрести в Старце, отце Иосифе, духовного наставника и предстателя на Небе.

Благословляю день и мгновение, в которые Бог мой и Господь наставил меня последовать указанию духовника и преподобной матери, строго приказавшей мне стать послушником Старца. Ибо если бы я пошел туда, куда хотел сам, то потерпел бы неудачу на сто процентов. Я проявил послушание и не ошибся, выбрав для монашества Святую Гору. Кто послушался своего духовного отца и погиб? Даже если дурным будет дело, повеление, совет — Бог все соделает благим.
........................
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

#26 Лесник » Пт, 22 ноября 2013, 15:34

Глава вторая

На Святой горе

Наконец час настал. Утром 2 6 сентября 1947 года кораблик неспешно доставил нас из мира к святоименной Горе — как бы от берега временной жизни к противоположному берегу, берегу вечности.

Мы прибыли в Дафни, главную пристань Афона. Сойдя с корабля, мы вместе с немногими другими сели в лодку, которая шла в направлении Малого скита Святой Анны8 с остановками у каждого монастыря. Когда мы отошли от Дафни, брань диавола обрушилась на меня прямо в лодке. Я смотрел на монастыри и на отцов, как на тюрьмы и заключенных, и говорил сам себе: «Как могут жить здесь эти монахи? Как ты сам это выдержишь? Куда ты теперь идешь?» Я был совершенно не искушенным. До этого я не бывал нигде, кроме как в церкви, на базаре, в мастерской моего отца и дома. Все, что я видел сейчас, было для меня внове. Я никогда до сих пор не путешествовал и не знал, что это такое. И вот теперь я уходил из мира, по своей воле уходил неизвестно куда.

Бесы со всех сторон забрасывали меня помыслами: «Как ты пойдешь туда и затворишься там? Горе тебе! Возвращайся назад!» Я очень плохо чувствовал себя, мне было дурно и телесно, и душевно. Рядом со мной в лодке был один монах. Он пел «Богородице Дево, радуйся!» с «тэ-ри-рэм». У него было прекрасное настроение, а я кипел от помыслов и беспокойства. Я прервал его:
— Отче, где калива Старца Иосифа?
— А почему ты спрашиваешь?
— Я туда направляюсь.
— И для чего ты туда идешь?
— Чтобы стать монахом.
Он окинул меня взглядом с ног до головы.
— Ты для этого идешь туда?
— Да, туда.
— Тебе это место не подходит. Там пост, бдение и поклоны. У тебя рука отвалится от крестных знамений. Там тебе невозможно будет жить: ты ведь доходяга.
Я перед этим долго болел. Меня изводила повышенная температура, и врачи не могли определить, что у меня за болезнь. Каждый день я трудился в столярке, часто работал голодным, и меня мучил жар, так что я стал настоящим доходягой. У меня было только произволение, а сил не было никаких.
— Пусть у меня отвалятся и руки и ноги, но я пойду к Старцу! Где он? Не покажете ли мне?
— Вон, видишь ту гору, маленькую белую каливку? Это там. Лишь только я увидел каливу, как увидел свет! Там свобода! Там
нет тюрем! И у меня сразу прошло все беспокойство. Это была
воля Божия — мне туда идти.

* * *
На закате мы наконец причалили к пристани Святой Анны. Мертвая тишина, нет ни одного человека. Старец не знал, что
я должен приплыть. Тогда там не было телефонов, чтобы сообщить об этом. Вдруг вижу, как один батюшка с торбочкой и палочкой спускается вниз. Это был отец Арсений. Как только я его увидел, так подбежал, положил земной поклон и благоговейно поцеловал его руку.
— Благословите, батюшка.
— Не ты ли Яннакис из Волоса?
— Да, старче. Но откуда вы меня знаете?
— Старец Иосиф знает это от честного Предтечи. Он ему явился сегодня ночью и сказал: «Я тебе привел одну овечку. Помести ее в свою ограду».
И я обратился мыслью к честному Предтече, моему Небесному покровителю, в праздник Рождества которого я родился. Я был очень благодарен святому за заботу обо мне.
Я увидел, как подошел еще один батюшка. Отец Арсений пришел вместе со старцем Корнилием. Отец Арсений сказал мне:
— Мы оставим отца Корнилия здесь внизу стеречь вещи, а сами пойдем наверх, к Старцу, он нас ждет.
Мы поднялись. Какие чувства я испытал! Каким бы талантом
кто ни обладал, их не описать!

* * *
Мы взяли с собой самые необходимые вещи и отправились к Старцу. Добрались, когда уже почти стемнело. Мы пришли к ка-ливам, которые первыми встречались путнику, пришедшему в общину Старца Иосифа. Все они находились на крутом склоне горы. Это было основное жилище общины, а калива Старца — чуть поодаль, в более пустынном месте. Вся эта сторона горы была неприступной.

К каливе Старца идти было незачем, т.к. для того он и устроил ее поодаль, чтобы его никто не беспокоил. Старец сам приходил к «первым каливам» на службу в церковку и на трапезу. К Старцу приходили в его каливу на исповедь после полуночи.
Как только мы подошли к первым каливам — туда, где в пещере была церковка Честного Предтечи, — батюшка Арсений ударил в железное било, подавая сигнал, что мы прибыли. Сразу ударил в свое било и Старец, дав знать, что услышал наш сигнал, и вошел в свою каливу, чтобы творить умную молитву. Мы же пошли отдохнуть.
Это был вечер субботы. Сюда, в пустыню, должен был прийти отец Ефрем из Катунак12, чтобы служить литургию. Поэтому отец Арсений сказал мне:
— У нас будет литургия.
— Разбудите меня!
— Хм, ты что, думаешь, мы оставим тебя спать? Ну да откуда же тебе знать, бедняге, куда ты пришел! Теперь тебе придется просыпаться рано.
......................................
12 Катунаки — один из самых пустынных скитов Святой Горы, расположенный на крутом и каменистом склоне западной части Афона, в 4 минутах ходьбы от ближайшей морской пристани. Там находятся примерно 30 келлий
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

#27 Лесник » Сб, 23 ноября 2013, 8:58

Глава третья

Первый день

Я спал в какой-то клетушке между какими-то досками. Диавол послал мне страшный сон. В момент моего пробуждения Старец Иосиф подошел к двери. Он пришел на литургию. Я кричал во сне:
— Мне страшно! Мы разобьемся! Он открыл окно — дверь и окно были одним и тем же — и спросил:
— Дитя мое, что с тобой случилось?
Откуда мне было знать, что это Старец? Я ответил:
— Отче, не знаю. Мы были на корабле, вошли в какую-то пещеру и чуть не разбились.
Он улыбнулся и сказал отцу Арсению:
— За этого малыша с самого начала взялись бесы. Ну, поднимайся, поднимайся! У нас литургия.
Как только я окончательно проснулся, так понял, что это — Старец, и упал ему в ножки.
— Благослови, Старче!
— Давай, дитя мое, пойдем в пещеру. У нас сейчас будет литургия.
Церковка была такой маленькой, что стасидия13 Старца касалась иконостаса. Свет был лишь от лампад перед иконами. Две
стасидии, одна напротив другой. Меня поставили посредине, между ними.
Там, в церковке, при чуть теплящихся лампадах, познала душа моя светлый образ святого Старца. Это был невысокий человек, не полный и не худой, с большими мирными голубыми глазами. Его некогда каштановые волосы стали седыми, ведь ему тогда было уже пятьдесят лет. Несмотря на то что он не пользовался расческой, не стриг ногтей, его присутствие источало некую благодать, нечто величественное и славное, как если бы это был царь. Поскольку он никогда не мылся, некоторые посетители ожидали дурного запаха и удивлялись, что от него, напротив, исходило тонкое благоухание. Это было чем-то сверхъестественным, поскольку он всегда много трудился и сильно потел.
Внешность его была очень благообразной. Стоило только его увидеть, как сразу успокаивались нервы. Каким он был снаружи, таким был и внутри. Лицо его было приятным, очень приятным. И в церкви он произносил «Господи, помилуй!» сладкозвучно. А как он читал Апостол! Чудо! У него был очень красивый голос. И если мы фальшивили в пении на литургии, он нам задавал тон. Он его не терял. Когда время от времени он нас звал, чтобы собрать или сказать что-нибудь, я думал про себя: «Неужели этот
голос когда-нибудь умолкнет?»

* * *
Прежде чем началась литургия, на меня надели подрясничек со столькими заплатками, что никто не знал, какой была его изначальная ткань. Он весил килограммов пять от заплаток и грязи. Но я его надел, и мне казалось, будто я надел нечто царское, очень славное и очень светлое. У меня была такая радость, какой не бывает даже у царя, когда его облачают в царскую мантию. Затем Старец дал мне матерчатый пояс и скуфейку, которая была от не-стиранности жесткая, как брезент.
— Постой-ка здесь! — сказал он мне.
и особыми опорами для рук по бокам на уровне локтя. Опоры помогают молиться стоя. Обычно стасидии устанавливаются вдоль внутренних стен храма, в них можно и стоять, и сидеть.

Дал он мне и ряску одной святой Старицы, усопшей монахини Феодоры. Я ее надел. Ряска благоухала. В это мгновение вышел из алтаря отец Ефрем взять благословение Старца, чтобы служить литургию, и сказал мне:
— Зачем ты надел рясу? А ну-ка быстро сними ее! Старец обратился к нему:
— Тише, отец, оставь в покое монашка. Дай нам его разглядеть немного.
У меня еще только пробивались усы. Тогда Старец сказал отцу Ефрему:
— Ну хорошо, подходит для священника. Видишь, я ждал какого-нибудь монаха, чтобы у нас был священник, вот он и пришел.
И пообещал мне:
— Пошьем тебе красивое облачение, когда рукоположим тебя. Мы еще не успели поговорить толком, а он уже знал, что я могу
стать священником. И радовался, что у него будет свой священник,
потому что отца Ефрема часто не отпускал отец Никифор.

* * *
Как только закончилась Божественная литургия, мы вышли из церковки. Было уже утро. Старец сказал мне:
— Пойдем-ка попьем чего-нибудь и перекусишь немного, потому что сейчас все то, что ты привез, ты будешь перетаскивать на спине.
Мы привезли целую лодку вещей, которые нам насобирали люди. Поскольку все духовные чада отца Ефрема знали, что я поеду к Старцу Иосифу, они мне дали пшеницу и многое другое. И все это мы теперь должны были перетащить в сетях на спине.
Но прежде Старец нам дал чай из розмарина, червивые сухари времен Ноя и сыр, который и топором не разрубишь. Камень, обезжиренный, червивый. Кто знает, какого века он был?

— Ешь, мой монашек, ешь, потому что сейчас пойдешь таскать.
Я не мог есть, потому что в лодке у меня была рвота из-за волнения на море.
— Я не хочу есть, потому что мой желудок...
— Ешь, ешь: будешь сейчас носить вещи.
Пока я ел, Старец меня разглядывал. Он заметил, какой я худой, и произнес:
— В чем только у тебя душа держится!
— Не смотрите, Старче, снаружи. Смотрите на то, что у меня внутри, на то, что я хочу работать Христу.
Как только мы поели, он сказал:
— Теперь бери торбу, бери посох, и ступайте таскать.
Я ничего не умел: ни взвалить на себя груз, ни ходить по диким скалам. Я был скелетом. Скелетом! И с постоянно повышенной температурой!
— Это буду носить я?
— Ты.
— Буди благословенно.
И сразу, с утра — с моря на гору: по вырубленным ступенькам перетаскивание тяжестей. Вот так с Божией помощью мы и приступили.
Когда мы закончили, Старец сказал:
— Не думай, что ночью ты будешь спать. Нет, у нас ночью бдение! Мы спим вечером два часа, а затем совершаем бдение — кто восемь, кто десять часов — с четками, поклонами и чтением. Сделаешь каких-нибудь пятьсот поклонов — тогда и посмотрим, что с тобой делать. Это будет твоей первой порцией. Если тебе станет дурно, приходи ко мне в каливу, вон туда.
И началось у меня бдение каждую ночь. Поскольку меня борол сон, я каждый вечер ходил на бдение к Старцу. Он, выйдя из кали-
вы после молитвы, садился и учил меня, а я сидел и слушал.

* * *

С самого начала меня стали осаждать помыслы. Прежде всех остальных — гордость, которая противостояла советам и указаниям Старца, поднимала голову и требовала объяснений: «Почему он мне это говорит? Почему он так со мной поступает?» Я понял, [то мне хочет устроить диавол. Он хочет разрушить мои отношения со Старцем, моим наставником и учителем. Ведь, разрушив связь с ним, он мне отрежет подачу духовного питания, благодати Божией, подаваемой послушнику через Старца. Я рассказал об этом Старцу, и он мне объяснил:
— Смотри, дитя мое, ты пришел сюда, чтобы спасти свою душу, пришел сюда, чтобы отречься от себя, пришел сюда, чтобы отсечь вой страсти, пришел сюда, чтобы смириться, пришел, чтобы тебя судили, а не чтобы ты судил — Старца ли или братьев.
— Согласен, — ответил я.
— Знаешь, какие нам дали советы здешние отцы, старцы? Вот такие. Угодил своему Старцу — угодил Богу. Не угодил своему Старцу — значит, не угодил и Богу. Ибо Бога ты не видишь,
Старца видишь, и поскольку он — представитель Бога, постольку все, что ты делаешь по отношению к Старцу, относится к Богу. Это так же, как относится к Богу и все, что мы делаем с Его святой иконой. Есть у нас некая икона: она ведь из дерева и красок, руками создана, не так ли? Да, так, но на ней — образ Христа, или Богордицы, или святого. Хотя сама икона — это нечто вещественное, [о то, как мы поступаем с ней, относится к изображенному на ней. С нему переходят честь или поругание, оказываемые иконе. пак происходит и здесь, поскольку Старец — это образ Божий, представитель Бога.
Для послушника Старец выше епископа. Для других он ничто, [о для тебя, послушника, это так. Ведь чтобы стать хорошим чадом , преуспеть во всем, ты должен с того момента, как подчинил себя Старцу и принял его отеческое покровительство, всегда слушаться го и угождать ему, чтобы таким образом угодить Богу. Послушник не может угодить Старцу, если проявляет послушание только работе. Он угождает главным образом духовной жизнью, когда духовно преуспевает. Чем более он преуспевает духовно, тем боль-1ую радость испытывает душа Старца. И эта радость Старца делается для послушника благословением Божиим. А если иначе, то ты же потерпел неудачу.

Так некий большой человек, сенатор, пришел к святому Василию великому и, сложив с себя звание, принял монашеский постриг, но
не стал по-монашески жить. Тогда Василий Великий сказал ему: «Ты и сенаторство потерял, и монахом себя не сделал». То есть ты потерял свое положение и звание, но иноком не стал, ибо не сделал того, что должен был делать как монах.

И еще наши старцы говорили, что вежливость монаха состоит в том, чтобы его уста все время произносили «простите» и «благословите». То есть, когда ты совершаешь проступок и тебя обличают, не произноси тысячу оправданий, но скажи только: «Простите». И когда тебе велят делать что-то, что отсекает твою волю, смиренно уступай и говори: «Буди благословенно». Также они говорили: «Хорошее начало — наилучший конец. Плохое начало — наихудший конец».
— В чем же состоит хорошее начало, Старче?
— Вот в чем: когда ты оказываешь послушание, когда не поступаешь по своей воле, когда исполняешь свое правило, не огорчаешь своего Старца, ничего от него не скрываешь, все ему говоришь — это и есть хорошее начало. Но, главным образом, хорошее начало — это совершенное послушание, то есть послушание духовное, по образу мыслей. Как помышляет Старец, так помышляй и ты. Ошибается Старец — ошибайся и ты. Но при этом ошибки ты не сотворишь. Послушание не дает послушнику сотворить ошибку, даже если ее совершает Старец. Искреннее послушание не позволяет хорошему послушнику погибнуть. Закрой глаза свои и оказывай послушание — и не бойся.
— Буди благословенно.
Я усвоил это. Мне не понадобилось повторять второй раз. Я сказал себе: «Буду угождать Старцу. Ничего другого не надо. Если смогу угодить Старцу, то мне ничего не страшно». И с тех пор, как я услышал это от Старца, мысль моя была постоянно занята тем, как исполнить на деле этот простой совет, это простое предание святых отцов.
Этот маленький, но по своей духовной силе огромный совет я поместил в душе, сделал его своим кредо, своим достоянием и сказал себе: «В своей жизни я сделаю ставку на это». И поскольку этот совет приносит неизмеримую пользу тому, кто его применит к себе и исполнит, я решил его исполнять с помощью Божией и молитвами Старца.

Я старался угодить Старцу двояко. С одной стороны, никогда его не огорчать, а с другой — угождать ему своей жизнью. Я размышлял так: «Если я в этом не преуспею, значит, потерплю полное поражение и не достигну цели, ради которой оставил мир».
Конечно, только Бог знает, насколько я его не огорчил и насколько угодил ему. Но я видел на деле, что если послушник старается исполнить заповеди и повеления Старца, то благословение Божие прокладывает ему путь.

Невозможно, чтобы послушник, смиренно угождающий духовному отцу, потерпел неудачу в духовной жизни. И тем более невозможно, чтобы он не приобрел Царство Божие. Этого не может быть по природе вещей. Когда говорится «невозможно по природе вещей», это значит «верно на тысячу процентов». Когда послушник советуется со Старцем и старается исполнить на деле данные ему советы, невозможно, чтобы он потерпел неудачу, чтобы он не приобрел благодать Божию.

Мы видим, как святому Симеону Новому Богослову, благодаря его совершенному послушанию, совершенной вере и животворной силе смирения, удалось не просто вкусить немного благодати Божией, но ему, как говорится, полной чашей была дана благодать Святого Духа. И он стал тем, кем стал, и был прославлен нашей Церковью как Новый Богослов, то есть как принявший богословие свыше, непосредственно от благодати Святого Духа. Он научился богословию не за партой, но в труде послушания и преданности духовному отцу.
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

#28 Лесник » Вс, 24 ноября 2013, 8:37

Глава четвертая

Воспитание Господне

Когда я был новоначальным, моя гордость была выше меня ростом. Я думал, что представляю из себя нечто, потому что с детских лет вел строгую жизнь, имел мать-подвижницу, потому что духовником моим был свято-горский иеромонах, который держал нас в строгих церковных и монашеских рамках. Вся моя жизнь, прежде чем я ушел на Святую Гору, была совершенно непорочной и чистой. Я не уклонялся ни направо, ни налево. Конечно, это случилось только по благодати Божией.

Люди, не умеющие верно оценивать духовные вещи, меня очень сильно хвалили и считали святым ребенком. Из-за этого множества похвал я думал, что уже достиг третьего неба. Похвалы причинили мне вред так, что я этого и не заметил. Я заразился этим микробом, не почувствовав того. Я был отравлен гордостью и тщеславием.

Но Старец, умеющий хорошо видеть вещи как они есть, своим острым взором заметил, какой зверь живет во мне. И взялся его убить. Он вооружился клинком послушания и стал разить им этого зверя. Он хорошо умел прокладывать путь смирению, поэтому почти все время моего послушания было ничем иным, как сплошным суровым воспитанием.
Я попал в руки профессора, ученого. Он видел мою душу насквозь и с первого дня начал ее исцелять. Он решил сделать из
дубины человека. Старец не оставлял меня в покое. Его отеческая любовь воспитывала меня так, что если кому рассказать, то некоторым это покажется невероятным.

Старец Иосиф меня непрестанно обличал, ругал, оскорблял — это было лекарством для исцеления моей души. Он знал, что только поношения и оскорбления приносят духовную пользу, ибо тот, кто их терпит, приобретает венцы, а гордость и тщеславие удушаются. Он со всех сторон наносил по мне мощные удары молотом, чтобы удалить имевшуюся во мне ржавчину. Эту ржавчину я заметил, когда он начал меня обличать, делать мне замечания. Но, конечно по благодати Божией, я ни разу не открыл рта, чтобы спросить:
«Почему? Что я такого сделал?»

* * *

Старец был очень строгим. Он меня разбивал наголову. Как говорит поговорка, каждый день обтесывал меня топором. Чего он только со мной не делал! Чтобы ко мне обратиться, позвать меня, он употреблял всевозможные оскорбительные слова и все соответствующие эпитеты. Вот что было мучением! Все те годы, что я был рядом с ним, я только два раза услышал из его уст свое имя. Обычно он звал меня так: дурень, косорукий, вавулис18, малой и другими подобными прозвищами. По имени — никогда. Но сколько любви было за этими изощренными колкостями, какая чистая заинтересованность за этими оскорблениями! Он не только меня ругал, но иногда даже и поколачивал. Я ему говорил: «Старче, бей меня, колоти. Пусть треснет моя гордость». Конечно, все это мне доставалось потому, что я нуждался в этом, потому, что моя гордость была больше меня и я должен был хорошенько всего этого отведать.

Конечно, когда он меня обличал, то есть клал лекарство на мою рану, мне было больно. Но сколь благодарна сейчас моя душа за эти хирургические вмешательства, которые, подобно скальпелю, производило его чистейшее слово. Моя гордость брыкалась во мне и говорила: «Почему только по отношению к тебе Старец

18 «Вавулис» — разговорное обращение к очень маленькому ребенку, подобное русским словам «бубуся», «дюдюня» и т.п.

проявляет такую строгость? Почему он тебя ругает?» Почему да почему. Гордость во мне надувалась, чтобы я воспротивился, поскольку это была страсть, это был бес. Но, благодаря наставлениям Старца и просвещению Божию, я вел суровую борьбу со страстью, жившей во мне. Я ведь непременно должен был задушить этого зверя, убить его. Ибо я знал, что если зверь не умрет, то он не даст мне вздохнуть от его нападок. Во славу Божию, молитвами Старца и моей матери, я за все эти годы не проронил ни слова, чтобы возразить Старцу. Я все это принимал, поскольку чувствовал в себе гордость и говорил себе: «Раз ты такой, ты этого заслуживаешь».

День и ночь непрестанный нагоняй. Не день ото дня, а каждый день. Ох-ох-ох, что со мной делал Старец! Я не мог перевести дух от взбучек. Так я распинался душой, чтобы сподобиться воскресения. Мне было больно — и я шел в свою келлию, обнимал Распятого и со слезами говорил: «Ты, будучи Богом, претерпел пререкания, несправедливости от толпы грешных людей. Я же, грешный и страстный, разве не приму одного обличения? Старец поступает так, потому что любит меня, потому что цель его — спасти меня». И я чувствовал, как укрепляется моя душа, чтобы вытерпеть распятие.
Я, конечно, изнемогал, потому что был слаб душой. Требуется борьба до крови для избавления от великой и безумной страсти гордыни, которую мы унаследовали от Адама.

По молитве Старца, я возражал помыслам, противоречил им, вступал с ними в войну. «Буди благословенно» было моим ответом Старцу. Я старался быть выше помыслов. Я плакал, потому что страсть брыкалась. Мало-помалу я избавился от этого недуга. Это был начальный этап для меня, не прошедшего еще никаких испытаний, ни на что толком не способного, худющего, с постоянной температурой. Так начался мой монашеский путь, изменение моей жизни. Это была трудная, но прекрасная жизнь.

* * *
Прошло немного дней с тех пор, как я пришел к Старцу, и он спросил меня:
— Слушай, малой, что ты еле ноги таскаешь! Скажи-ка, что ты сделаешь, если однажды какой-нибудь брат потеряет с тобой терпение, накричит на тебя и даст оплеуху?
— Я скажу: «Простите».
— То есть скажешь: «Простите»?
— А что же еще я скажу?
— Ладно, посмотрим, — и он меня отпустил.
Прошло несколько дней, и он, наверное, подумал, что я забыл этот разговор. Была пятница, а утром в субботу должен был прийти отец Ефрем служить литургию. Старец пришел и сказал:
— Слушай, завтра ты будешь петь. Смотри, поупражняйся немного.
— Буди благословенно.
Но откуда мне было знать пение? Когда я был в миру, я не пел. Я только слышал, как певцы поют в церквях, и кое-что запомнил на слух.
Пошли мы в пещерную церковку. У каждого здесь было свое место. В стасидиях справа — Старец, слева — отец Арсений. Посредине — я. Отец Афанасий стоял сзади, а отец Иосиф — на месте чтеца.
Началась Божественная литургия, подошло время малого входа. Так как была суббота и было приготовлено коливо, на тропарях нужно было петь «Со святыми упокой», кратким распевом. Старец мне сказал:
— Пой «Со святыми упокой».
Я, бедный, знал только тот распев, который слышал на панихидах в миру. Я не знал, как это песнопение кратко поют на Святой Горе. И начал, несчастный, петь медленно-медленно:
— Со-о свя-я-я-ты-ы-ми-и-и...
Ой-ой-ой! Как даст он мне затрещину прямо в церкви! Досталось мне. И хотя рука у Старца была как у девочки, но если тебе доставалась оплеуха... Лучше и не говорить!
— Что ты поешь?! Что это за распев?! Дурень! Разве так поют, идиот?!
Священник в алтаре прямо остолбенел.
— Прости, Старче.
— Разве у нас теперь панихида?!
— Прости, Старче.
— Прельщенный! Сейчас, как только закончится литургия, станешь там, у двери, низко склонишься, и все будут проходить мимо тебя, а ты будешь просить прощения как человек в прелести.
Закончилась литургия, я причастился, стал на колени у двери:
— Простите меня, отцы, я впал в прелесть. Простите меня, отцы, я прельщенный.
— Да, ты в прелести.
— Я впал в прелесть, простите меня.
Настолько строгим был Старец. Но при этом очень благодатным.

* * *
Помню, однажды был праздник Святых Апостолов и пришел отец Ефрем из Катунак служить литургию. А я ему накануне должен был приготовить еду и на следующий день разогреть. Старец заботился об отце Ефреме, потому что отец Никифор кормил его не слишком хорошо, хотя тот был очень болезненным. Наш Старец кормил его как следует, чтобы тот хорошо себя чувствовал, когда служил у нас. Старец говорил: «Если с ним что-то случится — всё, мы пропали, не будет у нас священника. Дай ему хорошо поесть, чтобы он набрался сил».
Не знаю уж почему, но в тот день я должен был приготовить еду пораньше. Я поднялся, начал готовить для батюшки, а Старец пришел ко мне и, стоя у меня над душой, говорил:
— Не умеешь готовить, забодай тебя комар. Так готовят мирские, а ты хочешь, чтобы это ел священник?
Откуда мне было уметь готовить? Я есть-то правильно не умел. Дома у нас готовила мать. А я не знал, как яичницу поджарить. Потом я научился всему этому от Старца.
Как только я закончил готовить, Старец мне сказал:
— Ну, давай, остолоп, быстро неси это.
Я принес еду, дал ее батюшке.
— Убирайся с моих глаз! Скройся, чтоб глаза мои тебя не видели! Быстро проваливай в свою келлию.
— Буди благословенно.
Я взял благословение у Старца и пошел в свою келейку, которая была рядом. Сбежал по ступенькам, вошел в келлию. Лишь только ступил туда ногой, как пришло благословение Божие по молитве Старца. Я удостоился посещения Божия, да такого, что разве только глаза мои не видели присутствия святых апостолов! Такая благодать, такое благословение! Из глаз моих бежали слезы. Не потому,
что меня отругал Старец, но потому, что я не мог сдержать радости и веселья, которые испытывал от присутствия святых апостолов. Это был их праздник, и поскольку апостолы терпели оскорбления за Христа, поскольку над ними насмехались, их били, их бичевали книжники и фарисеи, Сам Христос увидел и мой ничтожный подвиг и послал Свое благословение. Я не знал, где находился, слезы лились ручьем. Я упал на пол и плакал, плакал, а в душе моей была радость. И я говорил себе: «Какое благо сделал для меня Старец!» Гораздо позже я узнал от других, что, как только я уходил, Старец благословлял меня, хотя в глаза всегда отчитывал.
Однажды, когда я был новоначальным и пришел отец Ефрем из Катунак, Старец позвал меня.
— Вавулис, сделай-ка нам кофе.
— Буди благословенно.
И как только я удалился, Старец тихонько сказал: «Буди благословен всегда!» — и несколько раз благословил меня.
А во время исповедания помыслов он никогда не говорил со мной резко. Он мне объяснял, из-за чего я совершил ту или иную ошибку, какие причины ее вызвали, раскрывал каждую мельчайшую подробность — от первого принятия помысла до исполнения его на деле. С такой ясностью он мне это показывал, что я говорил себе: «Он знает меня лучше, чем я сам».
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

#29 Лесник » Пн, 25 ноября 2013, 15:45

Глава пятая

Трудные условия


Итак, Старец определил мне послушание — быть поваром общины. Вот как это случилось.
— Малой!
— Благословите.
— Готовь.
— Где готовить?
— Во дворе.
Я задумался: интересно, где это во дворе? Как будто у нас там была какая-то кухня. Ладно еще — собрать дровишки, разжечь плиту, но готовить?! Какую еду я смогу приготовить, не имея об этом никакого понятия? Меня обступили помыслы: «Где ты будешь готовить еду? Где ты будешь во дворе мыть посуду?» Рукомойником нам служил разбитый кувшин с приделанным краником, привязанный к колу во дворе. Там мы и мыли посуду. Но где готовить? А отцы трудятся, переносят грузы, устанут, проголодаются — что они будут есть? А Старец занимается рукоделием в своей келлии...

Двор был открытым местом, и там дул такой ветер, что просто ужас! Как сейчас помню, меня чуть не сдувало в пропасть. Когда он начинал дуть, я призывал на помощь все свое терпение, ибо вместе с ветром на меня сразу нападали ропот и хула на Бога. Лишь только уменьшалось терпение, дух хулы был тут как тут и говорил мне: «Что это за Бог, Который так на тебя дует, Который так тебя мучает?» А я ему противоречил: «Заткнись! Не говори ни слова!»

* * *
Позже мы устроили навес из веток, чтобы прикрыть нашу кухню. Но ветер его срывал. Я клал два камня для очага и сверху конфорки, но лишь только начинал дуть ветер — улетали крышки, улетала решетка, и все это летело вниз по склону. Старец кричал: «Эй, дурень! Слышишь, малой, у тебя вещи улетели! Беги скорей за ними!» Где мне их было теперь найти? Я бежал вниз по склону, чтобы собрать крышки и конфорки. О Боже мой!
Даже зимой мы готовили во дворе, у каливы Старца, а ели в его каливе.
После трапезы я должен был мыть тарелки. Тарелки были металлические, и мы их мыли во дворе. Зима, холод, дождь, мы замерзали — но посуда должна была быть вымыта. Болен ли ты, грипп ли — надо было выходить на скалы. У нас была старая цистерна19, в которой по капле собиралась вода со скалы. В дырку в цистерне мы вставляли трубку и текущей из нее водой, на холоде, на ветру, мыли посуду. Наши руки становились красными от ледяной воды. У нас не было подходящего места, где подогреть воду. Мы жили как первобытные люди, однако Бог нам давал терпение. Господь нас покрывал — и мы не замечали трудностей.

* * *
Ох, этот холод! Как было согреться? Ох, Матерь Божия! Я настолько замерзал, что как в то время, так и во все последующие годы моей жизни я от этого переохлаждения мучился болями в спине. И с тех пор до сего дня я страдаю этим, ведь мы совершенно не заботились о своем здоровье.
Я спал на досках и сильно мерз. Спать на них было так жестко, что я с трудом засыпал. От холода я натягивал на себя, чтобы согреться, все, что находил: одеяла, подрясники, старые рясы. Я уставал лежать на досках и ворочался с боку на бок, при этом все тряпье падало на пол, и я снова должен был приводить его в порядок. А пока все устроишь — уже приходит время вставать. Сколько удавалось поспать? Только Бог знает. Но бдение ты должен был исполнить. Если Старец увидит, что ты не встал, — конец. Но такого никогда и не случалось, чтобы я не встал вовремя.
От сильного холода мы стали похожи на стариков: на шее, на головах была намотана шерстяная одежда. Холод! Да и разве можно было согреться в тех келлиях! У нас были устроены печки, но мы их топили очень редко, потому что от тепла нас борол сон. К тому же требовалось много дров, чтобы хорошенько протопить, и после этого они отдавали тепло двадцать четыре часа.

Старцу мы растапливали печку регулярно, потому что иначе он не мог. Но себе мы, молодые, их не топили, чтобы нас не борол сон. Мы предпочитали холод, чтобы было невозможно спать. Поэтому и заработали простуду на всю жизнь.
По той же самой причине — чтобы не засыпать — мы совершали бдение во дворе, на открытом воздухе. Дождь, снег — ты должен был быть во дворе и не мог оставаться даже в сенях. Что было делать? Во дворе мы сидели, во дворе и замерзали. Ноги ниже колен у меня были обморожены. Они становились словно деревянные, и я их не чувствовал. Всю ночь — на морозе, под снегом, под дождем, даже если ты простужен и у тебя грипп. У людей бывает хотя бы лист железа над головой — у нас и его не было. Ох, Матерь Божия!
Я был простужен постоянно, у меня все время болела спина, бока, все тело. Но мы были молоды и все перенесли, так много болезней и злостраданий!
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

#30 Лесник » Вт, 26 ноября 2013, 16:55

Глава шестая

Отдай кровь и прими Дух


У нас было много лишений и много телесных бедствий. Ухода за телом никакого не было. Если ты порезался, то промывал порез водой или посыпал землей. Мы и не думали увидеть еще когда-нибудь спирт.

А лекарства кто из нас видел? Боже сохрани, если бы Старец увидел лекарство! Это было бы так же, как если бы он увидел яд. Если поранился — ни бинта тебе, ни спирта. Что бы ни случилось, Старец говорил: «Смерть». Ты должен быть готов умереть. Зуб болит? Бок болит? Ты простудился и заболел? Он тебе говорил: «Готовься к иному миру. Умри. Умри, чтобы пойти ко Христу. Разве не для этого мы сюда пришли? Это как дважды два четыре. Мы сюда пришли не для отдыха». И еще говорил: «Мы сюда пришли, чтобы встретить все лицом к лицу».
О враче и не упоминай, иначе Старец тебя убьет. Отрубит голову.
— Врач?! Кто тебе об этом сказал? Если ты хочешь врача, ступай в мир. Здесь такого нет. Ты стал иноком — и хочешь врача?! Чтобы стать монахом, ты должен подписаться под словом «смерть». Если ты готов к смерти — оставайся. Ты готов?
— Готов.
— Тогда не проси у меня врача, не проси у меня лечения, не проси у меня ничего. Дважды два — четыре. Либо умираешь, либо уходишь.
Я говорил: «Куда уходить? Куда я пойду?»
Понятно? И в этом великом труде и подвиге таилось сокровище благодати.

* * *
У нас не было воды даже для того, чтобы помыть ноги. «Помыть ноги? Где об этом написано? — говорил Старец. — Если пойдешь на море и притащишь оттуда воду, тогда мой ноги. У нас здесь воды для питья не хватает».
Мы не мыли даже ложки и вилки, которыми ели. Мы просто после еды вытирали их салфеткой и затем в нее их заворачивали. Но поскольку мы не стирали и этих салфеток, они постепенно становились жесткими, как капроновые. Как? Тратить на них воду?! Если бы постирать эту салфетку, получился бы суп.

Еще Старец нас учил, как мыть тарелки. Нужно было, поев, налить в тарелку воды, сполоснуть ее и выпить эту воду. А затем вылизать тарелку. И что бы в ней ни было, рыба или что другое, мы наливали в нее воду и выпивали. Так мы делали, чтобы ничего не выбрасывать. Старец говорил: «Как? Кто-то будет трудиться и таскать воду, чтобы их мыть? Мы это выпьем». И мы все так и делали. И посетители, приходившие к нам, должны были поступать так же.
Пришел как-то один важный банкир. Мы накрыли стол. Начали, как обычно, «мыть» свои тарелки. «Господин, — сказал
ему Старец, — давай и ты делай так же». И он это сделал!

* * *
Воды у нас не хватало иногда даже для готовки. У нас была цистерна, но в ней было много всякой нечистоты. Туда попадали мыши, змеи, и вода из нее воняла. Что можно было делать с этой водой? Мы ее употребляли для поливки парочки апельсиновых деревьев. Поэтому частенько Старец говорил мне: «Давай, малой, принеси воды».
За водой я ходил наверх, к отцу Герасиму Микраяннаниту, песнописцу. Ему тогда было сорок пять лет. Я брал армейские канистры для бензина, в которые помещалось много воды, мы их называли бидонами. Осенял себя крестом и, закинув один бидон за спину, другой нес в руке. Но нести в руке было тяжело, так как спуск был крутым. И если бы я поскользнулся, то все, полетел бы прямо в пропасть, смерти не избежал бы. А если бы я не разбился в лепешку, то покалечился бы. Поэтому всякий раз меня охватывал страх и ужас, как бы не поскользнулись ноги. Но молитва Старца не попустила этого, и я ни разу не поскользнулся.
Отец Герасим смотрел на меня и жалел:
— Куда ты, иноче, с такими полными бидонами?
Он ласково привечал меня, угощал, но я ничего не брал. Старец говорил: «Ничего не бери!» Так что даже если бы Ангел спустился с Неба, я ничего не взял бы от него. Старец сказал «нет» — значит, нет. Разговор окончен.
— Я несу воду, отче, потому что у нас ее нет даже на готовку.
Вода была для нас золотом. Лицо мы мыли только слезами.
Ноги? Ну когда спускались к морю. Стирать одежду? Разве что нательное белье.
Трудные годы, но зато какие подвижнические! Несмотря на труды и пот, жизнь была чем-то необыкновенным. И каждая ночь — исключительной.

* * *
Однажды к нам пришел священник из равнинной Греции, знакомый Старца. Не знаю, как это получилось, но он остался у нас ночевать. Где нам было его положить? У нас совсем не было места. Я освободил для него свой лежак, а сам остался на ночь во дворе. Он проснулся ночью, вышел во двор по нужде, вокруг не было видно ни души. Он испугался. Я творил молитву по четкам. Сказал ему:
— Как вы, отдохнули?
— Ох, как ты живешь здесь? Мне и то страшно.
— Чего вы боитесь?
— Пустыня, тишина...
— Так это же чудесно, одно наслаждение.
— Чуть сердце не оборвалось у меня. Что же это такое?
— Не бойтесь, мы здесь, во дворе, стережем вас. Спите спокойно.
Он проснулся утром, увидел скалу, нависавшую над моей келлией.
— Как ты живешь здесь под ней? А если она упадет? Не боишься, что она тебя раздавит?
— Что вы! Она не упадет.
— А если все же упадет?
— Да не упадет она! Если Бог захочет и она упадет, то и тогда Бог сохранит.
— А если она упадет, когда ты будешь под ней?
— А тогда она не упадет — Бог ее удержит.
Мы говорили на разных языках и не понимали друг друга. Он все измерял только разумом, а нас Старец научил все измерять верой.

* * *

В другой раз пришел один батюшка, святогорский монах, из монастыря Святого Павла. Звали его Давид. Он нам принес много зелени и овощей. Был он великан ростом. Он пришел, чтобы познакомиться со Старцем Иосифом. Старец сказал, чтобы я освободил ему свое место и разместил в своей каливе. Лишь только он увидел мое жилище, как пришел в ужас и сказал:
— Слушай, брат, как ты здесь живешь?
— А что такое, отец Давид?
— Очень суровая жизнь здесь. Как ты это выносишь?
— Для нас здесь рай. Нашу радость здесь не описать. То, что здесь, я не променяю ни на что.
— Ну а я от такого отказываюсь. Пойду-ка я обратно в монастырь.
Старец дал ему бутылку вина и отпустил. Спустя какое-то время, когда мы вместе с ним оказались в церковной школе монастыря Святого Дионисия, он подошел ко мне и сказал:
— Брат, как вы там живете? Разве вы не такие же монахи, как и мы?
— Мы держимся благодатью Божией. Если бы она нас не укрепляла, мы не смогли бы там жить.

* * *
Однажды у меня заболел коренной зуб, в нем образовалось дупло. Боль была невыносимой. Я сказал:
— Старче, можно я схожу его вырву?
— Нет, будешь терпеть.
— Буди благословенно.
Пошел я молиться, но боль била по мозгам так, что хотелось выпрыгнуть из окна.
— Старче, я сойду с ума, выпрыгну из окна, не могу больше.
— Ничего! Терпение — до смерти!
— Буди благословенно. Терпение!
Чуть позже старец Арсений увидел мои мучения и вмешался как посредник. Он пошел к Старцу и сказал:
— Старче, у тебя никогда не болели зубы, и ты не представляешь, каково это. Если они у тебя заболят, тогда ты поймешь, что это такое.
И действительно, у Старца они никогда не болели. Он и не знал, что такое зубная боль. И говорил со мной так по неведению. Отцу Арсению он ответил:
— Что это за боль такая?
— Что за боль? Знаешь, как она бьет по мозгам, по голове? Спроси меня, знающего это, и позволь парню сходить его вырвать.
— Пусть терпит.
Ох, Матерь Божия! Как мне было вынести эту боль? Голова моя гудела, все мои нервы были напряжены, и боль меня просто убивала. Наконец, благодаря посредничеству отца Арсения, Старец сказал мне:
— Ладно, ступай к отцу Артемию, пусть вырвет его тебе клещами.

Старец Артемий подвизался в скиту Святой Анны вместе с двумя послушниками. Он не изучал медицину в миру, но практиковал в скиту как врач. Отец Артемий был для нас благословением Божиим, ибо на тех скалах нам больше неоткуда было получить медицинскую помощь.
Но клещами — коренной зуб?! Мне ведь до тех пор зубов не удаляли, и я не знал, что это такое. И я, безмозглый тупица, пошел искать отца Артемия. Тогда вместе с нами уже жил отец Харалампий. Увидев все это, он сказал:
— Ох-ох-ох, пропал парень. Живым он уже не вернется. Итак, отправился я рвать зуб клещами. Дойдя до скита Святой
Анны, там, в большой церкви, я взмолился:
— Святая Анна! Я не знаю, куда иду, прошу тебя, чтобы со мной не случилось ничего плохого. Прошу тебя, отними эту зубную боль.
И святая Анна меня услышала: боль прекратилась. Я сорвал пучок травы, откусил, пожевал — не болит. Вернулся назад. Старец спросил:
— Уже вырвал?
Я ему рассказал, что произошло.
— Ну, хорошо, коли так. Сиди теперь на месте. Повезло тебе. Действительно, досталось бы мне у отца Артемия. Ведь откуда
ему было знать, какой зуб болел? Вырвал бы он какой-нибудь другой.
Я рассказал об этом отцу Харалампию, и он заметил:
— Если бы ты к нему попал, то лишился бы чувств.
К счастью, меня услышала святая Анна!

* * *
Лишь тогда я понял, что со мной могло случиться, когда тот же самый зуб заболел у меня в Новом Скиту23 два года спустя. Пошел я к Старцу:
— Благословите вырвать его.
— Ступай в Карею, вырви его и сегодня же возвращайся.

Чтобы добраться из Нового Скита до Кареи, нужно сесть на кораблик до Дафни, это два-три часа пути, а оттуда подняться в Карею — еще два-три часа пешком. Очень сложно успеть туда и обратно за один день. Поэтому отцы обычно ночевали в Карее: или в какой-нибудь знакомой келлии, или в монастыре Кутлумуш, рядом с Кареей. Но Старец мне сказал:
— В Карее не ночевать!
Итак, пошел я в Карею. Зубным врачом там был монах отец Никита. Это был первый зубной врач на Святой Горе. Очень опытный. Посмотрев мой зуб, он сказал:
— Да ты что! Зачем же я тебе, брат, буду удалять этот зуб? Не будем гневить Бога! Давай-ка я тебе его починю, такой прекрас-ненький зубик. Иначе позже тебе потребуются три искусственных зуба, а родного уже не будет.
— Старец сказал, чтобы ты его вырвал.
— Дай мне его тебе сделать. Ты — молодой парень, жаль его удалять и делать потом тебе искусственные зубы.
— Старец сказал его вырвать, так что рви его!
Ну что ж, тогда он все понял: глупый молодой монах выполняет послушание. Он мне сделал укол, тянул-тянул, перевел дух — и снова тянул. Тогда я понял, что было бы со мной в Святой Анне, с клещами. Наконец он мне его вырвал.
— Вот он, твой зуб. Я его оставлю себе, потому что вырван он зря.
Я сказал:
— Сколько с меня?
— Столько-то.
Я ему заплатил и собрался уходить.
— Куда это ты собрался? — спросил он меня.
— Возвращаюсь. Иду в Новый Скит.
— Как же это? А если случится кровотечение? Отвечать-то буду я!
— Будешь ты или не будешь отвечать, а я не могу остаться. Старец сказал вернуться, значит, вернусь.
— Да, с этим парнем не договоришься, он сумасшедший. Давай я тебе положу туда лекарство, чтобы остановилась кровь. А то случится у тебя в пути кровотечение — и будет у нас еще одна история. Когда придешь в Дафни, положи ватку с лекарством еще раз, а потом прополощи рот соленой водой.
— Хорошо.
Я пришел в Дафни, там мне положили ватку, и я двинулся дальше. Заодно прополоскал рот морской водой. И сразу — к Старцу. Два с половиной часа — подъем и еще два с половиной часа — спуск. Такая строгость. Старец нисколько не шутил. Он говорил
тебе: «Терпение! И будь что будет».

* * *

Я не знаю, был ли еще такой святой человек на Афоне в двадцатом веке. Но он был строгий, властный и доблестный. «Или сделаю, или нет — точка!» У него была вера в Бога: если тебе суждено умереть, то умрешь.
Однако к концу жизни он исправил свое отношение к медицине. Когда наступили его последние дни, я заболел, но из послушания Старцу не обращался к врачу. Когда я подошел к Старцу и спросил, что мне делать, он ответил:
— Ты — парень болезненный. Тебе нужно будет обращаться к врачам. Не смотри на то, как поступал и относился к этому я. Ты слаб. Если тебе потребуются врач и лекарства, обращайся к врачам. Этот урок я не мог усвоить все эти годы. Лишь теперь, в старости, я его выучил. Сейчас, когда приблизился к концу, я понял, что надо быть снисходительным. Учащий должен всегда учиться, говорил мудрый Сократ. Вы — дети и нуждаетесь в медицинской помощи. Поэтому обращайся к врачу, принимай лекарства и все, что необходимо.

* * *
Каждый день мы таскали грузы, таскали на своих спинах. Ибо там не было не только машин, но даже и вьючных животных. Песок, дрова, продукты — все, в чем мы нуждались, доставлялось на наших спинах, иначе не получалось. Это было для нас большим мучением, большой трудностью.
Старец посылал нас пилить ели на отрогах Афона в нескольких часах пути. Подъем и спуск по лесистым ущельям... Мы поднимались, там был снег в несколько метров глубиной. Мы срубали ветки, затем связывали веревкой две верхушки срубленных деревьев между собой, концы стволов взваливали на плечи и так тащили их между скал к нашим каливам, чтобы строить келлии. Уходили мы утром, а возвращались на закате солнца. Возведенные нами каливы были построены нашей кровью.
Наши каливки... Сороконожки, змеи... Но мы были словно выкованы из стали. В Малой Святой Анне нам было не до шуток. Но ведь для этого мы сюда и пришли. Слава Тебе, Боже!
Старец говорил: «Сбегай к морю». Через десять минут я уже был внизу, прыгая через ступеньки, упав с которых и косточек не соберешь. Когда мы поднимались нагруженные, тогда обливались потом. Я думал: «Этот пот равносилен мученической крови». Эти
светлые помыслы помогали мне с радостью поднимать груз.

* * *
У нас на Святой Горе не было молока. Если нам вдруг перепадала банка с концентрированным молоком, то, открыв ее, мы разбавляли его водой — и это был для нас пир. Хотя оно напоминало молоко только цветом. Вообще, настоящее молоко тогда достать было трудно, потому что всех овец попрятали от партизан. Однажды мы услышали, что стадо овец оказалось неподалеку от полицейского поста у монастыря Святого Павла на высоте тысячи метров. И Старец сказал:
— Отец Афанасий, сходи-ка принеси нам немного молока, мы его вскипятим, покрошим туда хлеб и сделаем тюрю, как в нашем детстве.
— Схожу, Старче.
— Бери бидон, деньги, и завтра мы не будем готовить. Дождемся молока, сделаем тюрю, возьмем ложки и поедим все вместе.
Отправился бедный отец Афанасий. Но разве он мог вернуться вовремя? Сколько летал ворон, пока не вернулся к Ною с вестью о том, что прекратился потоп, столько ходил и отец Афанасий. Едва он дошел до перевала, как его захватили помыслы. И он сказал себе: «Что я, только с одним молоком вернусь? Схожу-ка я и принесу заодно помидоров из Каракалла». Но чтобы попасть в Каракалл, нужно перебраться через перевал: это четыре-пять часов пути. Взял он в Каракалле помидоры и узнал, что в Моноксилите сбор винограда. «Схожу-ка я теперь туда. Но зачем я туда потащу помидоры?» — подумал он. Моноксилит от Каракалла в десяти часах ходьбы. Положил он помидоры в бидон и спрятал его в ветвях дерева, чтобы взять на обратном пути. Отправился за молоком, а теперь пошел за виноградом. Собрал он там виноград, вернулся за помидорами, а они уже переспели, потекли. Страшный человек отец Афанасий! Оставил он виноград в Дафни и пошел опять в Ка-ракалл: это еще десять часов ходьбы.
Тем временем Старец высматривал, по какой тропинке он вернется. Не видать. Старец сказал:
— Пропал отец Афанасий. Он так просто теперь не вернется. Его, видно, победили помыслы о помидорах и винограде. Что будем делать? Не пить нам молока. Малой, не сходить ли тебе?
— Схожу, Старче, буди благословенно.
— Тогда слушай. Бдение сделаем чуть короче, ты ляжешь спать в шесть, а я тебя разбужу, я спать не буду. Я тебя подниму в восемь, плюс три часа пути, итого одиннадцать.

Я должен был пройти мимо скита Святой Анны, Нового Скита, монастыря Святого Павла и затем подняться наверх, на высоту тысячи метров. Проснуться нужно было ночью. Итак, я совершил бдение, исполнил правило и услышал, как Старец мне сказал: «Ложись, дитя, спать, я тебя подниму». Во сне я видел, как на меня напали бесы, чтобы я не пошел и не исполнил послушания. Но я им ответил: «Ничего у вас не выйдет, бесы». Старец меня разбудил без четверти восемь. Я сразу вскочил.
— Буди благословенно, отче, я иду.
Я не сказал Старцу про бесовское нападение, чтобы он не подумал, что я не хочу идти. Закинул торбу на спину, взял бидон для молока.
— Бери и эту торбу, — сказал мне Старец. — Когда будешь проходить мимо Святого Павла, наберешь в нее овощей. Придешь и с молоком, и с овощами.
У нас ничего своего из еды не было, потому что, кроме кустарника, ничего на камнях не росло.
— Давай, птенчик мой, принеси-ка нам чуток овощей.
— Буди благословенно, Старче.
Взял я бидон, деньги, торбы, получил благословение Старца, взял фонарик и отправился в путь. Я прошел мимо скита Святой Анны, мимо Нового скита, мимо монастыря Святого Павла. Все еще была ночь. Начал подъем. Сбежались шакалы и стали кричать, как малые дети. Они услышали монастырские колокола и подняли вой. Я первый раз слышал, чтоб они так выли. Ночь, пустыня. Вокруг, казалось мне, волки. Я начал петь. Они выли свое, а я пел свое — и вышел у нас чудесный концерт. Я был один, с четками и фонариком.
На рассвете я добрался до овечьего загона наверху горы. Ох! На меня бросились две собаки! Матерь Божия! Конец, подумал я, они меня сожрут, не отобьюсь от них. Я прикрылся торбой. Кричу я, кричит чабан — собаки остановились.
— Ты что, дитя мое, монашек мой, как ты добрался сюда в такой час?
Старец мне велел, чтобы я сказал лишь такие слова: «Я пришел за молоком. Налейте мне бидон. Сколько стоит?» Ничего другого я не должен был говорить.
— Заходи к нам, поешь что-нибудь.
— Налейте мне молока, и я пойду. Сколько стоит?
— Подожди, мы подоим.
Я присел под каливой. Он ушел в загон, принес молоко, дает мне попить. Я не стал пить.
— Попей, паренек.
— У меня нет благословения.
Я с утра голодный, но не пью.
— Сколько стоит?
— Столько-то.
— Я пошел.
Он мне дал молоко, я за него заплатил, поставил бидон в торбу и пошел в монастырь Святого Павла к садовнику. Я достал бидон из торбы, и он мне положил в нее картошку, баклажаны, помидоры. Садовник отец Даниил нагрузил для нас полную торбу всего.
— Скажи-ка, брат, как ты это дотащишь до Старца?
— Молитвами Старца дотащу. Если у тебя есть еще, клади сверху. У нас там, отче, ничего нет.
— Но как ты донесешь? Даже я не дотащил бы это.
Отец Даниил был чудовищного роста, а я — все равно что заморыш.
— У нас там одни кусты растут. Давай еще что-нибудь отнесу Старцу.
Он меня нагрузил и теперь смотрел с жалостью. Я взял все это и отправился в путь. Откуда я знал, что у меня не хватит сил донести все это наверх? В одной руке я тащил бидон с молоком, в другой — торбу с 'овощами. Но молоко у меня так бултыхалось, что должно было превратиться в масло. «Ох, не доберусь!» — причитал я. И что же сделал благой Бог по молитвам моего Старца? Лишь только я начал спускаться от монастыря Святого Павла к Новому Скиту, как навстречу мне монах, отец Илия из общины отца Артемия.
— Ефрем, откуда ты здесь?
И, к счастью, взял у меня бидон. У него был свой груз, но он был крепким парнем и старше меня. В общем, взял он мой бидон, и мы продолжили путь. Миновали Новый Скит, спускаемся к Святой Анне. Но ему нужно было сворачивать к своему Старцу, а я должен был идти в пустыню. Как же я без него теперь? Мы были у моря.
— Ох, Ефрем, как ты опять все это потащишь?
— Давай сюда все.
Взял я бидон. Как же теперь подниматься? Туда, за молоком, я шел три часа, а возвращался — пять, без отдыха. Начал подниматься по выдолбленным ступенькам горы. Казалось, здесь-то я и отдам концы.
Наконец, сам не знаю как, дотащил я все это наверх. Для Старца у нас был устроен навес от солнца, потому что кустарник совсем не давал тени. Под ним Старец занимался рукоделием, и там, рядом с ним, мы ели. Мы ставили столик и собирались вокруг Старца. Я подошел и рухнул перед ним.
— Старче мой...
— Добрался?
— Добрался, еле жив. Вот, Старче, принимай.
— Ступай отдыхать, а я со всем этим разберусь.

Там были помидоры, баклажаны, дыни, которые нам дал отец Даниил, — все я вручил Старцу. Не знаю, что он с этим сделал, я просто упал. Не помню, сколько я отдыхал и когда проснулся. Не помню даже, что стало с молоком...
Отец Афанасий вернулся через неделю. Он закричал снизу: «Отец Арсений!» Старец сказал: «О, жив отец Афанасий! Слава Богу! Спуститесь к нему. Кто знает, что он там принес». Мы спустились. В монастырях, когда слышали, что пришел монах Старца Иосифа, охотно давали много всего, потому что Старец был известен как подвижник. Иногда люди давали и какую-нибудь одежду, обувь. Но все то, что в этот раз принес отец Афанасий, сгнило и превратилось в кашу. Виноград, сухари, маслины — все, что дали ему в монастырях, через которые он проходил. Помидорам — неделя. Представляете, во что они превратились? Как бы то ни было, мы все это подняли.
Отец Афанасий, подойдя к Старцу, сопел, как тюлень. Старец, искусный психолог, встретил его тепло. Он знал, что таскавшему тяжести и усталому человеку трудно перенести выговор.
— Отец Афанасий, что с тобой, что случилось?
— Что случилось? Помыслы случились.
— Какие помыслы?
— Как только я добрался туда, устал и лег спать. И помысл мне говорит: «На что им молоко? Ступай за помидорами». Что мне было делать?
— Хорошо, отец Афанасий, приключения тоже нужны.
— Тысяча извинений!

Старец его успокоил. Он, видимо, думал: «Как бы там ни было, а человек трудился. Если я ему еще добавлю, то это будет слишком».
Поэтому и сказал Старец, что отца Афанасия сбили с толку помыслы о помидорах в Каракалле и что затем он пойдет на сбор винограда. Как Старец сказал, так и случилось. Вот какой был у нас Старец! Можно сказать, это был последний святой на Святой Горе.
Отец Афанасий бегал по делам — и старцы пребывали в покое. Я служил.
Отца Афанасия донимали помыслы. Старец подбадривал его:
— Давай, отец Афанасий, настрой свою скрипку. Не вешай нос! Прибавь голосочку!
* * *
Мы много трудились, мы очень много трудились. Целый день переносишь тяжести, а Старец ни на мгновение не прекращает тебя ругать. При этом жестокие условия жизни, бдение, помыслы, война со страстями, нападения бесов во сне и наяву. Ко всему этому, место, где мы жили, — очень суровое. Не так, как у нас сейчас: тепло, и печки, и батареи. У меня у первого все это есть. Тогда же было совершенно иначе. Но весь этот труд заложил фундамент, на котором, по молитвам Старца, я до сих пор стою на своих ногах. У меня, конечно, духовное малокровие, духовно у меня все просело, все пришло в упадок, но молитва Старца до сих пор держит меня на ногах.

И все же, как прекрасны были эти труды! Как прекрасны и благословенны были те годы! Сейчас я вспоминаю о них, вижу наши каливы, думаю о том, какая там была жизнь: Ватерлоо, по тяжести трудов и болезней! Это подвижническое и заполненное трудами время принесло плод благодати, непорочности, чистоты внутри и снаружи, в душе и теле — конечно, по молитвам Старца. Старец нас учил теории, направлял нас, чтобы мы не уклонились ни вправо, ни влево, помогал нам — вот так жизнь и протекала с духовной пользой. Суровое воспитание служило успокоению страстей и приобретению всего того необходимого, чего мы были лишены. Мы были молодые ребята и нуждались в таком суровом воспитании. Оно для нас являлось праздником, ибо мы знали, что этот труд будет снова и снова приносить благодать Божию.
У нас были искушения, помыслы, восстания страстей, но все это находилось под контролем Старца и не ускользало от нашего собственного неослабного внимания. Благодаря наставлениям Старца, наш ум хранил бдительность и всегда был готов прогонять противные Богу мысли сразу, как только они приходили, чтобы они не составили какой-нибудь греховный образ. Старец неусыпно наблюдал за всей нашей жизнью. Мы постились, совершали бдения, молились и старались не позволять уму вернуться назад, в мир. И правда, за пределы келлии, за ближайшие окрестности ум наш не выходил. Он устремлялся только ввысь.

Мы добровольно были лишены многих вещей с единственной целью — преуспеть духовно. Подвизались мы преимущественно ночью. Ибо ночь по своей природе помогает успокаиваться уму и дает время для молитвы.
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

Re: Фильм «Старец о.Ефрем Филофейский (Аризонский)»

#31 Лесник » Ср, 15 января 2014, 19:42

самые свежие фото старца Ефрема:

Вчера имел краткую беседу со старцем Ефремом. Удивительной любви и кротости человек. Без преувеличения — земной ангел.
Попросил его благословения специально для наших читателей сделать несколько фотографий." http://m-athanasios.livejournal.com/301038.html

Изображение

Изображение

Изображение
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

Re: Фильм «Старец о.Ефрем Филофейский (Аризонский)»

#32 Лесник » Ср, 17 сентября 2014, 15:50

Архимандрит Ефрем Святогорец

Отеческие советы

Перевод с новогреческого
По благословению епископа Саратовского и Вольского Лонгина скачать: http://lib.eparhia-saratov.ru/books/06e/efrem_svatogor/advice/contents.html


Описание:

Печать благодатного помазания лежит на всем житии и всей деятельности этого исполненного Божественных даров подвижника, блаженного послушника и вдохновенного наставника, смиренного инока и миссионера. Нельзя не почувствовать этого и при чтении тех советов и увещаний, из которых составился настоящий сборник. Уста старца, "износящего от благого сокровища сердца" благое слово наставления, стали для прибегающих к нему "источником воды живой".
Смогут они утолить и нашу духовную жажду, разрешить наши недоумения, утешить в скорби, поддержать в унынии, открыть для нас тот путь, устремившись по которому, христианин — монах он или мирянин — может последовать за Христом и достигнуть блаженной вечности и Небесного Царства.
.......................
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

Re: Фильм «Старец о.Ефрем Филофейский (Аризонский)»

#33 Лесник » Сб, 20 сентября 2014, 18:30

"Христос сказал ученикам: Слушающий вас Меня слушает, и отвергающийся вас Меня отвергается; а отвергающийся Меня отвергается Пославшего Меня [1]. Итак, преемниками апостолов являются церковные иерархи, священники, игумены и старцы небольших монашеских братств. И слушающиеся апостольских преемников слушаются Самого Христа, а не слушающиеся их Христа отвергают."
http://lib.eparhia-saratov.ru/books/06e/efrem_svatogor/advice/27.html

Добавлено спустя 16 часов 26 минут:
Ефрем Святогорец (Мораитис)

Об умной и сердечной молитве
Спойлер

Часть 1

1

Молитесь, прошу вас, по завещанию апостола Павла: Непрестанно молитесь [1]. Святые отцы говорят: «Если ты богослов, ты молишься хорошо, и если ты хорошо молишься, то ты богослов». Действительно, святые отцы пустыни учат, что посредством различных телесных подвигов, делания и созерцания, нравственного и духовного любомудрия, трезвения и молитвы ум человека очищается, просвещается и совершенствуется и впоследствии получает дар богословия, не рассудочного богословия, которым занимаются богословы в университетах, а богословия, происходящего и струящегося из Божественного источника, откуда поистине вечно проистекают реки Божественного богословия.

Святые отцы говорят, что отступивший от Бога ум становится либо скотоподобным, либо звероподобным. Напротив, через молитву, наипаче же умную, ум становится боговидным и озаряется Божественным сиянием.

От молитвы зависит спасение человека, потому что молитва приближает его к Богу и соединяет с Ним. А когда человек с Богом, тогда он не сбивается с нравственного пути, потому что следит за каждым своим шагом. Несмотря на нашу осторожность, диавол не прекращает нас подкарауливать, чтобы, застигнув в час немощи, увлечь на свою дорогу, которая всегда очень круто идет вниз.

Посему, возлюбленные мои чада, совершенно необходимо, чтобы мы всегда были вооружены непрестанной молитвой сладчайшему Иисусу.

Мы не должны упускать из виду, что на умную молитву ополчаются и ей препятствуют демоны, чтобы рассеянием сделать ее тщетной. Самые разные мысли окружают ум бедного человека во время молитвы, дабы похитить плод молитвы и оставить молящемуся только листья [2] — телесный труд и старание.

Поэтому желающий хорошо помолиться должен прежде молитвы изгнать любое попечение и любой помысл. Ум же, подобно надсмотрщику, пусть следит за произносимыми словами, чтобы молитва стала плодоносным источником Божественной помощи и благодати.

Как говорят отцы, сатана всегда будет, наподобие рожна или скалы, противостоять святой молитве, потому что она ему досаждает и попаляет его.

Итак, чада мои, понуждайте себя к молитве и поминайте и меня, вашего старца, чтобы Господь помиловал меня.

2

Чтобы сохранить любовь — венец добродетелей, необходимо прилежание в молитве. Подвизайтесь в молитве, если желаете, чтобы Христос вселился в вас. И Он, опытнейший Полководец, будет подвизаться вместе с вами. И Он Сам победит, а победу подарит вам.

Мы становимся похожими на рыкающих львов, когда беремся за молитву не нерадиво, не теплохладно, но сильно, всей силой души! Укрепляйтесь помыслом, что молитва — это всё. Без молитвы наступает всеобщий упадок сил, происходит падение за падением. Если во время искушения мы всей силой возьмемся за молитву, то непременно одолеем диавола и воздадим славу всесвятому имени Христову.

3

Ты, чадо мое, держа в руках оружие молитвы, защищай Божественную крепость, потому что подвизающийся увенчается, но не масличной веткой, а неувядающим венцом вечной славы в Горнем Иерусалиме!

В этом подвиге есть смысл, потому что стяжеваемая в нем слава остается неувядающей и непреходящей, а слава атлетов, борющихся ради тленных вещей, временна и суетна! Поэтому мы должны подвизаться, чем-то жертвуя и в чем-то себя ущемляя, чтобы и нами, ничтожными, было прославлено святое имя Божие.

4

Чада мои, ради любви Божией прошу вас, не прекращайте молитву Христову ни на миг. Уста ваши пусть непрерывно шепчут имя Иисуса, попирающего диавола и разрушающего все его козни. Непрестанно призывайте на помощь Христа, и Он тут же со всем усердием поспешит вам на помощь.

Как к раскалившемуся железу невозможно ни приблизиться, ни прикоснуться, так и демоны не приближаются к душе, в которой молитва с теплотой Христовой. Иначе, приблизившись, они будут попалены Божественным огнем, который заключает в себе Божественное имя.

Кто молится, просвещается, а кто не молится, помрачается. Молитва — подательница Божественного света. Поэтому каждый хорошо молящийся человек становится весь световидным, и Дух Божий вселяется в него.

Если к нам приближаются уныние, нерадение, лень и тому подобное, то будем молиться со страхом, болью, с большим трезвением ума, и по благодати Божией с нами произойдет чудо утешения и радости.

Молящийся человек не может держать злобу на другого, не прощать его за какую-то ошибку. Все это сгорает дотла, когда человек приближается к огню Иисусовой молитвы.

Итак, чада мои, подвизайтесь в спасительной и святой молитве Христовой, чтобы стать световидными и освятиться. Помолитесь и обо мне, нерадивом и грешном, чтобы умилосердился Бог ко множеству моих грехов и огромной ответственности, возложенной на меня.

5

Чадо мое, всегда поминай Иисуса, чтобы обрести спасительное лекарство от любых немощей. Тебе больно? Через призывание Иисуса ты найдешь облегчение и просвещение. У тебя скорбь? Призови Иисуса, и вот, утешение уже восходит на небе твоего сердца. Одолевает тебя отчаяние? Не медли возложить свою надежду на Христа, и душа твоя исполнится дерзновения и силы. Плотские помыслы осаждают тебя и влекут к чувственным наслаждениям? Во имя Иисусово прими пожирающий огнь и подожги плевелы. Приносит тебе скорбь житейская проблема? Скажи: «Просвети меня, Иисусе мой, как мне здесь поступить? Управь это по Своей воле». И вот, ты придешь в мирное расположение и будешь идти по жизни с надеждой.

Во всем и для всего имя Иисусово полагай основанием, опорой, украшением и кровом и не бойся врагов. Бойся тогда, когда повсюду шествуешь без Иисуса. Без лекарства ожидай не исцеления, а истления.

Трудись в молитве, чадо мое, и тогда познаешь великую пользу, упокоение и душевное отдохновение.

6

Призывайте имя Божие. Бог готов прийти на помощь каждому просящему. Не забывайте о молитве: молитвой освящается все бытие человека. Это единственное делание, которое не могут совершить те, кто не подвизается до крови.

Как прекрасна молитва! Молящийся просвещается и познаёт волю Божию. И когда он познаёт ее? Конечно, когда хорошо молится. А когда он хорошо молится? Когда воссылает Богу молитву со всеми ее составляющими. И каковы эти составляющие, которые придают молитве вкус? Смирение, слезы, самоукорение, простота, и особенно послушание с любовью. Молитва проливает свет, и этот свет указывает правильный путь, согласный с волей Божией.

Молитва да будет неослабной, и, молясь таким образом, вы сохраните себя неуязвимыми со всех сторон. Когда вас будут обуревать страстные помыслы, с рвением возьмитесь за напряженную молитву и тут же познаете пользу облегчения. Твердо держитесь молитвы Иисусовой.

7

Проговаривай молитву с болью и скорбью душевной и тогда почувствуешь себя по-иному. Только внимай себе! Тогда ты себя увидишь и от этого в!идения почувствуешь боль, которая привлечет к тебе милость Божию.

Во время молитвы не обращай внимания на биение сердца. Только держи нерассеянным в молитве свой ум: это является целью молитвы.

Непрерывно внимай молитве. Она все исправит, потому что молящийся просвещается, а нерадивый в молитве, как я, помрачается. Молитва — это небесный свет, и, у кого молитва внутри или на устах, у того свет молитвы бьет ключом в сердце и просвещает человека в том, чтО ему помышлять и как уберечь себя от диавольских сетей.

8

Понуждайте себя к Иисусовой молитве, и она станет для вас всем: пищей и питием, одеянием и светом, утешением и жизнью духовной. Все будет тому, кто обладает молитвой. Без нее ничем не удовлетворить душевную пустоту. Хотите возлюбить Христа? Возжаждите молитвы и облекитесь в смирение, и тогда познаете, что Царство Божие внутри нас [3].

Не позволяйте дурным мыслям господствовать в вас, но тут же изгоняйте их молитвой. О, какие только чудеса не совершает эта молитва! Громко произносите молитву, и Ангел-хранитель пошлет вам благоухание духовное! Ангелы радуются радостью великой, когда монах молится молитвой сладчайшего Иисуса. Иисус да будет пищей вашей души.

9

Молитву произносите громко и непрестанно. Благословенно сие начало! Да не оставит она вас, наипаче же вы да не оставите молитву — жизнь души, дыхание сердца, воздух благоуханный, который приносит духовную весну понуждающей себя душе.

Молитва, чада мои, и смирение — это всесильное оружие, которое мы все время должны с неусыпным вниманием держать в руках, потому что оно, Богу содействующу, принесет нам победу над демонами.

10

Терпите, чада мои, и не теряйте своего дерзновения. Произносите молитву с напряжением. Не распыляйте свой ум в земном, пускай даже у вас множество попечений. Да будут они для вас преходящими. Только молитву и память смертную имейте непрестанно пред очами: Предзрех Господа предо мною выну, да не подвижуся [4].

Если вы непрерывно и напряженно молитесь, то не падете. Если же будете пренебрегать молитвой, то знайте, что вас ждет глубокое падение.

11

Я молюсь, чадо мое, чтобы ты добре шествовал духовно. Будут и трудности, и искушения, и многое другое. Все это мы будем отражать молитвой и страхом Божиим. Диавол, подобно льву, с яростью рыщет здесь и там, чтобы найти кого-нибудь и разорвать на части. Поэтому и мы должны иметь большое внимание и непрестанную молитву ко Христу и Божией Матери, доколе сила Божия не упразднит диавола и не остановит его злобу.

Ты, чадо мое, не теряй смелости, противоборствуй врагу всей силой твоей души, и благодать Божия не попустит тебе впасть ни в какую беду.

12

Усердствуйте в молитве. Не думайте, что так легко достигнуть великих благ. Вы потрУдитесь, прольете пот, и увидит Бог ваш труд и смирение и тогда дарует легкую молитву.

Чем больше вы будете молиться, тем больше меня, наипаче же Бога, порадуете и облегчите свою душу. Один должен помогать другому следующим образом: когда вы произносите молитву вслух, а кто-то не молится и ум его блуждает на стороне, то, услышав вас, он пробуждается от рассеяния и совесть его обличает, почему и он не творит молитвы, а бездельничает и блуждает умом. Тогда и он сразу начинает молитву, и исполняется изречение: Брат от брата помогаемый, яко град укреплен [5], и: Носите бремена друг друга [6].

http://lib.eparhia-saratov.ru/books/06e/efrem_svatogor/advice/52.html

Добавлено спустя 3 часа 58 минут:
Об умной и сердечной молитве

Часть 2

13

Главной целью монашеской жизни является единение монаха с Богом, Который есть край желаний. Когда человек соединен с Богом и в сердце его обитает Бог, тогда он ни в чем не имеет нужды. Внутри него, в его душе нет никакой пустоты. Но и ничего вещественного, что необходимо для жизни, он не лишен. И это еще одно доказательство того, как любит Бог слушающих Его.

Средством же такого тесного единения с Богом является молитва. Говоря о молитве, мы не подразумеваем только молитву перед иконами, которая тоже должна быть. Но вместе с этим монах употребляет молитву из пяти слов, которую произносит и когда работает, и когда ест, и когда сидит, и когда делает что-либо другое, — произносит без остановки! Эту молитву мы проговариваем либо устами, либо умом, либо сердцем: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя».

Нас не утомляет то, что мы повторяем эти слова непрерывно. Вначале нужно приложить немного усердия, но потом привыкаешь и произносишь молитву с большой легкостью и не хочешь остановиться. Произнося же ее, чувствуешь такое душевное ликование, что и в наиболее трудные минуты, которые случаются, не возмущаешься и даже не скорбишь, но с терпением прибегаешь ко Христу, Которого просишь о помиловании, и Христос утешает тебя и дает радость. Как прекрасно каждую минуту молить Бога и произносить Его святое имя своими тленными устами! Разве может быть б!ольшая честь?

В этих словах вся наша вера. Говоря: «Господи», мы верим, что мы — рабы Божии, а Он — наш Господин. И этим воздается честь Христу, Которого мы почитаем своим Господином, а также воздается честь и нам, потому что мы служители такого Господина, Который является Богом.

Когда мы говорим: «Иисусе», то есть произносим человеческое имя Бога, нам приходит на ум вся земная жизнь Христа — от Его рождества до вознесения.

Когда мы говорим: «Христе», что означает «помазанный Богом», «Царь неба и земли», то есть, другими словами, означает «Бог», мы исповедуем и верим в то, что Христос — наш Бог, сотворивший все, — пребывает на небе и придет снова, чтобы судить мир.

Говоря: «помилуй мя», мы просим Бога послать нам Свою помощь и милость, потому что признаём, что без Божественной помощи не можем сотворить ничего. Вот вкратце объяснение этих святых слов. Кто их произносит, на опыте испытывает многое.

Я от всей души желаю, чтобы сладчайший наш Иисус даровал эту молитву вашей душе, чтобы она вкушала духовную сладость для своего укрепления.

14

Молись как можно чаще, старайся прийти в умиление, пролить слезы, и ты увидишь, какое найдешь облегчение от помыслов и скорби.

Молитва — это беседа человека с Богом, и молящийся в смиренном и сокрушенном духе исполняется Божественных даров и благословений, то есть радости, мира, облегчения, просвещения, утешения, и сам становится блаженным. Молитва — это обоюдоострый меч, разрубающий отчаяние, опасность, скорбь и тому подобное. Молитва — это противоядие от всех болезней души и тела.

Также проси Матерь Света — Непорочную Богородицу утешить тебя, потому что после Бога Она величайшая Утешительница. Когда кто-либо призывает Ее святое имя, то сразу же чувствует Ее заступление. Богородица — Мать, и когда была на земле, то страдала и Она, как подобный нам человек. Поэтому Она сочувствует страждущим душам, спешит и приходит им на помощь.

15

Пусть охрипнет наша гортань, весь день призывая сладчайшее имя Иисусово, и станет оно для умной гортани — сердца — слаждша паче меда и сота [1].

Никаким другим именем, кроме имени Иисусова, невозможно одолеть страсти. Никаким другим именем, кроме имени Иисусова, невозможно просветить сердечную тьму и осиять ум молниями светлых познаний. Вооружимся же этим именем и, как Военачальника, будем призывать Его на помощь в любой борьбе и сражении. Он предстанет по первому зову, и тогда душа наша исполнится смелости, и мы, имея споборником Иисуса, бесстрашно пойдем на невидимую брань.

Будем внимательны в помыслах, всегда уповая на Бога. Будем всегда стоять вооруженными молитвой и трезвением. Будем следить за ворами — помыслами «слева», не оставляя без контроля и помыслы «справа», чтобы под безобидным предлогом не принять зла.

16

Труд!итесь в умной молитве с большим усердием, терпением, настойчивостью и смирением. Вы должны познать, что этот образ молитвы не дело случая — он требует и напряженного труда, и времени. Не будем забывать, что диавол страшно ненавидит умную молитву, и, следовательно, мы будем испытывать разнообразные и сильные противодействия. Итак, необходимы понуждение, смелость, терпение, настойчивость, смирение и любвеобильное расположение к Иисусу.

При первых трудностях подвига не разочаровывайтесь: доброе достигается трудом и болезнью. Но когда вы увидите плод — да и какой плод! — тогда сами скажете: «Действительно, стоило потрудиться ради такого духовного урожая».

17

Молись, молись, и теперь — только непрестанная молитва. Чудес горячей молитвы невозможно ни описать, ни изъяснить. Человек удивляется тому, как утихает море и ветер умеряет свою ярость! Искушения, как ужасный шторм с громадными волнами и неумолимым ветром, часто восстают и грозят нам совершенной погибелью. Но, молитвенно возгласив: Наставниче, спаси нас, погибаем [2], ты видишь, как всё чудесным образом умиряется и мы спасаемся. Аминь.

18

Я получил, чадо мое, оба твоих письма. Ты добиваешься стяжания Божественной любви и непрестанной молитвы. Это богатейшие дары. Дары, которые можно получить только со временем, после многих скорбей и искушений. Стало быть, чадо мое, твои искушения закономерны и не должны вызывать недоумения, откуда, мол, они взялись.

Итак, подвизайся, имея целью обрести Божественную любовь через непрестанную молитву Иисусову. На каждое поражение отвечай не унынием, а новым контрнаступлением!

19

Мы живем в этом суетном мире, который не должен увлечь и поглотить наше сердце, умертвить духовную жизнь и отлучить нас от Творца и Бога. Поэтому мы должны молиться непрестанно, чадо мое, чтобы поддерживать непрерывное общение со Христом, черпать от Него духовную силу и победно противостоять любому бесовскому нападению. Молись молитвой Иисусовой, и чудотворец Господь сначала простит множество наших грехов, а потом Своей благодатью поможет нам победить плоть, мир и диавола — наших трех великих врагов. Также молитва является подателем мира и радости по Богу.

Помысли о том, как необходима нам радость душевная, и особенно Божественная. Поэтому позаботимся любой ценой использовать для молитвы имеющееся в нашем распоряжении время.

20

Постоянно, день и ночь молюсь о тебе Богу и Богородице — любвеобильной Матери всех христиан, и особенно монахов, «непоколебимой Стене для девственников» [3]. Посему положись на Воеводу сражающихся и подвизайся мужественно против демонских помыслов и мечтаний, умно произнося молитву нашего сладчайшего Иисуса.

Поминай это святейшее имя, которого трепещут все силы тьмы [4].

Призывай в своем сердце святое имя Божией Матери, чтобы получить духовную силу для отражения любого бесовского вмешательства.

21

Молись, чадо мое, потому что от молитвы зависит все, и особенно спасение наших душ. Когда мы молимся с болью и смирением, Бог слышит нашу молитву, и Его ответ приносит нам пользу. Часто случается, что воля Божия после нашей молитвы выражается в таком деле, которое абсолютно противоположно тому, о чем мы молились. Часто это нас огорчает, потому что происходит не по нашей воле. Мы не постигаем глубины Божиих судов, и, при всем отличии Божественной воли от нашей собственной, Бог, как Всеведущий, различными способами устраивает полезное для нас.

Посему, чадо мое, соберем все силы своей души, чтобы в стойкости исполнить великую добродетель, которая называется терпением.

22

Слава Его святому имени, потому что мы познали Его и по силам служим Ему и избегаем смятения и суеты века сего. Слава Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию Своею [5].

Познай, чадо мое, что когда сердце удаляется от мирских вещей и занимается чтением Божественных Писаний, тогда убегают суетные помыслы, а ум, довольствуясь воспоминанием Божественных мыслей, не интересуется настоящей жизнью, но от великого наслаждения непрестанным чтением возвышается к Богу. Постоянным призыванием имени Божия, которое совершается посредством непрестанной молитвы: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя», человек приемлет чувство иной жизни, будущего века и надежды праведных. Он предвкушает величие той жизни и с изумлением говорит: «О, бездна богатства и премудрости и ведения непостижимого Бога! [6] Ведь Он приготовил такой чудесный мир, чтобы ввести в него все разумное творение и сохранить его в нескончаемой жизни!».

23

Чада мои, будьте прилежны в духовном благоухании, то есть в молитве, в этой святой беседе с Иисусом, Который щедро подает Свои благословения. Да, чада Духа, вы всем сердцем возлюбили эту беседу, чтобы всем вам стать благоуханием благодати, чтобы ваше благовоние распространялось и на ближних и они сказали: «Действительно, монашество через духовную благодать дает монахам ангельское благоухание».

Итак, да бегут от нас прочь грязные страсти — причины зловония и дурного впечатления, производимого на окружающих.

24

Будем понуждать себя, чада, на молитву нашему сладчайшему Иисусу, чтобы подал Он нам Свою милость и мы соединились с Его благодатью, дабы нам исполнить Его заповеди и приобрести Его любовь. И когда мы приобретем эту любовь, она соделает нас богами по благодати и по причастию. Тогда и путь Христов будет для нас не тернистым и крутым, а сладким и радостным. И тогда с легкостью мы будем исполнять Его заповеди.
http://lib.eparhia-saratov.ru/books/06e/efrem_svatogor/advice/53.html

Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

Re: Фильм «Старец о.Ефрем Филофейский (Аризонский)»

#34 Лесник » Вт, 23 сентября 2014, 16:14

Изображение


Беседа с паломницей старца Ефрема Филофейского (Аризонского) .

..Другое сейчас время. Иначе сейчас спрашивает за соделанное человеком Христос...Сейчас такое безбожие в мире, такое недоумение, такое духовное повреждение...Держитесь за Веру православную крепко и знайте, что сегодня признание Богом -Иисуса Христа, является исповедничеством ! Именно этого не хотят допускать тёмные силы.

Паломница: Борьба с кем?
Старец Ефрем: С бесами.
Паломница: Вы их видите?
Старец Ефрем: Да, также как вижу людей.

Май 2014 года, Аризона.


Полный текст беседы:




Старец Ефрем: Видите вот эту фотографию старца Иосифа Исихаста. У меня был выдающийся Старец, он был-огонь, огонь, человек феномен. Он всё время думал о Небесном, этим жил. Два слова нам всегда повторял : терпение, терпение и молитва, и сейчас здесь нам помогает, настолько, насколько позволяет Промысел Божий. Как его послушники, мы никогда между собой не ругались. Кое-кто из вне, нам создавали проблемы, позорили и обвиняли старца, но Старец всегда говорил так : "они пусть говорят, главное, чтоб мы не говорили".

Паломница: Мы батюшка очень слабые во всём. Что будет с нами?

Старец Ефрем: Другие годы были тогда, другое время, и другое сейчас. Другое суждение сейчас у Господа о людских делах. Наш Старец Иосиф имел духовный институт. И я счастлив и доволен что вы (духовные чада о.Ефрема), что вы сейчас в духовном техникуме. (так он говорит, как притчу, для сравнения приводя мирские понятия). Сегодня мы имеем большие духовные путания, беспорядок .Сейчас такое безбожие в мире, такое недоумение, такое духовное повреждение... Огромнейший пылевой вихрь затягивает в себя вся и всех.(Разговорное название в англоязычных странах — пылевой дьявол (англ. dust devil).) Держитесь крепко за Православную Веру , за учение святых отцов, помните всё, чему я вас учил, и знайте, сегодня - является исповедничеством, говорить, что Иисус Христос есть Господь. наш Господь. Вот этого не хотят тёмные силы.

Паломница: Батюшка, после стольких лет духовной борьбы, что у вас скопилось в душе?

Старец Ефрем: Всё второстепенно, второстепенно. Первое и главное это имя Христа нашего, уходили годы, и я на деле видел, что только любовью можно отвоевать человека. Жизнь моя была труд и боль, бедность неимоверная, при немцах, голод в оккупации, с искушениями и печалями, жизнь в монастырях. Сильная борьба...Только именем Христа и Богородицы спасаем был. Тот человек, который не произносит имени Христа и не взывает к Богородице, и не христианин вовсе.

Паломница: Тоесть вы говорите, что величайшей молитвой есть Иисусова молитва?

Старец Ефрем: Конечно, потому что тогда, когда мы ею молимся, у нас в уме и памяти - Христос наш. Святые Отцы просвещены были и нам оставили эти молитвы. Видите так мало словечек, а такая сила : Господи Иисусе Христе, помилуй нас, Пречистая Богородице, спаси нас. Не надо прочитывать энциклопедии, или кучу книг. Вот этими двумя коротенькими молитовками, спасаемся все, все христиане. Монахи, у которых нет забот как у мирских, много времени молятся, и так достигают больших высот. Конечно, нам помогает и Пречистая наша. Они как скажем, шепчут в уши Христа, потому как они заняты молитвой, свои жизни посвятили Христу, и молитва - это как их постоянная работа. И тот, кто имеет дар молитвы в сердце своём, когда отходит ко Господу -демоны не приближаются к нему на мытарствах. После смерти своей идёт прямиком к Господу. Не будет у него на пути преград, потому что Имя Господне имеет величайшую силу. Бог-это Огонь.

Паломница: а акафисты Богородице сильная молитва?

Старец Ефрем: Конечно, ведь когда молимся акафистом, у нас появляется радость, и нас освещает Сама Богородица. Ах, как мне помогает Богородица, как меня хранит! Она меня выводит из многих безвыходных положений!

Паломница: Батюшка, вот сегодня смотрите сколько людей болеют раком, страдают, теряют надежду и теряют терпение. Старец Ефрем: да...безнадёжность всегда дьяволом насылается и тот кто теряет надежду, теряет и свои силы. Вся наша жизнь должна строится на терпении. Когда терпения нет, и жизнь разрушается.

Паломница: Батюшка, вот народ, и мы, находимся в трудном положении сейчас, и от того, что происходит, и от того, что слышим произойдёт. У людей есть страх, боязнь.

Старец Ефрем: Да, мы чувствуем и осознаём, что будут происходить катастрофические вещи и события, и они происходят уже и сейчас, Вот потому -бежим в монастыри и в храмы, но страха не надо иметь. Не надо ему поддаваться. Вот подумайте, если один легион ангелов отпал, ставши демонами, нанося невообразимый урон роду человеческому, то какую же помощь нам дают 9 легионов, оставшихся верными Богу? Один раз, меня Бог сподобил видеть Господа Иисуса Христа на троне, рядом с ним стоят Богородица и небесные Воинства, и воинства святых наших. Они ждали знака от Христа, чтоб оказать нам помощь, помощь человечеству, в этой новой ситуации. Когда сердце наше , с каждым днём всё больше и больше наполняется Христом, также каждодневно усиливается и Вера наша, и тогда решаются все наши проблемы. Пречистая Богородица наша, постоянно просит Господа нас помиловать, чтобы были у нас силы и надежда.

Паломница: Батюшка, а вот скажите, в том, возрасте, в котором вы сейчас вы молитесь также как и в начале или иначе, чем раньше?

Старец Ефрем: Молюсь конечно, лучше чем раньше. Но конечно же нет у меня той силы молитвы, напористости, как у старца Иосифа Исихаста, но какая есть... Но и так радует мою душу осознание того, что пришлось пережить и того, что сейчас происходит.

Паломница: много раз пришлось бывать у мощей святых, которые благоухают.

Старец Ефрем: А это как бы они нам говорят-мы родственники!

Паломница: А вот рак сегодня - просто вокруг и везде ...

Старец Ефрем: Больные раком - это мученики. Стараюсь дать им сил для борьбы, думаю о них много, стараюсь посетить больных, которых знаю.

Посетительница: Многие сейчас получают большие скорби, очень тяжкие жизненные ситуации, или по своим грехам и ошибкам, или по злобе других.Так тяжко, будто в аду здесь находимся уже.

Старец Ефрем: Когда живут здесь в аду... и делают правильные выводы, меняют жизнь, меняют духовные критерии, когда умрут, Суду не подвержены будут там. Пойдут в объятия Христа, прямиком. А если не меняют свою жизнь, не меняют себя -тогда будут мучимы и в той жизни.Хочу вам рассказать что-то о Рае. Прежде чем мне исполнилось 80 т лет, мне Господь часто показывал Рай, брал меня туда. И сейчас берёт, но реже. Здесь тоже имеет своё значение возраст. Один раз, Господь взял меня за руку и сказал : "Здесь ты построил храм, здесь исповедовал, и спаслась душа, здесь утешил, здесь пожалел и посоветовал,..." Он говорил мне всё, что я делал, а я чувствовал неизмеримую радость, и эта радость меня наполняла с Его каждым словом.Такая радость меня наполняла, что я не выдержал и сказал : " Христе мой, не выдерживаю больше!Не выдерживаю, взорвусь . Верни меня обратно". И очутился в моей келье. ещё в один раз в Раю, я увидел такого красивого воина, просто не описать. А возле него конь, с хвостом развевающимся. Красивейший. Я просто даже позавидовал такому коню(смеётся). Мне тоже хотелось иметь такого коня. И тут меня зовёт этот воин, и мне приказывает (потому что выглядел как начальник) - бежать к войску и сказать, что у них в одном месте, неприкрыт тыл, и туда направились демоны. И я побежал, даже не раздумывая, и сказал воинам. И побежал обратно к этому красивому офицеру, чтоб сказать о том, что выполнил. Он меня взял и обнял, и поцеловал. потом сел на коня и ускакал.

Паломница : То есть, батюшка ты хочешь сказать. что очень много битв происходит на Небе, которые нам не открыты?

Старец Ефрем: Именно.Потому то нам надо быть внимательными и остородными во всём. Очень и очень внимательны:что говорим, что делаем. Потому что очень страшный Суд нам предстоит.

Паломница: А в аду как, батюшка?

Старец Ефрем: Как? Ужас, ужас и страх. Даже птичке туда бы не попасть...Вот представить- человек тонет в море, вот так тонут в мучениях там грешники, рядом с демонами, вот кто их окружает, кто ещё страшнее?! Молитесь об умерших. Молитесь, не забывайте. Такая молитва к милости Божьей. Моя мама была женщиной смиренной, верующей. Свою детскую жизнь, я на её словах жил. и слушал её. за два года до смерти, она слегла. И говорила мне так : " Отец, скажи Господу, чтоб забрал меня.Я так устала." Но прежде чем она ушла на Небо, дала бой.

Паломница: кому батюшка?

Старец Ефрем: с демонами и бесами воевала.

Паломница: а вы старче их видите?

Старец Ефрем: Вижу, также как вижу и людей.

Паломница: А Архистратиг не помог ей?

Старец Ефрем: Он был в стороне, сзади неё. Отошёл. Чтобы она сама воевала, чтобы венец получила.

Паломница: Вот мы столько слышим о катастрофах, о времени испытаний, которое уже приблизилось, и мы просим помощи от Господа, и что с нами будет?

Старец Ефрем: У Бога есть для каждого из нас, свой путь. И каждый из нас будет поступать так, чтобы спастись.А Он рядом будет. О если бы вы знали, что нам предстоит...Страшные вещи. Очень тяжело будет. В Афинах есть много святых, верьте мне, много. Но и святой Афон молитвами и сам святой Димитрий Солунский, поддерживают Северную Грецию. А я вот по особому люблю святого Димитрия. Сплю, с его миро. Греция повернулась к Христу, спиною...За это и будет терпеть великие скорби и лишения. Сейчас в Греции так: дети - или светлые светлые, или тёмные, тёмные. вот так. В верующих семьях, вот оно чудо Божье - и дети верующие, светлые, будущее Греции.

Паломница: Батюшка , а ведь очень много женщин. которые в семье живут страданиями.

Старец Ефрем: Христос всегда рядом с той душой, которую обижают.

Паломница: А вот у каких то людей, есть особые таланты. Духовные таланты. Как так выходит-у одного есть, а у другого..

Старец Ефрем: Люди, которые были обижены, которые достойно терпели все невзгоды, над ними смеялись - они терпели, и вот им награды такие от Господа, им , или их детям. Как говорится: как начинаем мы Канон, так нам и поёт Христос!

Паломница: и вот ещё в Иерусалиме много ведь чудес происходит в последние годы.

Старец Ефрем: (улыбаясь) хотел бы и я видеть всё это. Ведь там наша главная святыня. Благодатный Огонь он каждый день на Гробе Господне, но только на Пасху появляется перед большим скоплением народа. Ездийте в Иерусалим, у кого есть возможность -езжайте. там видим и осознаём что претерпел Господь за нас. какой путь прошёл, чтоб нас спасти. Прилаживайте силы к тому, чтоб Господа всегда благодарить, не удаляйтесь от Его Любви. Когда то я ездил в Иерусалим, несколько раз, давно...

Источник: http://pravoslavnayadrujba.ru/viewtopic.php?id=1124&p=2#p39003


…….
Паломница: Часто среди нас возникают недоразумения.

Старец Ефрем: Это человеческое. Они никогда не прекратятся. Чтобы мы их преодолевали и спешили ко Христу. Чтобы мы думали о том, что уготовал для нас Христос в прекрасном-прекрасном раю, после Второго пришествия. Сейчас мы входим в неф Рая, разум человеческий не вмещает, насколько будет прекрасен Рай. Все огонь! Все благоухание! Радость неизреченная. Блаженство. Никто не будет старым. Все новое желает Христос в Своем Царстве. Ничего лишнего. Все совершенное. Моя мать умерла в 95 лет и я ее вижу в раю тридцать лет. При оккупации у нас были соседи, умственно неполноценные. Двое парней. Когда мы играли они к нам подходили и мы играли вместе. Я нашел их в раю, так как они мальчишками умерли при оккупации от голода. Я им говорю: "Что вы здесь делаете? Как проводите время?" Они мне отвечают: "Ефрем, мы здесь не разговариваем. Мы только читаем и занимаемся. " Они не могли написать даже своих имен, а в раю у них занятия. Это показывает совершенство рая.

Паломница: Многие люди помогают монастырям тем, в чем есть нужда.

Старец Ефрем: Все то, что они делают, записывается на небе. Пусть у них будет мир, здоровье и благословение в их домах.

Паломница: В церкви были люди со всего света. То есть, Геронда, как полезны ваши труды как у святых апостолов. "Научите все народы".

Старец Ефрем: Я гнилой орех. Я ничего не сделал.

Паломница: Что Вы думаете о своем возрасте?

Старец Ефрем: Думаю довести до конца мои труды здесь, ведь многие люди спаслись, многие душеньки. А как я пойду на встречу с Господом? Куда я пойду, несчастный?

Паломница: Господь пошлет Свои ангелов, чтобы взять Вас.

Старец Ефрем: Я этого не знаю. Как рассудит Господь. Моя голова забита мирскими вещами. И здоровье мне не помогает мне, я в преклонном возрасте.

Паломница: Геронда, господин П. умер в день одного великого Святого.

Старец Ефрем: Он открыл ему врата в рай, чтобы тот вошел внутрь. Когда кто-то умирает и спасает свою душеньку, Святой, которому совершается празднование в тот день, встречает его в раю, потому что это его день, т.е. праздник.

Паломница: Ко многим людям смерть приходит внезапно. Старец Ефрем: Да. Каждый день мы с билетом в руке. Мы не знаем, что снами случится. Как-то я исповедовал одного человека в больнице (он мне знаками отвечал) и вскоре он умер. Что-то хорошее он сделал в своей жизни и в последнее мгновение был спасен. В своей жизни я встретил много трудностей и видел, что Божественный Промысел направляет все ко благу человека. Пусть память смертная не уходит от нас. Из трудов Старцев читайте беседу Макария Великого с черепом. Однажды в видении я увидел себя одетым в прекрасные одежды. В облачении как на праздники. Я стоял как бы на возвышении, а ниже стояли девушки и кричали: "Геронда... Геронда! И мы хотим такую же одежду." Но им это не было позволено. Это показывает мою ответственность и благодать священства. Поэтому молитесь за меня. Будьте порядочными и внимательными. Боритесь каждый день, сколько можете. Христос наш любит чин монахов, так как они Его воины.

Паломница: Батюшка, вы когда в Рай попадаете и вам Господь показывает как там ,вы там говорите с Господом? Вы Ему не говорите о тех монахах, монахинях, о нас верующих, которые просят у вас помощи?

Старец Ефрем: Конечно же говорю.

Паломница: и что Он вам отвечает?

Старец Ефрем: Хорошо, Я позабочусь. Паломница: Вы когда умрёте батюшка, и если мы тут ещё останемся, вы нас там не забывайте в ваших молитвах, хорошо?а то вам там будет хорошо и благостно с Христом, а нам тут -бороться ещё(с улыбкой)

Старец Ефрем: (тоже улыбаясь)Ааа, нет, не получится так

Паломница: Мы завтра уезжаем уже, батюшка. Скажите нам последнее слово.

Старец Ефрем: Да будет хорошим ваш путь, да благословит Господь. И я о вас молюсь. Будьте здоровы, чтобы ещё посетить нас. Каждый знает о себе, что у него в мешке), но я вам оставляю Завещание - узнайте Святого Духа. Трудитесь, чтоб построить храм в себе, блюдите Заповеди Божьи и Заповеди Евангелия, и имейте мир в душе. Любите всех, болейте за всех, и взывайте к Христу нашему и Богородице. И ангелы будут рядом с вами. Как тут называют незаконных этих...?

Паломница: Гомосексуалы?

Старец Ефрем: ааа, да , они. Ветхий Закон гласит: " Не останется духа Моего в людях, потому что они будут плотью". Это о сегоднешнем времени. Содом был сожжён, и сейчас тоже...огнём, ядерным. Не терпит больше Христос этих грехов. Повсюду, вы посмотрите, обожается и продвигается грех плотский. Нет покаяния. Вот преподобная Мария Египетская - покаялась, и всю жизнь оставшуюся каялась. А эти никогда. Все аномалы эти-исчезнут. Пылью земной станут. Ядерное...и Пыль....Эта война будет из-за грехов людских.

(Записано монахами, духовными чадами отца Ефрема из Греции, которые посетили Православный греческий монастырь Антония Великого в штате Аризона, Америка)

Источник: http://pravoslavnayadrujba.ru/viewtopic.php?id=1124&p=2#p39003
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

Re: Фильм «Старец о.Ефрем Филофейский (Аризонский)»

#35 Лесник » Вс, 2 ноября 2014, 20:23

"..Одно время во сне, после литургии, стали приходить к нему (старцу Ефрему Катунакскому) люди — оборванные, нищие, израненные: «Отче, ты нас забыл». Он поднимался после этих снов расстроенный: «Это души. Но я ведь все имена поминаю».
— Старче, у тебя есть еще какие-то записки с именами? — спросил отец Ефрем Старца Иосифа (Исихаста).
— У меня нет, отче. Только то, что на жертвеннике.
Искал он, искал — ничего не нашел. Стал служить опять с теми же самыми именами. После литургии, во сне, снова: «Отче, ты нас забыл».
— Слушайте, отцы, может быть, все-таки у вас где-то есть еще какие-то записки с именами?
— Ничего у нас нет, отче. Посмотри на святом Престоле.
Поискал еще и нашел записки между последним покровом и
камнем-крышкой святого Престола. Он взял их, помянул— и больше никто не являлся. ..."

(из книги о.Ефрема Мораитиса "Моя жизнь со старцем Иосифом")
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

Re: Фильм «Старец о.Ефрем Филофейский (Аризонский)»

#36 Лесник » Вт, 4 ноября 2014, 8:51

"..Своими собственными глазами мы много раз видели, что у Старца (Иосифа Исихаста) есть дар прозорливости. Однажды, когда он еще жил в скиту Святого Василия, пошел он в скитскую церковь к отцу Герасиму. Там был какой-то мирской человек. Старец подошел к нему и сказал:
— У вас на душе какой-то грех, и он серьезный.
— Какой грех? — спросил тот.
— Я этого не знаю, — отвечал Старец, — знаю только, что грех этот очень серьезный.
— И нельзя это выяснить?
— Сейчас, днем — нет. Если хочешь, приходи ко мне ночью.
— Хорошо, после полуночи приду, Старче.
— Пойдешь по этой тропинке и придешь в мою каливу.
В полночь этот человек пришел к Старцу. Они начали беседовать. И что обнаружилось в итоге? Этот человек, хотя и был выпускником богословского факультета, написал целую книгу в защиту дарвиновской теории. И Старец ему сказал:
— Послушай, если ты излагаешь какую-нибудь теорию, гипотезу, почему ты не приводишь суждения православных богословов, Святых Отцов, но приводишь мнения других: иудеев, масонов и тому подобных? Почему не обращаешься к Святым Отцам? Всякий вопрос можно правильно решить, когда обращаешься к Святым Отцам или к Священному Писанию, — тогда решение имеет силу.
Богослов согласился, что ошибся с этой теорией, и попросил Старца, чтобы тот ему открыл, откуда он об этом узнал. Старец ответил:
— Вчера, когда я к тебе приблизился, некий смрад, некая вонь исходила от тебя, поэтому я понял, что на твоей душе какой-то грех.

Подобным образом однажды и отец Ефрем Катунакский шел сзади некоего мирского человека, и от того исходили смрад и зловоние. Отец Ефрем пошел к Старцу Иосифу, рассказал ему об этом и тот ответил:
— Так и есть, дитя мое, мирские люди пахнут, грех пахнет. Пахнет в зависимости от того, какой это вид греха, какова его тяжесть.

В другой раз отец Ефрем получил письмо от своей племянницы, просившей его молитв. Он показал его Старцу, но как только тот взял письмо, сразу почувствовал, что от него исходит вонь.
— Или некий блуд, или колдовство соделала твоя племянница, — сказал Старец Иосиф. И отец Ефрем подтвердил, что так и есть, дело в колдовстве.
Еще как-то раз Старец Иосиф увидел некоего человека и сказал нам про него:
— Это неправославный.
И действительно, когда с ним стал разговаривать один брат из нашей общины, он обнаружил, что у этого человека были еретические взгляды, о еретичности которых он и сам не знал.

Если у какого-либо встретившегося ему человека были плотские согрешения, Старец видел это. Он также видел, если у кого-нибудь случалось ночное осквернение. Его духовные дети говорили нам, что он нередко предупреждал их о событиях, которые с ними затем произошли.

...

Старец мог находиться в уединении, в своей келлии, но при этом оказывалось, что он знает о том, что происходит снаружи, чем мы занимаемся и как у нас дела. Как-то раз, когда он заперся в своей келлии и молился, в дверь постучали. Это пришел отец Афанасий. Но Старец не мог знать, кто пришел. Итак, в дверь стучат.
— Заходи, отец Афанасий.
— Откуда ты знаешь, Старче, что это я пришел?
И Старец ответил:
— Ты ведь шел по такой-то тропинке и зашел в пещеру Пресвятой Богородицы, зажег там лампадку, посидел и отдохнул там, а затем пришел сюда. Не так ли?
— Да, так.
— Я наблюдал за тобой все время, пока ты шел.

Позднее отец Иосиф Младший подошел к Старцу и спросил, каким образом он смог так наблюдать за отцом Афанасием. Старец рассказал следующее: «Было бы лучше тебе это самому испытать, чем просто из рассказа узнать, как это происходит. Но раз ты настаиваешь, слушай. Я сидел здесь у окна на коленях, на этих моих лохмотьях, и говорил Иисусову молитву. В одно мгновение, когда я держал ум в действии молитвы, при котором Божественная благодать действует своим Божественным просвещением, увеличилась сила света и мой ум начал распространяться и возрастать настолько, что все для меня осветилось и я видел всю нашу местность от Катунак и ниже, до монастырей, до Дафни. Также видел я и то, что позади меня, и не было для меня ничего невидимого или неизвестного. Свет же тот был не таков, как этот естественный, исходящий от солнца, или как искусственный, создаваемый людьми. Это был свет изумительный, белый, невещественный, не только внешний, как этот естественный, позволяющий видеть вокруг себя тем, у кого есть зрение. Тот свет сияет и внутри человека, и он его ощущает, как свое собственное дыхание. И этот свет наполняет его, как пища и как воздух, и освобождает его от природной тяжести его тела, и преображает так, что человек не знает, есть ли у него тело, вес или какое другое ограничение. Тогда я увидел и Афанасия, идущего к нам по тропинке от монастыря Святого Павла и несущего свою большую торбу, и я стал наблюдать за ним, пока он не пришел сюда. Я видел все его движения, как он садился отдохнуть и облокачивался на свою ношу, как он остановился у источника Святой Анны близ мельницы и напился воды, как он, наконец, подошел к нашей калитке, взял ключ, открыл ее, вошел во двор, пришел ко мне и положил поклон.

Но почему это вызывает у тебя такое изумление? У человеческого ума есть свой свет и без прибавления Божественной благодати, и когда он очистится и просветится, тогда с помощью своего света он видит лучше, чем демоны, как говорят Святые Отцы. Когда же получит вдобавок и просвещение Божественной благодати, так что она сможет постоянно пребывать в нем, тогда она увлекает человека в созерцания и видения, как она сама ведает. Но и человек этот, когда захочет увидеть или узнать что-то его интересующее, может попросить об этом в своей молитве, и благодать подействует так, что исполнит его просьбу, поскольку он о том попросил. Думаю, однако, что благоговейные люди избегают просить об этом, кроме случаев великой нужды. Во всяком случае, Господь волю боящихся его сотворит и молитву их услышит (Пс. 144:19)». [158]
* * *

(с)о.Ефрем Мораитис
http://azbyka.ru/fiction/moya-zhizn-so-starcem-iosifom/#n77
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

Re: Фильм «Старец о.Ефрем Филофейский (Аризонский)»

#37 Лесник » Ср, 12 ноября 2014, 18:08

Изображение



Старец Ефрем Филофейский (Мораитис)

"Многие христиане, движимые благочестивым желанием, стремятся попасть на реку Иордан и омыться в ней. Но сколько бы раз мы ни купались в Иордане, сколько бы ни выпили бутылок святой воды, если не покаемся, не спасёмся. Иордан рядом. Он течёт в Церкви — это сладостное покаяние и исповедь."

"Больше всего бойтесь осуждения в помыслах, потому что оно не обнаруживается явно в слове и не может быть исправлено услышавшим его. Берегитесь, повторяю, внутреннего осуждения, которое незаметно делает нас повинными смерти, лишает жизни в Божественной благодати и приносит нам, как горчайший напиток, душевное омертвение."

"В государственных учреждениях, во всех официальных книгах записей данные принято вычеркивать красным карандашом. Вот таким же каранадашом каждый, кто хочет называться православным христианином, пусть сегодня же перечеркнет все памятные ему прегрешение брата. А брат — это всякий человек: знакомый и незнакомый, православный и неправославный. Этот карандаш по переходе нашем в иную жизнь будет тем ключом, которым отпираются врата Рая."

"Никогда смертельно больному, умирающему добрый врач не попустит жить по образу здоровых, на равных с ними правах, но строго-настрого запретит ему вкушать и делать то, что еще больше усиливает болезнь. И только крайний неприятель может предлагать и навязывать тяжко больному отведать убивающей его снеди, похлопывая его при этом дружески по плечу и приговаривая: "э, дружок, да ты совсем здоров!" Все мы заражены смертоносным недугом и поэтому обязаны предостерегать друг друга, воспрещать друг другу все, что может развить, усугубить болезнь. Только тот может пренебрегать лечением и осторожностью, кто либо не считает болезнь опасной, либо же махнул на жизнь рукой."
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

Re: Фильм «Старец о.Ефрем Филофейский (Аризонский)»

#38 acolyte » Сб, 29 ноября 2014, 22:38

Вышла новая книга о. Ефрема "Искусство спасения"

http://www.pravoslavie.ru/smi/57696.htm
acolyte
Аватара
Сообщения: 2354
Темы: 34
С нами: 5 лет 4 месяца

Re: Фильм «Старец о.Ефрем Филофейский (Аризонский)»

#39 Лесник » Сб, 4 апреля 2015, 21:41

acolyte писал(а):Вышла новая книга о. Ефрема "Искусство спасения"

http://www.pravoslavie.ru/smi/57696.htm


хорошая книга, спасибо.

..........................................................................................



Старец Ефрем Филофейский (Мораитис):

"Блажен и счастлив человек, который в своей жизни исповедует имя Христово. Как бы грешен он ни был, но если исповедует имя Христово, то Христос освободит его от тяжести грехов, изгладит вину."

http://vk.com/geronda_ephraim
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

Re: Фильм «Старец о.Ефрем Филофейский (Аризонский)»

#40 Лесник » Пт, 26 июня 2015, 20:09

«…исправь сначала самого себя» Беседа с монахом Никоном (Лазару), келиотом афонского Нового скита

Изображение


- Расскажите, пожалуйста, каким был ваш путь в монастырь?

-Это большая история, и мой рассказ займет слишком много времени. Коротко можно сказать, что Господь приготавливает каждому человеку свой путь к Себе. Это мы думаем, что мы ищем Бога, а на самом деле это Он ищет нас и, к счастью, всегда находит. Моя встреча с Богом состоялась, благодаря участию старца Ефрема Аризонского.

-Известно, что ваша келья считается одной из лучших иконописных мастерских на Афоне. Творчество помогает в монашеской жизни?

-Всякое рукоделие помогает и, конечно же, иконопись. Особенно для новоначального важна внешняя сторона жизни ‒ та обстановка, в которой он находится. Старец Паисий говорил, что новоначальный хочет иметь собственную икону, лампаду, часовенку. А о себе добавлял, что ему все это не важно. Он говорил: «Если меня поставить даже под прожектором, я смогу помолиться». Так же с рукоделием. Если новоначальный плетет четки или пишет иконы и это ему помогает в молитве, то пусть занимается рукоделием. Но важно, чтобы все делалось по послушанию. Когда я пошел в монахи, взял с собой краски и кисточки, потому что с малых лет рисовал. Старец, увидев все это, улыбнулся и велел отложить краски до тех пор, пока сам не скажет мне. И я ждал шестнадцать лет.

- Как сделать, чтобы послушники были послушными?

- С этой проблемой сталкиваются все старцы и старицы. Благословение Божие для меня, что первым послушником я имею большого подвижника — монаха Евгения. Очень важно, чтобы были хорошие помощники, которые служат примером для других.

-
-Почему послушание духовнику, игумену, игумении наполняет жизнь человека?

-Потому что непослушание лишило человека жизни и вывело из рая. Для того чтобы показать нам, как вернуться туда, откуда мы пали, Христос спустился к нам с небес, то есть смирил себя, став человеком. Из Писания мы знаем, что он слушался Своих родителей, а если Бог жил в послушании у людей, как же мы можем не оказывать послушание своим старцу или старице? Не молитва, не исповедь, не причастие, а именно послушание — первая буква в алфавите. Послушание приносит смирение и, как следствие, ‒ благодать Божию, потому что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. Если даже такое благое дело, как молитва, совершается не по послушанию, она становится грехом. Например, фарисей был добродетельным, имел благоговение, соблюдал заповеди Божии и впал в гордость, превознося свои добродетели.

- Сегодня в мире господствует эгоизм. Такое впечатление, что из жизни человека уходит самопожертвование.

- Эгоисты были всегда, но сейчас эгоизм преподносится как образец. И люди, не имеющие духовной силы, начинают им подражать. По телевизору, в кинотеатре, в средствах массовой информации такой образ жизни преподносится в приукрашенном виде, как что-то очень заманчивое.

- Вам в жизни довелось видеть поразивший вас пример самопожертвования?

- Много раз. Все святые являются примером самопожертвования. Святой человек ведь постится не для себя, бодрствует не для себя, делает поклоны не для себя. Он несет свои подвиги для того, чтобы спаслись рядом с ним тысячи. Он — не один, он является частью Тела Христова. Вот, например, когда человек бежит по стадиону и побеждает, венок победителя надевают ему ведь не на ноги, а на голову, и это есть слава всему телу. Также и один святой есть слава и честь для всей Церкви, не существует индивидуального спасения. В христианстве никто не спасает самого себя; просто если мы любим других, то должны начать с самих себя; если мы хотим спасти своих, то начнем говорить: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя».
Самая опасная ловушка, которую может ставить диавол тому, кто любит других, ‒ это побуждать его идти спасать других, но не самого себя. Почему тут ловушка? Потому что сама твоя духовная жизнь еще ужасная, и то хорошее, которое ты им скажешь, на самом деле является выражением того плохого, что ты носишь в себе. Если ты любишь, то исправь сначала самого себя, делай поклоны, молись — и так спасешь других. Начни с исповеди и послушания Церкви.

- Можно сказать, что отец Ефрем пожертвовал собой, переехав с Афона в Аризонскую пустыню?

- Да, именно так. Он вышел из рая — с Афона и горит в пустыне. Но благодаря тем монастырям, которые он создал там, спасаются не тысячи, а миллионы людей. Я был у него в монастыре и видел китайцев, монголов, жителей Крайнего Севера. Я встретил там молодую пару с маленьким ребенком из Индонезии, с другого конца света, и спросил их: «Вы приехали в США работать?» И услышал в ответ: «Нет, мы приехали к старцу Ефрему».
Люди часами летят в самолете только для того, чтобы увидеть старца Ефрема. Это пример того, как один человек, который закрылся в пещере и начал говорить молитву «Господи Иисусе Христе, помилуй мя», который отдался в послушание своему старцу и начал с исправления самого себя, сегодня спасает тысячи людей.

- Как отличить любовь истинную от той, которая на самом деле является уловкой диавола?

- Диавол не приходит с рогами и хвостом, по которым его сразу можно узнать. Нет, он постоянно говорит про любовь. Но нас спасает только Христова любовь, которая содержит внутри себя смирение, иначе мы становимся проблемой для других. Это можно сравнить с ведром холодной воды, которую мы в жару подаем другому человеку, и вместе с водой ‒ лягушку. А любящий человек сначала вынет лягушку, а потом уже напоит человека чистой водой. Так и мы должны вынуть ту лягушку, которая находится внутри нас, и только после этого в полной мере сможем сказать другому: «Я люблю тебя».

- Почему если человек обвиняет себя, то находит успокоение, а когда обвиняет другого, возмущается и не имеет покоя?

- Когда ты осуждаешь других, ты присваиваешь себе то право, которое имеет Христос на Страшном суде; ты это делаешь вместо Христа — и, значит, ты становишься антихристом. Какое же здесь может быть спокойствие духа?!
Поэтому чем осуждать других, лучше осуждать самого себя, потому что каждый, кто смиряет себя, возвысится.

- Как богатеть во Христе для вечной жизни?

- Христос является вечной жизнью. Но вопрос состоит в том, как найти Христа? На этот вопрос Он ответил нам Сам: Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня (Ин. 14, 21). И святые отцы говорят о том, что внутри заповеди спрятан Христос. Наша вера — не философия, а образ жизни, и живем мы заповедями. Сказано ведь:Покажи ми веру твою от дел твоих (Иак. 2, 18).

- Почему нам так трудно все оставить ради Христа даже в монастыре?

- Потому что и в монастыре мы носим в себе эгоизм. А смерть эгоизму — это послушание. Как бы мы ни старались, но столько добродетелей, сколько имел Денница до падения, мы все равно не приобретем. А разве ему помогло все то, что он не имел? Нет. Потому что он не имел смирения. Диавол поможет тебе поститься, совершать бдения, поможет, чтобы ты бежал выполнять работы по монастырю, потому что знает, что ты станешь гордым из-за того, что преуспел. Только двух дел не позволит тебе диавол сделать: быть в послушании и молиться Иисусовой молитвой, потому что послушание и исповедание своей немощи «помилуй мя, грешного» ‒ это смерть для него. А для нас смирение и послушание — это наша духовная жизнь.

- Можно ли устать от монастырской жизни?

- Монашеской жизнью невозможно пресытиться. Те, кто живут этой жизнью и чувствуют радость, считают, что лучше этой жизни нет и не может быть на свете. Те, кто смотрят на монашество со стороны, думают, что это что-то тяжкое. Но это похоже на то, как если бы мы жалели спортсменов, которые тренируют свое тело, желая получить награду. Только там, где есть труд, будет и вознаграждение. Там, где есть борьба, будет и венец. В раю мы увидим разных людей. Здесь будет и разбойник, и блудница, которые покаялись и освятились, только не будет гордых и ленивых, потому что леность — это гордость тела.
В скиту был старец Дорофей восьмидесяти пяти лет. Братия уже не разрешали ему работать, щадя его старость. А он все время стремился чем-то помочь, но ему говорили: «Сиди отдыхай, ты уже старый». Вдруг он успокоился. Братья удивились и стали за ним присматривать. И обнаружили, что ночью, когда все спали, он взял на плечи газовый баллон, спустился к морю и вернулся обратно. Его спросили: «Зачем ты это делаешь?» И он ответил: «Все трудятся, и я не могу сидеть, сложа руки».

- Батюшка Серафим оставил множество советов и монашествующим, и мирянам. Как вы считаете, какой наказ самый главный для нас сейчас?

- И летом, и зимой он говорил: «Радость моя, Христос воскресе!» У него любовь была Христова. Он подтверждал ее делами. Он начал с себя, и потому, что он распял себя и воскрес, воскресают сегодня миллионы людей. То же самое было с отцом Ефремом: он умертвил себя в послушании старцу Иосифу, отдался полностью Богу, и Бог дал ему все. Отец Ефрем основал тридцать монастырей и наполнил их людьми. Где это видано, чтобы человек создал тридцать монастырей?! У него нет образования, он не является ни богословом, ни ритором, и нельзя поэтому сказать, что он привлекает людей красивыми словами. Он даже разговаривать хорошо не умеет. И это нужно для того, чтобы стало очевидно, что не он творит чудеса, а кто-то другой через него. Поэтому если мы любим и хотим спасти других, начнем, как преподобный Серафим и старец Ефрем Филофейский, с самих себя.

- У батюшки Серафима ведь двадцать пять лет великих трудов было: затворничество, молчальничество, столпничество, и только потом он стал старчествовать.

- Нас не должно впечатлять количество лет, проведенных на камне или в затворе, а должно впечатлять то, что его ругали, осуждали, а он на это никак не отвечал и молился за осуждающих его. То же происходит сейчас отцом Ефремом. Поэтому мы должны стараться подражать их внутренним страданиям, а не внешним. Тела людей не обладают одинаковой выносливостью, не могут все одинаково поститься, совершать бдения. Однако жить в послушании может каждый, это не зависит от физических возможностей человека. Молиться может каждый. Подвиг молчания нести.

http://apantaortodoxias.blogspot.gr/2015/06/blog-post_39.html
Πυξίδα μου, Κύριε, με τη δύναμη του Τιμίου και Ζωοποιού Σταυρού, Σου, και σώσε με από κάθε κακό
Лесник
Автор темы
Аватара
Сообщения: 1121
Темы: 85
С нами: 7 лет 8 месяцев

Пред.След.

Вернуться в Медиатека

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 2 гостя