Карма Латвии - в чем она? - О жизни России и общества - Страница 53 из 53 - Диагностика кармы. Теория и практика.

Карма Латвии - в чем она?

Список разделов Главное О жизни России и общества

Описание: О политике в России и в мире, о новшествах и происшествиях, влияющих на жизнь общества.

#1 Svastha » Вт, 13 марта 2012, 8:21

Очень хотелось бы, чтобы посмотрели вопрос те, кто глубоко умеет видеть взаимосвязи. Дело в том, что 16 марта в Латвии разгораются страсти вокруг легионеров ваффен СС. Сами легионеры и их потомки, не все однако, пытаются уверить весь мир в том, что они то боролись за свободу Латвии. Чтобы убедить в этом всех, эти люди устраивают шествие по центру города и возлагают цветы к памятнику Свободы.
Сва - "Я", Стха - укорененный (санскрита). СвастхА - быть укорененным в каждом "Я": телесном, ментальном, духовном, постоянно находиться в потоке любви
Svastha F
Автор темы
Откуда: ищущая
Сообщения: 3559
Темы: 30
С нами: 10 лет 10 месяцев
О себе: бессмертная душа


  • 2

Re: Карма Латвии - в чем она?

#1041 Папа_Карло » Сб, 21 июля 2018, 13:28

Директор Еврейского комитета Украины Эдуард Долинский дает перевод статьи американской журналистки Сильвии Фоти, выяснившей, что ее дед - герой Литвы, оказался организатором Холокоста.

"Это великолепная статья, написанная американской журналисткой Сильвей Фоти о потрясении, которое она испытала, когда узнала, что ее дедушка – национальный герой Литвы Йонас Норейка оказался не героем, а нацистским коллаборантом и убийцей евреев. Статья была на днях опубликована в американском издании «Salon” и это ее русский перевод.
«Мой дедушка не был борцом с нацизмом – он был безжалостным коллаборантом. Обещание у смертного одра привело меня к обнаружению его соучастия в Холокосте – и что это значило не только для моей семьи.
Сильвия Фоти, 14 июля 2018

Спойлер
Восемнадцать лет назад моя умирающая мать попросила меня продолжить работу над книгой о ее отце Йонасе Норейка, знаменитом литовском герое Второй мировой войны, который боролся с коммунистами. Моя мать. Бывшая оперная певица, посвятила себя этой миссии и даже защитила кандидатскую диссертацию по литературе, чтобы улучшить свои писательские способности. Как журналист, я согласилась. Я не имела понятия, что это приведет меня к личному кризису, отрицанию Холокоста и сокрытию фактов литовским правительством.

Я выросла в районе Чикаго в котором проживает самое большое количество литовцев вне Литвы и слышала, что мой дед умер от рук КГБ как мученик за свободу Литвы от рук КГБ когда ему было всего 37 лет. Как гласят семейные предания, он возглавлял восстание против коммунистов и отбил у них нашу страну, которую тут же захватили немцы. Он был главой местной администрации на северо-востоке страны во время немецкой оккупации. По семейным воспоминаниям, он боролся с нацистами и за это был отправлен в концлагерь. Из лагеря он бежал и вернулся в Вильнюс, чтобы начать новое восстание против коммунистов, его схватили, доставили в тюрьму КГБ и подвергли пыткам. Я слышала, что он был адвокатом, который возглавил защиту на процессе против 11 повстанцев, его признали виновным и казнили. Его боевой псевдоним был Генерал Шторм. Все это выглядело романтично.

Это была книга, которую я начала писать. Моя мама собрала массу материалов, которые включали 3 тысячи страниц уголовного дела, 77 писем к моей бабушке, сказка написанная для моей мамы из концлагеря Штутхоф, письма от членов семьи о его детстве, и сотни статей вырезок из газет и журналов. Через несколько месяцев после начала проекта я посетила свою умирающую бабушку, которая жила в нескольких кварталах. Она попросила меня не писать книгу о ее муже. «Пусть история уляжется», - она прошептала. Я была поражена. «Но я обещала маме», - я сказала. Она повернулась к стене. Я не восприняла ее просьбу серьезно. Я думала, что она просто хочет сделать мне послабление, так как знала насколько обязывающим этот проект был для моей матери

В октябре 2000 года, после смерти моей бабушки, мой брат Рэй и я привезли кремированные останки моей матери и бабушки в Литву для погребения – как они завещали. Мы были удивлены излиянием расположения оказанным на их похоронах в Вильнюсском соборе, и были особенно изумлены когда президент Ландсбергис появился со своей женой, чтобы выразить уважение к вдове, дочери и внукам Генерала Шторма. Многие спрашивали на похоронах: «Что с книгой о твоем дедушке?». Я отвечала: «Я обещала и закончу ее». Они хлопали меня по спине, пожимали мне руки и целовали мои щеки. «Ты такая хорошая дочь. Нашей стране нужны герои».

Перед тем, как процессия тронулась на кладбище, Викторас Асменскас, коллега моего деда, который участвовал в восстании против коммунистов и был с ним в тюрьме КГБ, отвел нас к Библиотеке Академии наук в двух кварталах от собора. Это там где наш дед был днем юристом, а ночью руководителем сопротивления ночью. Когда мы подошли, он повернулся к Рэю и ко мне и сказал: «Вы оба как мои дети. Я любил вашего дедушку». Мы положили венок, который он принес для нас, к бронзовому лику нашего деда и прочли надпись на доске:

«В этом здании с 1945-46 работал известный организатор сопротивления, лидер Национального совета Литвы и организатор Вооруженных сил Литвы Йонас Норейка Генерал Шторм. Расстрелян 26 февраля 1947».

Из Вилюнюса, мы с Рэем в качестве почетных гостей поехали в Суконаи, городе на севере, где родился мой дед, посмотреть на названную в честь него школу. Гам показали скромное здание из белого кирпича и элементами дуба. Директор школы – полный мужчина с взъерошенными седыми волосами, с энтузиазмом схватил наши руки, говоря как он рад, что мы приехали на церемонию в память о нашем деде. Он слышал, что я пишу книгу. Я спросила, как решили назвать школу в честь деда? Он ответил, что это решили на заседании совета округа. «Мы хотели выбрать новое имя, вместо русского, которое у нас было. И имя вашего деда всплыло сразу». Тогда он отвел меня и Рэя в сторону, чтобы другие не могли слышать: «Вначале я имел много огорчений, когда мы выбрали его имя. Его обвиняли в том, что он убивал евреев».

Рэй и я были ошеломлены. Обвиняли в убийстве евреев? Я оглядела комнату, посмотрела на учителей и директора. Кто эти люди? Кто была моя мать? Моя бабушка? Кто я? Моя разум был в смятении: должно быть это ошибка. Директор потряс мою руку: «Я получаю больше поддержки, чем когда-либо за выбор имени вашего деда. Все это в прошлом».

Пребывая в растерянности, я не могла дождаться окончания церемонии, чтобы задать вопросы. Мы сели на заднее сидение вместе с Асменкасом, коллегой моего деда, в то время уже 88-летнего с седыми волосами. Он вручил мне копию книги, которую он написал о нашем деде под названием «Генерал Шторм» на обложке которой было фото моей бабушки притягивавшей моего дедушку к себе за галстук. Она была напечатана литовским Музеем геноцида, посвященным литовцам, пострадавшим во время Второй мировой войны, многие из которых погибли в Сибири. Музей был создан в 1992, вскоре после независимости Литвы, в ответ на Холокост, чтобы показать что литовские националисты страдали под коммунистами также, как евреи под нацистами. Музей критиковали за неправильное применение слова геноцид и в начале этого года он сменил название на Музей оккупации и борьбы за свободу. Раньше в здании музея размещалась тюрьма КГБ, где в 1947 погиб мой дед и на его серой мраморной стене написано его имя вместе со многими другими.

«Вы слышали когда-либо слухи о том, что он убивал евреев», - я спросила? Асменкас уставился на меня своими голубыми глазами. «Нацисты назначили его главой округи в 1941. Он сомневался принимать ли пост, но думал, что на этой должности сможет больше помочь нашей стране. У него были хорошие отношения со всеми и он принял это назначение». Я знала, что мой дед был главой округа, учитывая высоту его политической карьеры, но я никогда не могла подумать что он мог быть коллаборантом нацистов.

Вернувшись в Чикаго я продолжила работу над материалами моей мамы о моем деде. Я не могла допустить, что эти обвинение могут быть правдой, но вдруг обнаружила 32-страничный буклет с названием «Держите выше головы, литовцы!». В нем я обнаружила призывы против евреев: «В Клайпеде немцы уничтожают литовцев, а в Великой Литве – евреи скупают все фермы на аукционе. Раз и навсегда: мы не будем ничего покупать у евреев!». Это написал мой дедушка. У меня дрожали руки: я не хотела иметь дедушку, который был автором этой брошюры.

Я серьезно решила бросить этот проект, даже если это означало нарушение моего обещания матери. Прошли годы пока я не стала готовой психологически продолжить расследование, собравшись с духом для ужасающей возможности узнать, что мой дед действительно участвовал в убийстве евреев.

В 2013 я провела несколько недель в Литве. Я наняла гида по Холокосту Симона Довидавичуса, директора Дома Сугихары – музея посвященного Чиуне Сугихаре, который помог 6 тысячам евреев бежать в Японию во время Второй мировой. Мы стали парой расследующей жизнь моего деда. Я показала ему все памятники моему деду; он показал мне ямы, где были захоронены евреи из-за моего деда. Я дала ему книгу изданную Музеем геноцида утверждавшую, что мой дедушка герой; он дал мне книги о Холокосте утверждавшие, что мой дед был злодеем.

Довидавичус был первым, кто предположил, что мой дед провел первоначальную «акцию» во время войны еще перед тем как пришли немцы. Она совпалп с нападением нацистов на СССР 22 июня 1941, в тот день Литва начала восстание с немцами против Советов. Это стало началом Холокоста, в котором 95 процентов из 200 тысяч литовских евреев были уничтожены – самый высокий процент в Европе. В настоящий момент в Литве проживают около 3 тысяч евреев.

В течение трех недель 2 тысячи евреев были убиты в Плунже – половина населения города. Там мой дед возглавил восстание. Это было еще до Ванзейской конференции на которой нацисты решили сделать массовые убийства государственной политикой. Еще более ужасающим было то, что Довидавичус утверждал, что мой дед, как офицер в чине капитана учил своих литовских солдат как эффективно убивать евреев: как их собирать, проводить через лес, заставлять копать себе могилы и закапывать их в ямах после расстрела. Мой дед был большим учителем.

Я возобновила расследование. Я нашла Дамионаса Риаукиа, коллегу моего деда во время пятидневного восстания. В 1941 ему было 17 лет. «Мой дедушка имел какое-то отношение к убийству евреев?». «Его здесь не было», - ответил он. «Он к этому не касался. Это были немцы». В этот момент я заподозрила, что что-то пытаются скрыть, но мне нужны были доказательства.

Почти в конце моей поездки, моя тетя Алдона Будрите Бузиене, чья мать была сестрой моей бабушки, рассказала, как будучи 10-летней она сидела с моей мамой в 1941 в Плунже. Она поведала мне эту историю когда мы с ней в ее квартире в Клайпеде ели обед из курицы и риса, который она приготовила. Вскоре после восстания, мой дед перевез свою семью в дом в центре города, который внезапно «освободился». Они жили в нем до переезда в Шауляй, где мой дед стал главой округа. «Что ты имеешь ввиду «внезапно освободился»?», - я спросила. Она ответила, что «евреи исчезли, так что дом был свободен. Многие литовцы переезжали в новые свободные дома».

Сделав глубокий вдох, я спросила: «Ты имеешь ввиду, что дома освободились потому, что евреев убили?». Она кивнула, в огорчении. «Что с убийством евреев?», - я спросила. «Кто приказал их убить?».

«Я не верю, что это была инициатива твоего деда. Он был слишком хороший для этого».

После паузы, я спросила, «Но, если он там жил, и руководил восстанием, разве не он отдавал приказы?»
В первый раз тетя Алдона начала собирать и сопоставлять события, как это делала я во время моей поездки. Она покачала головой и заплакала. «Я не могу в это поверить. Может у него не было выбора. Он должен был выполнять приказы. Я не знаю, что думать. Я предполагаю, что это возможно». Она выглядела сконфуженной пытаясь осознать, что ее дядя Йонас участвовал в убийстве евреев.

Оказалось, что тот дом, стоял напротив отдела полиции – квадратное здание на главном перекрестке города. В этом здании размещался командный центр нацистов. Дом также стоял недалеко от синагоги, где евреев собрали перед тем, как отвести в лес и расстрелять. Может поэтому моя бабушка просила меня не писать эту книгу?

К концу поездки я поняла, что мой дедушка санкционировал убийство 2 тысяч евреев в Плунже, 5 тысяч 500 евреев в Шауляе и 7 тысяч в Телсяе.
Вернувшись в Чикаго, в ярости и волнении, я продолжила работать над книгой. Два месяца назад, мой проект привел меня к Гранту Гочину, еврею с литовскими корнями, который живет сейчас в Калифорнии. В течении многих лет он расследовал историю совей семьи. Его кузина Соня Белер, выжила в Холокосте и рассказала, что вооруженные литовцы преградили путь 6 тысячам евреев из ее местечка, которые за три дня до прихода немцев хотели бежать в Советский Союз. Она видела как рекрутировали парней из восьмого класса местной школы, чтобы они помогали убивать евреев. Вооруженные литовцы грабили еврейские дома, до смерти избивали евреев, издевались, насиловали и убивали девочек. Они подожгли у раввина бороду, прикладывали горячий утюг к его телу и застрелили его перед общиной. Соня смогла сбежать от верной смерти.

Она прошла гетто, которое было создано по приказу моего деда, позднее она выжила в Дахау.
Гочин нашел более 100 своих родственников убитых в литовском Холокосте.
Спойлер
Наше независимое
расследование показало, что мой дед убил родственников Гочина. Мы решили объединить усилия.

В то время как на протяжении двух десятилетий я занималась исключительно своим дедом, Гочин начал движение в Литве за раскрытие множества людей, которых Музей геноцида объявил героями и которые участвовали в Холокосте. Три года назад он начал кампанию за то, чтобы убрать мемориальную доску со здания библиотеки Академии наук. Несмотря на широкое отражение в прессе и петицию подписанную 19 известными литовскими политиками, писателями и историками, правительство отказалось убрать доску. В этом месяце Гочин представил 69-страничный доклад по моему деду, обвинив правительство в сокрытии фактов Холокоста. Я пытаюсь помогать Гочину предоставив мои собственные исследования о своем деде.

Перед лицом огромного сопротивления литовского правительства, усилия по признанию его роли в Холокосте будут долгими и сложными. Души 200 тысяч евреев погребенных в литовской земле требуют такой расплаты».

https://varjag2007su.livejournal.com/2643902.html ... ce=fbsharing&utm_medium=social
Папа_Карло
Модератор + Политик года
Аватара
Сообщения: 24059
Темы: 52
С нами: 11 лет 5 месяцев

  • 1

Re: Карма Латвии - в чем она?

#1042 Марк » Сб, 21 июля 2018, 14:19

"Когда убивали евреев, вся Литва разбогатела..."
https://cont.ws/@eremin762/995622
Спойлер
Когда в 1940 СССР ввел свои войска на территорию Литвы, литовцы решили не сопротивляться. Они терпеливо смотрели, как органы НКВД-НКГБ Литовской ССР арестовывали тысячи их сограждан. В Ковенской крепости была организована тюрьма, в которой проводились допросы и казни литовцев, обвиненных в антисоветской деятельности. В предвоенный период советская администрация проводила чистки среди политических деятелей, торговцев, представителей свободных профессий и зажиточного крестьянства. Около 18 тысяч литовцев были сосланы в Коми АССР, Красноярский край и Новосибирскую область. И вот в июне 1941 пришли немцы. И только тогда — очень выгодное решение! — литовцы подняли восстание против ненавистных большевиков. Сегодня в Литве называют это восстание Июньским. Тысячи повстанцев брали под контроль стратегически важные объекты и целые города, нападали на отступающие подразделения Красной армии и убивали советских активистов. Но фактически воевать было не с кем, немцы быстро разгромили советские войска и двинулись к Ленинграду. А восставшим литовцам очень хотелось на ком-то сорвать злость за свою неспособность отстоять независимость. И тогда они начали… убивать евреев.

В Литве вышла книга Руты Ванагайте «Mūsiškiai» («Наши») — об участии литовцев в уничтожении евреев во время Холокоста. Тогда погибли около 200 тысяч человек, то есть 95% еврейского населения Литвы. Книга стала бестселлером, хотя вызвала в Литве бурю негодования - одни обвиняли автора в работе на Кремль, другие предполагали, что «работу оплатили евреи».

Литовцы так прилежно убивали евреев, что в Литву их везли для уничтожения из других стран. В убийствах добровольно участвовали даже школьники, а церковь равнодушно наблюдала за Холокостом – убийцам даже отпускали грехи. Всего в Литве уничтожили около 200 000 евреев.

Поначалу евреев в Литве убивали просто палками


Из интервью с Рутой Ванагайте:

– «Знаю, что Литва не ждала эту книгу. Поэтому и написала ее". Это – Ваши слова. Вы уже столкнулись с отрицательной реакцией?

– Мне священник Ричардас Довейка сказал, что у меня перед носом закроются двери. Я с самого начала столкнулась с отрицательной реакцией – родные сказали, что я предаю родственников и являюсь Павликом Морозовым. Несколько друзей вообще отвернулись от меня – сказали, что мне платят евреи, и я предаю Родину. Мне нужно было много смелости. Я спросила у моих детей, которым 20 и 28 лет, писать ли мне такую книгу. Они сказали, что на 120% поддерживают. Но часть друзей предупредила меня, что я останусь без читателей, которые любят меня за книги об уходе за стариками и женщинах. Я подумала – почему я должна думать о коммерции? Я вижу, что больше никто такую книгу не напишет.

– Почему Вы считаете, что больше никто не напишет? Этой темы боятся?

– До такой степени боятся, что я сталкиваюсь с абсолютной паникой от учреждений власти до сельских жителей. За полгода я встретила всего несколько человек, которые не боялись. Даже с историками в парке на лавочке приходилось встречаться... Некоторых историков я не могу цитировать – они не хотят, один сказал, что отныне не будет читать лекции на эту тему – опасно.

- Откуда этот страх? Литва с Израилем примирились, в 1995 г. президент Альгирдас Бразаускас извинился перед еврейским народом, несмотря на то, что за это его рьяно критиковали.

- С Израилем помирились, чтобы он не поднимал эту тему. За это Литва поддержит Израиль в ООН. Это политика. Даже посол Израиля, увидев в Литве Зуроффа, сказал ему – чего ты сюда ездишь, будешь людям настроение портить. Даже еврейская община не поднимает эту тему, не поднимает ни Израиль, ни Литва, а очевидцев тех событий уже практически не осталось. И денег на исследования нет. Да, Бразаускаса осудили. Думаю, позже он жалел, что так поступил. Он обещал выявить и назвать убийц, но этого не сделали. Вот в 2012 году Литовский центр исследования геноцида жителей и сопротивления составил список из 2055 человек, которые, возможно, могли участвовать в геноциде. Список был передан правительству. Где он сейчас? Я пошла к вице-канцлеру правительства и сказала, что надо что-то делать с этим списком, ведь не может же он 5 лет лежать. Мне ответили – что бы мы ни делали, евреям все мало. И лежит этот список дальше.

Рута Ванагайте


– Сколько дверей закрыли у Вас перед носом?

– Большинство людей говорили, только не соглашались фотографироваться и называть свои имена. Другие боялись – говорили, еще придут и убьют. Кто убьет? Литовцы! Они знают, что в большинстве случаев евреев конвоировали, охраняли или убивали отцы или деды соседей. Так они предают своих – соседей. Но помнят очень хорошо. Я читала протоколы об эксгумации – множество детей с неповрежденными черепами – значит, закапывали живыми. В книге есть свидетельство одного военного – отец ничком ложился в яму, прикрывая ребенка. Военного спрашивали – в кого первого стреляли – в отца или в ребенка? Ответил: "Что мы звери, что ли, стрелять в ребенка на глазах у отца?" Конечно, в отца. Ребенок ведь ничего не понимает".

– В книге жутко звучит Ваш риторический вопрос о том, сколько золотых зубов вытащили у убитых евреев, переплавили, а потом использовали для изготовления зубов жителей Йонишкелиса? Это речь шла об убийце евреев, который потом работал зубным техником. Неужели литовцы делились золотыми коронками убитых?

– Не только в Йонишкелисе, много где. Я помню, в советское время, когда лечили зубы, спрашивали – золото будет ваше или мое? Откуда у зубных техников было золото? Куда пропали все золотые коронки? Есть и еще более интересный момент. Я унаследовала от дедушки и бабушки антикварную кровать, шкаф, часы. Прочитала, что во всей Литве было около 50 000 еврейских домов, плюс синагоги, магазины, больницы. Куда пропало все это имущество? Вся Литва разбогатела. Я читала, что в Паневежисе вещи передали Драмтеатру, дому престарелых, женской гимназии, больнице, потом распродали жителям. Что не удалось продать – раздали бесплатно. Когда убили евреев, в Паневежисе было 25 000 жителей, вещей, оставшихся после убийства евреев было 80 000 - от постельного белья до чашек. Их раздали бесплатно. Значит, каждый житель бесплатно получил по несколько вещей. Моя бабушка из Паневежиса, кровать – из Паневежиса. Купила ли она ее? Не знаю. Носила ли моя мама что-то из той одежды? Все в Литве, у кого есть старинные вещи, можем задаться вопросом, откуда они взялись. Убийцам евреев обычно ничего не платили, они брали, что могли, несли продавать или выменивали на водку. Это было их вознаграждение. Вечером они возвращались домой. У некоторых были дети – с работы приходили не с пустыми руками – приносили им то одежду, то еще что-то.

Массовые расстрелы евреев в крепостных рвах Ковенской крепости


– Когда читаешь воспоминания убийц евреев, напрашивается вывод, что немцы их не заставляли убивать - они могли отказаться.

– В первую очередь, это были добровольцы – и белоповязочники, которые шли добровольцами. Некоторые утверждали, что за отказ грозили расстрелом, но есть лишь один факт – в Каунасе был расстрелян солдат, отказавшийся убивать, в долине Мицкявичюса. В особом отряде служили 8 учеников ремесленной школы – 16-17 лет. Наступил июнь, делать было нечего, они пошли поработать – им обещали вещи евреев. Лето закончилось, они ушли из отряда. Разве это насилие – сами пришли, сами ушли. В Литве говорят, что заставляли убивать, поили. Военный Ляонас Стонкус рассказал, что если видели, что у кого-то нервы не выдерживали, офицеры не заставляли стрелять, боялись как бы против них оружие не обратили. И не пили – давали после, вечером, или очень мало – боялись, чтобы командующих не постреляли. Можно сказать, что евреев убивали молодые, неграмотные и трезвые литовцы.

– На Вас будут нападать за неудобную правду и спрашивать, откуда знаете, на что опираетесь?

– В книге я не опираюсь ни на один зарубежный источник, только на то, что сказано жителями Литвы и историками. Полгода я провела в Особом архиве, читала дела, их исповеди. Кто скажет, что наших мальчиков пытали и только после этого они давали показания – это глупости, никто не говорит о пытках. Один убийца евреев жаловался на боли в плече, сделали рентген, выяснили причину, назначили массаж и парафиновые ванночки. Видно, слишком много стрелял. Во-вторых, работники НКВД были последовательными, точными, каждый рассказ убийцы евреев подтверждался еще свидетельствами 15 лиц, соратников. Совпадает каждая деталь. Все они умаляли свою вину. Когда спрашивали, сколько раз они участвовали в расстрелах, сначала не помнили, потом вспоминали какой-нибудь один расстрел, а на деле участвовал в 20 или 50. Все умаляли свою вину, поскольку не хотели сидеть. Многих НКВД после войны судил за конвоирование, а спустя 20-30 лет, когда выяснялось, что они и расстреливали, их снова арестовывали… Литовцы делали все так хорошо, что потом в Литву везли расстреливать евреев из Австрии и Франции. В IX форте расстреляли 5000 евреев из Австрии и Чехии. Сюда их везли на прививку – евреи шли в ямы с засученными рукавами в ожидании прививки. Литовцы так хорошо работали, что батальон Антанаса Импулявичюса вывезли в Беларусь – там убили 15 000 евреев. Немцы были очень довольны.

– Откуда такая прилежность? Многие говорят – литовцы страдали, оккупация сменялась оккупацией, мы не виноваты, мы страдали, нас везли в Сибирь.

– Да, это правда, но их никто не заставлял расстреливать людей. Шли добровольцы – отчасти из-за распространенного антисемитизма.

– Значит литовцы убивали евреев из ненависти? Однако, кажется, до сих пор литовцы мирно сосуществовали с евреями.

– У нас было достаточно много сторонников Вольдемараса, националистов, которые были влиятельными офицерами армии. Многие убийцы евреев - авиаторы, соратники Дарюса и Гиренаса. При Сметоне с евреями можно было хорошо ладить, но когда пришли немцы, к ним примкнули литовские националисты, и все стало очень просто. А антисемитизм – все шло из Берлина, там чувствовалась рука Геббельса, литовцы это распространяли. Первая газета временного правительства Литвы "К свободе" писала, долой евреев, их трупы - наш путь к свободе. Об этом говорили по радио, писали в газетах. Хватило двух месяцев, тогда были созданы структуры. Без одобрения со стороны правительства Литвы и без потакания Гитлеру этого не было бы – надо признать, но мы не хотим, у нас именами Казиса Шкирпы и Юозаса Амбразявичюса названы улицы и школы.

– Зурофф признал, что не осознавал, что Литва на заре независимости не способна встать лицом к лицу с прошлым – даже Франции потребовалось 50 лет, чтобы признать свою вину за прогитлеровские действия режима Виши.

– Нам потребуется 90 лет. Скоро все умрут, а поколению моих детей будет интересно, только свидетелей уже не будет. Поэтому я и общалась со свидетелями, пока они живы. Пусть эту книгу никто не читает, может ее будут читать через 10 или 15 лет. Я выполнила мой долг перед родиной, хотя она об этом и не просила. Откуда можешь знать, что в здании, где сейчас находится известная Паневежская кондитерская компания раньше действовала известная во всем мире иешива – религиозная школа. Нет никакого знака. Сюда приезжали студенты и преподаватели со всего мира. – Как Вы думаете, какой была бы Литва, если бы не уничтожила своих жителей? – Думаю, у нас было бы больше ученых, великолепных врачей. Была бы серьезным государством. Но мы хотели расовой чистоты и их зубов.

– Вы упоминали, что от Вас отреклись родственники. Участвовали ли Ваши родственники в Холокосте?

– Я не знаю. Дедушка участвовал в комиссии, составившей список из 10 евреев, а муж моей тети был командующим белоповязочников, работал в Паневежисе в охранных структурах. Я знаю, что вся полиция Паневежиса, под воздействием нацистов, участвовала в этом процессе. Я знаю, что ни один из них не жал на курок – иначе я не писала бы, мне было бы слишком тяжело…

Сегодня в Литве Ванагайте называют "путинисткой" даже чаще, чем "еврейкой". И мало кому приходит в голову, что единственный способ защититься от пропагандистских манипуляций — самим раскрыть свои темные пятна, раздать по заслугам живым и мертвым, разобраться, и таким образом лишить пропагандистов поводов для шантажа. Но об этом говорят единицы…

Источник:

"Когда убивали евреев, вся Литва разбогатела..." http://www.istpravda.ru/digest...
Марк
Сообщения: 7687
Темы: 477
С нами: 5 лет 2 месяца

  • 1

Re: Карма Латвии - в чем она?

#1043 Папа_Карло » Пт, 3 августа 2018, 8:14

Происходящее сейчас с экономикой Прибалтики более чем наглядно иллюстрирует
известную поговорку про мельницы истории, которые мелют неспешно, но неумолимо. 
Как только Россия сумела найти деньги и технические возможности по развитию портовой
инфраструктуры Ленинградской области и приложила усилия для перенаправления туда
своих внешнеторговых объемов, ранее ходивших через латвийские и литовские порты, так
вот с этого момента неумолимость тех самых мельниц начала работать против Прибалтики. 
Потребовалось всего чуть более года, чтобы количество процентов потерь транзитных
денег, наконец, начало проявляться в качестве взглядов политического руководства
Прибалтики. Они прошли фазу отрицания и агрессивного возмущения. Постепенно дело
переходит к фазе осознания.
Прежней своей важности для России Прибалтика больше не вернет никогда. Основные
объемы транспортировки грузов переориентированы на прямые маршруты из российских
портов сразу в Германию, Нидерланды, Великобританию и Францию.
Вентспилс и Клайпеда свое значение на Балтике утратили окончательно. А вместе с этим
лишилась перспектив и вся прибалтийская экономика, ставшая ненужной как для России,
так и для ЕС. Осознать это будет очень неприятно. Но за все в жизни приходится платить. А
русофобия это удовольствие крайне дорогое. Для многих - вообще разорительное. Впрочем,
свой путь они выбрали сами.
Папа_Карло
Модератор + Политик года
Аватара
Сообщения: 24059
Темы: 52
С нами: 11 лет 5 месяцев

Пред.

Вернуться в О жизни России и общества

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 7 гостей